ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
19 декабря 2014, 15:11

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
660 (340)
656 (336)
655 (335)
651 (331)
650 (330)
649 (329)
648 (328)
647 (327)
646 (326)
645 (325)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 13:17
Раздел: Экономика

Последствия присоединения Кыргызстана к Таможенному союзу остаются весьма неопределенными

Интервью с главой миссии МВФ в КР Кобой Гвенетадзе.

— Уважаемый Коба, расскажите немного о себе. Какое у вас образование, где вы работали?

— Я изучал экономику в Тбилисском государственном университете, по окончании которого работал в Национальном банке Грузии, а затем в Представительстве МВФ в Тбилиси. Затем я продолжил обучение и в 2001 году получил степень магистра экономики от Американского университета в Вашингтоне, округ Колумбия. Моей специализацией является экономическая теория развития. До поступления на работу в МВФ в 2002 году я работал в правительстве Грузии.

В МВФ я работал страновым экономистом по Азербайджану (2002-2005 годы), по четырем странам-членам Совета сотрудничества стран Персидского залива: Саудовская Аравия, Оман, Ка-тар и Бахрейн (2006-2008 годы) и постоянным представителем в Азербайджане (2008-2009 годы). В октябре 2009 года я занял должность постоянного представителя МВФ в Кыргызской Республике.

— С 7 по 21 сентября в Бишкеке с визитом находилась миссия МВФ под руководством г-на Кристиана Беддиса. Удовлетворена ли миссия договоренностями, достигнутыми с представителями официальных органов Кыргызской Республики? И если в ходе обсуждений позиции сторон совпадали или расходились по каким-либо вопросам, то каковы были эти вопросы?

— Мы действительно удовлетворены результатами недавней миссии. Мы достигли на уровне персонала договоренности с представителями официальных органов Кыргызской Республики о мерах, необходимых для завершения первого обзора программы, поддерживаемой средствами расширенного кредитного механизма (ЕКФ). Эта договоренность должна быть утверждена Исполнительным советом МВФ, который, как ожидается, рассмотрит просьбу Кыргызской Республики о завершении первого обзора в начале декабря. В конце работы миссии мы провели пресс-конференцию и выпустили пресс-релиз, который был опубликован на нашем веб-сайте как на английском, так и на русском языках.

Наши обсуждения касались различных вопросов макроэкономики, и восприятие программы официальными органами страны в качестве собственной явилось ключевым элементом нашего диалога. Мы были рады тому, что все согласованные с официальными органами целевые показатели по программе, касающиеся налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики, были выполнены по состоянию на конец июня. Также был достигнут хороший прогресс в осуществлении программы структурных реформ. У нас есть полная договоренность с официальными органами о том, что наивысшим приоритетом является восстановление макростабильности для поддержания экономического роста, движущей силой которого будет частный сектор и который будет отвечать интересам бедных. Основную роль в этом процессе будет играть бюджетная консолидация. Она также обеспечит среднесрочную устойчивость государственных финансов и долговой ситуации и поддержит усилия Национального банка Кыргызской Республики (НБКР), направленные на преодоление высокой инфляции. Кроме того, особенно важно, чтобы развитие экономики Кыргызской Республики носило прозрачный характер и отвечало принципам надлежащего управления.

— Миссия настоятельно призывает официальные органы вести тщательный монито-ринг и осуществлять эффективный контроль над ростом системно значимых банков, включая применение надзорных мер. Какие банки в Кыргызской Республике миссия относит к категории системно значимых, и для нейтрализации каких рисков она предлагает осуществлять мониторинг и контроль?

— Различие между системными и несистемными банками важно с точки зрения финансовой стабильности и эффективности надзора. Системно значимые банки — это крупные банки в сравнении с другими банками в стране с точки зрения их доли активов или депозитов во всей банковской системе. Они могут иметь более тесные связи с другими сегментами финансовой системы или выполнять функции, которые нелегко переложить на другие организации в случае их несостоятельности. К типичным рискам относятся кредитный и валютный риски, риск нехватки ликвидности и операционный риск.

Если такие банки становятся несостоятельными, это может создать серьезные риски для финансовой системы и, соответственно, для экономики в целом.

