ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
14 декабря 2018, 18:33

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
815 (495)
814 (494)
813 (493)
812 (492)
811 (491)
810 (490)
809 (489)
808 (488)
807 (487)
806 (486)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 12:26
Раздел: Интервью

Чинара ЭСЕНГУЛ: «Главой государства может стать тот, кого поддержат в национальном масштабе»

Для беседы по актуальным вопросам мы пригласили независимого эксперта и политолога Чинару ЭСЕНГУЛ.

– Есть мнение о том, что кыргызы по своему менталитету неспособны на компромисс и ответственность. Вы согласны с этим?

– Я с этим не согласна. Кыргызам, как кочевому народу, свойственна адаптивность. Наше сознание очень гибкое. В современном мире, в эпоху глобализации и миграции кыргызов можно встретить в любой части Земли. Кыргызы очень быстро изучают местные языки, находят общий язык с местным населением.

Не могу согласиться и с тем, что кыргызы не способны на компромисс. Наш народ столетиями сосуществует, соседствует с различными этносами. Народы как «плюс» и «минус»: несмотря на то, что разные, живут, дополняя друг друга. Народы ладят, живут в мире, и это происходит столетиями.

Если привести в пример межэтнический конфликт, имевший место в 2010 году, – то эти события стали результатом политико-экономических игр. Тогда ведь, по сути, случилось столкновение интересов различных групп: криминальных, политических и других. Каждый хотел в своих интересах использовать политический вакуум того периода.

Менталитет важен, но в 21 веке еще важнее – способность воспитать в детях не национальную самоидентификацию, а чувство «я гражданин Кыргызстана». Нашей стране еще далеко до такого результатае, но постепенно мы придем к этому, если будем прилагать искренние усилия.

Мы, кыргызы, также способны к компромиссу и ответственности за мир и безопасность, как и другие народы.

– Сейчас наступает пора смены руководителей центральноазиатских стран. Уходят выходцы советской номенклатуры, придут новые люди. Скажите, как может повлиять смена поколений на внешние векторы этих стран? Быть может, есть у вас прогнозы?

– На самом деле внешняя политика не сильно зависит от того, кто и какое поколение стоит у руля. Направление векторов того или иного государства зависит от процессов, происходящих на глобальном уровне мировой политики. Мы вынуждены реагировать и ставить свои акценты.

Возможно, ожидать стоит того, что с уходом советской номенклатуры пророссийских настроений в странах может стать меньше. Сильных изменений в направлении векторов я не ожидаю.

– Кыргызстан всегда отличался среди центральноазиатских стран своей многовекторностью. На ваш взгляд, не пора ли нам быть более избирательными и уже определиться в своих приоритетах внешней политики?

– Многовекторность свойственна практически всем странам. Многовекторность это ведь неплохо, она лишь указывает на количество векторов, направлений. Но то, как государства балансируют и каково качество деятельности по этим векторам, способность балансировать между ними – это и есть суть внешней политики многовекторности. Многовекторность в каждой стране региона проявляется по-разному. К примеру, Туркменистан провозгласил «позитивный нейтралитет», что фактически означает, что Туркменистан имеет нейтральную позицию по многим региональным и глобальным вопросам. Кыргызстан же активно сотрудничает со всеми. Это можно увидеть по количеству консульств и посольств. К примеру, почти в каждой арабской стране есть наши посольства, хотя можно было бы ограничиться лишь несколькими ключевыми посольствами, ведь на содержание представительств тратятся огромные бюджетные средства. Необходимо учесть, что нашему государству лишь 25 лет, и требовать за первые 10 лет выстроить грамотную, хорошую внешнюю политику очень трудно, но мы стараемся вкладываться в наши отношения, строить их на равноправных началах.

Есть мнение, что наша страна пророссийская. Я с этим мнением не согласна и отмечу, что это лишь внешне. Если посмотреть на количество визитов, подписанных соглашений, природу вопросов, лежавших в основе переговоров, то можно увидеть диверсифицированность.

Внешняя политика у Узбекистана также особенная. Страна строит дружественные взаимоотношения со всеми: с Россией, с Америкой, с Китаем, но только на условиях Узбекистана. Если что-то не понравилось, то страна выходит из соглашений и договоренностей.

Рассмотрим Казахстан, который также называют