— НБКР ввел режим консервации в четырех известных банках («КыргызКредит», Инвестбанк «Иссык-Куль», «Манас» и «Акылинвестбанк»), объяснив это требованиями нашего законодательства (в случаях, когда возбуждается уголовное дело в отношении официальных лиц банка или коэффициент достаточности капитала коммерческого банка составляет менее 50% требуемого уровня, НБКР должен ввести в таком банке режим консервации и назначить временного администратора). Судьба этих банков зависит от решений суда. Тем временем миссия МВФ рекомендовала нашему правительству «оперативно завершить санацию проблемных банков посредством прозрачных и конкурентных процедур в целях укрепления финансовой системы». Как известно, консервация и санация являются совершенно разными процедурами. Существуют ли различия в подходах МВФ и НБКР к этим банкам и почему МВФ начал говорить о санации и даже санации «посредством прозрачных и конкурентных процедур»?

— Мы используем термин «санация» в более широком смысле, чем определено в кыргызском законодательстве. Согласно международной практике, существуют различные подходы к санации банков (реабилитация, банкротство и ликвидация, слияние и поглощение, разделение баланса активов и обязательств банка для создания одного потенциально жизнеспособного банка). Согласно правовым основам Кыргызской Республики, временный администратор, в числе прочих обязанностей, должен представить НБКР набор рекомендаций о том, что делать с проблемным банком, и они могут включать реструктуризацию банка путем продажи его активов и обязательств, его слияние с другим банком или его продажу. В этой связи особое значение имеет проведение санации банка посредством прозрачных и конкурентных процедур. Задача состоит в том, чтобы обеспечить законность выбранного варианта санации, его прозрачность и, в случае реализации активов, его осуществление посредством открытого и конкурентного тендера.

— Каковы преимущества и недостатки присоединения Кыргызской Республики к Та-моженному союзу (ТС)? Какова ваша позиция по этому вопросу?

— Кыргызская Республика подала заявку на вступление в Таможенный союз Беларуси, Ка-захстана и России, который начал действовать 1 июля 2010 года. Присоединение к ТС, вероятно, скажется как на внешней торговле, так и доходах бюджета. В связи с присоединением к ТС могут также возникнуть процедурные вопросы, так как Кыргызская Республика станет единственным членом ТС, являющимся одновременно членом ВТО. Поскольку обсуждение вопроса о присоеди-нении находится еще на очень раннем этапе, последствия присоединения остаются весьма неопре-деленными.

— Будет ли МВФ поддерживать развитие ипотечного кредитования или лизинга в Кыргызской Республике? Какие инструменты может использовать наша республика для решения этих задач?

— Развитие ипотечного кредитования или лизинга наиболее эффективно достигается путем обеспечения стабильной макроэкономической среды и равных условий, позволяющих финансовым организациям осуществлять эффективное посредничество при распределении дефицитных ресурсов. Кроме того, одной из ключевых ролей правительства для оказания содействия развитию экономики является создание необходимой инфраструктуры для эффективного функционирования финансового сектора. Это включает в себя создание действенной системы взыскания залога и эффективных реестров собственности, введение надлежащего регулирования рынка жилья, осуществление надежного надзора, обеспечение комплексной кредитной информации и т.д. Для развития ипотечного кредитования также потребуется дальнейшее углубление внутреннего рынка долговых инструментов и удлинение сроков погашения государственных ценных бумаг. Важно отметить, что этот процесс займет время, что необходимо для обеспечения его успеха.

— Насколько нам известно, под давлением некоторых международных финансовых организаций в Кыргызской Республике было закрыто ОсОО «Специальный фонд рефинанси-рования банков», которое предоставляло средства коммерческим банкам. Ссудный портфель Фонда уже составлял 1,855 млрд. сомов, включая 500 млн. сомов по государственному проекту «Кредиты, доступные фермерам». Что было неверно с этим Фондом, и почему он был закрыт?

— Специальный фонд рефинансирования банков  (СФРБ) был создан решением правления НБКР еще в 2009 году как
реакция на мировой финансовый кризис для поддержки ликвидности коммерческих банков и их рефинансирования. Он финансировался, главным образом, НБКР и позднее правительством. Рост экономики в этом году возобновился, и системные риски были снижены. А оказание прямой поддержки реальному сектору экономики не входит в задачи центрального банка. И, согласно закону, главной целью Национального банка Кыргызской Республики является достижение и поддержание стабильности цен путем проведения надлежащей денежно-кредитной политики для содействия экономическому росту. Но мы понимаем, что прави-тельство хочет предоставить доступные кредиты фермерам и предприятиям, пострадавшим в результате событий прошлого года. Такое финансирование может осуществляться Министерством финансов напрямую через бюджет путем перекредитования бюджетных ресурсов. Важно отметить, что при этом требуются надлежащие структуры стимулов и механизмы разделения риска, чтобы выбранные посредники отбирали только экономически жизнеспособные проекты.

— Каково отношение МВФ к идее создания Банка развития в Кыргызской Республике? Каковы, по вашему мнению, преимущества и недостатки этой идеи?

— Известны страны, которые после финансового кризиса или негативных экономических шоков создавали Банки развития (БР) с целью придать импульс росту кредитования или профинансировать определенную экономическую деятельность, для которой не удалось бы привлечь финансирование иным образом. Как было отмечено в одном из недавних исследований Всемирного банка по вопросу о БР, лишь некоторые из этих учреждений оказались эффективными в достижении поставленных перед ними целей при сохранении их финансовых позиций. БР часто создавали рыночные искажения и оказывались неплатежеспособными, что приводило к существенным издержкам для бюджета. Во многих случаях БР предлагали кредиты под более низкие процентные ставки, чем рыночные ставки, что создавало несправедливые условия конкуренции для других коммерческих банков, а также вело к вытеснению коммерческих банков и частного сектора.

Однако в исследовании также отмечаются некоторые факторы успеха, которые позволяли БР достигать первоначально поставленных целей. В частности, успешные БР имели четко определенные полномочия при ясном распределении ролей их акционеров, советов директоров и руководства и четком разделении их функций. Они использовали инновационные инструменты, чтобы адаптироваться к меняющимся обстоятельствам, и применяли передовую практику корпоративного управления. Их усилия были сконцентрированы на областях, в которых рынок был явно неэффективен и они напрямую не конкурировали с частным сектором. К успешным БР применялся тот же режим надзора и регулирования со стороны органов финансового надзора, как и ко всем другим банкам, они были высоко прозрачными и применяли надлежащие методы бухгалтерского учета и подотчетности. Учитывая неоднозначный опыт БР, при разработке предложения о создании такого учреждения правительство Кыргызской Республики должно будет тщательно изучить соответствующий международный опыт.

— Почему МВФ настаивает на обязательстве о несоздании новых внебюджетных фон-дов? В конечном итоге, если Банк развития может помочь в создании и финансировании новых предприятий, ориентированных на экспорт продукции и замещение импорта, что обеспечит не только доходы в иностранной валюте и ее экономию, но и появление новых рабочих мест, то в чем недостаток?

— Под внебюджетными фондами (ВБФ) понимаются операции сектора государственного управления, часто в рамках отдельных банковско-институциональных механизмов, которые не отражаются в годовом законе о государственном бюджете и бюджетах местных органов власти.

ВБФ могут подрывать надежность анализа и контроля над налогово-бюджетной политикой, финансовую дисциплину и прозрачность. ВБФ часто создаются, чтобы обойти неэффективность национальной бюджетной системы. Однако лучше выявить и устранить эти недостатки, нежели преодолевать их путем создания ВБФ. Как показал недавно опубликованный (на веб-сайте министерства экономики) аудит Фонда развития Кыргызской Республики, корень такой неэффективности часто кроется в проблемах управления. Упомянутые в вопросе проекты, как и другие проекты, могут столь же прозрачно осуществляться в рамках обычного бюджетного процесса.

— Какие угрозы и выгоды текущей ситуации для экономики нашей страны вы може-те назвать? Каков ваш прогноз дальнейшего развития экономической ситуации в Кыргызской Республике?

— С вхождением мировой экономики в опасную новую фазу наибольшие трудности для Кыргызской Республики на данном этапе создает возможное замедление роста глобальной экономики. Это, вероятно, приведет к сокращению спроса на экспортную продукцию Кыргызской Республики и уменьшению притока денежных переводов от работников-мигрантов. Однако сокращение глобальных темпов экономического роста также означает снижение цен на биржевые товары, что будет благоприятствовать экономике Кыргызской Республики. В то же время цены на золото, которые в основном имеют антициклическую тенденцию, вероятно, не снизятся.

Согласно нашему базисному сценарию, ожидается рост экономики Кыргызской Республики на 5,5% в 2012 году в дополнение к 7% роста в 2011 году при возможном превышении прогнозных показателей. Этот прогноз исходит из предположения дальнейшей политической стабильности и благоприятных внешних условий.

— Ранее считалось, что максимально допустимый порог долга страны составляет 80% ВВП. Кроме того, Маастрихтским договором для стран зоны евро допускался бюджетный дефицит на уровне не выше 3% ВВП. Остаются ли эти нормы применимыми сегодня, и существует ли необходимость в новых порогах?

— Не существует порога или целевого показателя дефицита, единообразно применимого ко всем странам. Оценки экономически допустимого уровня долга должны учитывать различия между странами, включая их институциональный потенциал. Кыргызская Республика имеет «средний рейтинг» по Индексу оценки экономических показателей и институциональной базы Всемирного банка. Соответствующий обусловленный политикой пороговый уровень составляет 40% для отношения приведенной стоимости долга к ВВП.

В июне мы опубликовали комплексный анализ устойчивости долговой ситуации Кыргызской Республики, который доступен на веб-сайте МВФ. Он показал, что отношение приведенной стоимости долга к ВВП в настоящее время близко к 40-процентному пороговому уровню, но не превышает его. Возможности улучшения перспектив долговой ситуации будут зависеть от продолжения обоснованной макроэкономической политики, в том числе бюджетной консолидации и осмотрительного ведения заимствования, а также обеспечения дальнейшего льготного финансирования для удовлетворения потребностей страны, связанных с развитием.

— В свете нестабильности в Европе считаете ли вы возможным банкротство стран, входящих в зону евро? Возможно ли оно в случае стран группы PIGS, в случае Италии?

— Я хотел бы предложить вам ознакомиться с последними заявлениями директора-распорядителя МВФ по этому вопросу смотрите: http://www.imf.org/external/np/tr/2011/tr092411a.htm и http://www.imf.org/external/np/tr/2011/tr092211.htm.

— Какие валюты, кроме доллара США, имеют шанс стать мировой валютой?

— Функционирование международной валютной системы связано с широким кругом вопросов, в том числе касающихся резервных валют, валютных курсов, потоков капитала и глобальной системы финансовой защиты. Это один из ключевых вопросов на повестке дня Группы 20-ти на 2011 год. И он также пользуется значительным вниманием со стороны других групп.

— После кризисов 1998 года и 2007-2008 годов в мире появилось большое число сторонников идеи закрыть МВФ из-за того, что действия Фонда далеко не всегда вели к улуч-шениям в экономике спасаемых им стран. Произошли ли какие-либо изменения в целях МВФ после недавнего кризиса в мире? Какие уроки были извлечены?

— За последние несколько лет Фонд ввел существенные изменения в свои кредитные меха-низмы, принимая во внимание потребности стран в период глобального кризиса. Эти изменения имели своей целью придать большую гибкость кредитованию со стороны Фонда наряду с упорядочением предъявляемых условий. Это помогает МВФ действенно реагировать на различные потребности государств-членов, что позволяет им преодолевать кризисы, восстанавливать доверие и возобновлять устойчивый экономический рост.

Объемы финансовой поддержки стран с низкими доходами посредством льготного кредитования со стороны МВФ выросли в четыре раза за время кризиса, достигнув почти 4 млрд. долл. США. МВФ также отменил все процентные платежи на период до конца 2011 года, после чего будет установлен более высокий постоянный уровень льготности. Кроме того, понимая отрицательное воздействие безработицы, МВФ уделяет повышенное внимание проблеме хронически высокой безработицы и призывает к принятию мер, сосредоточенных на устойчивом создании рабочих мест.

В целом МВФ играет важную роль в решении проблем, стоящих перед мировой экономикой, и проявляет готовность к изменениям и инновациям, обусловленным текущими условиями.

На английском

1. Mr. Koba Gvenetadze, tell us a little about you. What is your education and where did you get to work?

I studied economics in Tbilisi State University and after graduation worked in the National Bank of Georgia and later in the IMF local office in Tbilisi. I continued my studies and received Master’s degree in economics in 2001 from at the American University in Washington, DC, specializing in development economics. Prior to joining the IMF in 2002, I worked in the government of Georgia.

In the IMF, I worked as a desk economist for Azerbaijan (2002-05), on four countries of the Gulf Cooperation Council (Saudi Arabia, Oman, Qatar, and Bahrain) (2006-08), and as resident representative in Azerbaijan (2008-09). I took over the resident representative position in the Kyrgyz Republic in October 2009.

2. On September 7 to 21, an IMF mission led by Mr. Christian Beddies was on a visit in Bishkek. Is the mission satisfied with agreements reached with the authorities of the KR? And, if in the course of discussions parties showed a unity and disunity of positions, what specifically were they?

We are indeed satisfied with the outcome of the recent mission. We reached a staff-level agreement with the Kyrgyz authorities on measures for completion of the first review under the Extended Credit Facility (ECF) supported program. This agreement requires approval by the IMF’s Executive Board, which is expected to consider the Kyrgyz Republic’s request for completion of the first review in early December. At the end of the mission, we gave a press conference and also issued a press release which is published on our web site in both English and Russian.

Our discussions covered various macro relevant issues and program ownership by the authorities is a key element of our dialogue. We were pleased that all program targets pertaining to fiscal and monetary policies for end-June agreed with the authorities have been met and there is good progress in implementing the structural reform agenda. We are in full agreement with the authorities that the highest priority is the restoration of the macro stability to support private sector-led growth that benefits the poor. Fiscal consolidation will play a pivotal role in this endeavor. It will also ensure medium-term fiscal and debt sustainability while supporting the National Bank of the Kyrgyz Republic (NBKR) to combat high inflation. Moreover, it will be critical that the development of the Kyrgyz economy be pursued in a transparent manner, following good governance principles.

3. The mission urged the authorities to carefully monitor and exercise effective control over growth of systemic banks, including an issue of applying supervisory measures. What banks in the Kyrgyz Republic does the IMF classify as systemically important and to neutralize what exactly risks does it suggest monitoring and control?

The distinction between systemic and non-systemic banks is relevant in terms of financial stability and of supervisory efficiency. Systemic banks are large compared to other banks in terms of their share of assets or deposits in the total banking system. They may be more connected to other parts of the financial system, or they perform functions that cannot be easily replaced if they fail. Typical risks include credit, exchange rate, liquidity, and operational risks.

If such banks fail, it may create serious risks for the financial system and consequently for the economy as a whole.

4. The NBKR placed the famous four banks (“KyrgyzCredit”, “Issyk-Kul Invest Bank”, “Manas” and “Akylinvestbank”) under conservatorship and explained that by the requirements of our national legislation (should criminal cases are initiated against officials of banks or when the value of the capital adequacy ratio of a commercial bank is below 50% of the required level, the National Bank shall be bound to place it under conservatorship and appoint a conservator). Their subsequent fate depends on court decisions. Meanwhile, the IMF mission recommended that our government should “promptly complete the resolution of problem banks through transparent and competitive procedures in order to strengthen the financial system.” As is known, conservation and resolution are completely different procedures. Is there any difference in the IMF and National Bank approaches to these banks, why did the IMF start talking about the resolution, and even “through transparent and competitive procedures”?

We use “resolution” in a broader sense than it is defined in the Kyrgyz legislation. According to the international practice, there are different approaches to bank resolution (rehabilitation, bankruptcy and liquidation, merger and acquisition, splitting the bank’s balance sheet so that one potentially viable bank emerges). Under the Kyrgyz legal framework, a conservator, among other responsibilities, is also required to propose to the NBKR a set of recommendations on how to deal with the problem bank, which may also include the bank’s restructuring through the sale of its assets and liabilities, merger with another bank or its sale. Completing a bank’s resolution in a transparent and competitive manner is critical in this regard. The purpose is to ensure whatever resolution option is selected is legal, transparent, and in the case of asset disposition, is done through an open and competitive tender process.

5. What are pros and cons of joining the Customs Union by Kyrgyzstan? What is your position on this?

The Kyrgyz Republic has submitted an application to join the Belarus-Kazakhstan-Russia customs union, which became effective on July 1, 2010. Accession to the customs union is likely to affect both external trade and fiscal revenues. Accession may also raise procedural issues, since the Kyrgyz Republic would be the only member of the customs union that is also a member of the WTO. Because accession discussions are at a very early stage, the effects of accession remain highly uncertain.

6. Will the IMF support mortgage lending or leasing development in KR? What tools to implement these tasks can our republic take advantage of?

The development of mortgage lending or leasing is best achieved by providing a stable macro environment and a level playing field to enable financial institutions to intermediate scarce resources in an efficient manner. Moreover, a key developmental role the government can assume is to create the necessary infrastructure for the effective functioning of the financial sector. This includes an effective collateral recovery system, efficient property registries, appropriate housing market regulations, sound supervision, comprehensive credit information, etc.. Mortgage lending development will also require further deepening of domestic debt market and lengthening maturities of government securities. It is important to note that this process will take time, which is necessary for it to be successful.

7. As far as we know, under pressure of some international financial institutions in Kyrgyzstan, a Specialized Bank Refinancing Fund, which provided the resources to commercial banks, was closed. This Fund’s loan portfolio was already 1 billion 855 million soms, including 500 million soms under the Project of the Government “Loans Available to Farmers.” What was wrong with this fund and why was it closed?

The Special Bank Refinancing Fund (SBRF) was created by a NBKR board decision back in 2009 as a reaction to the world financial crisis to maintain liquidity of commercial banks and for their refinancing. It was funded primarily by the NBKR and later by the government. Growth of the economy resumed this year and system risks were reduced. Direct support to the real sector of the economy is not in the mandate of central banks and according to the law, the primary goal of the National Bank of the Kyrgyz Republic is to achieve and maintain stability of prices by way of implementing appropriate monetary policy to promote economic growth. However, we understand that the government wants to provide affordable loans to farmers and to the businesses that suffered from the last year’s events. Such financing can be conducted by the Ministry of Finance directly through the budget by on-lending budgeted resources. It is important to note that appropriate incentive structures and risk sharing arrangements have to be in place to ensure that the chosen intermediaries only select economically viable projects.

8. What is the attitude of the IMF towards the idea of establishing the Development Bank (DB) in the KR? What pros and cons do you see in this idea?

There are countries that created DBs after the financial crisis or adverse economic shocks to the economy to jumpstart credit growth or finance certain economic activities that otherwise would not attract financing. As a recent World Bank study on DBs noted, only some of these institutions have proved effective in achieving their objectives while preserving their financial position. DBs often created market distortions and ended up being insolvent, which has resulted in substantial costs to the budget. In many cases DBs offered loans with lower-than-market interest rates that put other commercial banks in unfair competition and led to crowding-out of the commercial banks and the private sector.

But the study also notes some success factors that enabled DBs to achieve their intended objectives. In particular, successful DBs had a well-defined mandate and clear roles of its shareholders, the board of directors, and management, with clear separation of their functions. They used innovative instruments to adapt to evolving circumstances and adopted best corporate governance practices. Their focus was in areas where there was a clear market failure and they did not directly compete with the private sector. Successful DBs were supervised and regulated as any other bank by the financial supervision authority and they employed high transparency and adequate accountability practices. In light of the mixed experience with DBs, the Kyrgyz government should carefully consider the international experience when designing a proposal to set up such an institution.

9. Why does the IMF insist on a commitment not to create new extra-budgetary funds? After all, if the Development Bank can help create and finance new export-oriented and import-substituting enterprises, which will not only yield and save foreign exchange, but also create new jobs, then what is the minus?

Extra budgetary funds (EBFs) refer to general government transactions, often with separate banking and institutional arrangements that are not included in the annual state budget law and local government budgets. EBFs can potentially undermine the soundness of fiscal policy analysis and control, fiscal discipline, and transparency. EBFs often exist to bypass the failures of national budget systems. However, it is better to identify and eliminate these shortcomings rather than trying to address them by establishing an EBF. As the recently published audit of the Kyrgyz Development

Fund (on the website of the Ministry of Economy) has shown, governance issues are often the root cause for their failure. Similar to other projects, the projects mentioned in the question could also be implemented transparently through the regular budget process.

10. What threats and benefits of the current situation could you mention for the economy of our country? What is your forecast of further development of the economic situation in Kyrgyzstan?

As the world economy enters a dangerous new phase the biggest challenge at this stage for the Kyrgyz Republic is the potential slowdown of the global economy. This will likely reduce demand for the Kyrgyz exports and decrease remittance inflows.. However, decline in the global economic growth also implies lower commodity prices, which will benefit the Kyrgyz economy. At the same time, gold prices, which have been largely countercyclical, are likely not to decline.

Under our baseline scenario, the Kyrgyz economy is expected to expand by 5.5 percent during 2012 on top of 7 percent growth in 2011, with risks tilted towards upside. This projection rests on the assumptions of continued political stability and a supportive external environment.

11. Previously it was thought that the maximum allowable level of debt for the country is a threshold of 80% of GDP. In addition, the Maastricht Treaty for countries in the Euro zone the budget deficit was allowed at the level of no more than 3% of GDP. Are these standards relevant today and is there any need to establish new bars?

There is no threshold or deficit target that applies universally across all countries. Differences across countries, including with regard to institutional capacity, need to be taken into account in order to make an assessment of debt sustainability. The Kyrgyz Republic is assessed by the World Bank to be a “medium performer” on the Country Performance and Institutional Assessment Index. As such, the relevant policy-dependant threshold is 40 percent for the present value of debt-to GDP-ratio.

In June, we published a complete debt sustainability analysis of the Kyrgyz Republic that is available on the IMF’s website. It indicated that the present value of debt-to-GDP is currently close to, but below the 40 percent threshold. Improvement of the debt outlook will depend on maintaining sound macroeconomic policies, including fiscal consolidation and prudent borrowing, as well as ensuring continued concessional financing to support the country’s large development needs.

12. In light of instability in Europe do you think bankruptcy of countries in the Euro zone possible? Is it possible for the countries of the PIGS group, for Italy?

I would like to refer you to the latest statements by the IMF Managing Director on the issue. See: http://www.imf.org/external/np/tr/2011/tr092411a.htm and http://www.imf.org/external/np/tr/2011/tr092211.htm

13. Which currencies, except the US dollar, have a chance to become a world currency?

The international monetary system relates to a wide range of issues, including reserve currencies, exchange rates, capital flows, and the global financial safety net. It is one of the key items on the G-20’s work agenda for 2011, and has also garnered significant interest from other groups.

14. After the 1998 and 2007-2008 crises in the world there emerged many supporters of the issue to close the IMF due to the fact that actions of the Fund were far from having always led to improvements in economies of rescued countries. Has the IMF mission undergo changes after the recent crises in the world? What lessons were learnt?

Over the last few years the Fund introduced significant changes in its lending facilities taking into account the needs of the countries in time of global crisis. The changes were aimed at giving more flexibility in Fund lending along with streamlined conditionality. This is helping the IMF respond effectively to the various needs of members, thus enabling them to weather the crisis, restore the confidence, and return to sustainable growth.

Financial support to low-income countries through IMF concessional lending quadrupled during the crisis to almost US$4 billion. The IMF also cancelled all interest payments through the end of 2011, with permanently higher concessionality thereafter. In addition, realizing the adverse impact of unemployment, the IMF is paying increasing attention to the problem of persistently high unemployment and has called for policies to focus on sustainable job creation.

All in all, the IMF has played an important role in dealing with the challenges facing the world economy and showed the readiness for changes and innovation called by current environment.

Б. Марипов

27 октября 2011 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
13:08 // Общество
КЫРГЫЗСТАН БУДУЩЕГО: ПРЕДЕЛЫ «ПОЛИТИКИ»
13:03 // Общество
Семь раз отмерь и один раз отрежь
13:02 // Общество
Чувство стиля от «Независимой Леди»…
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2014 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей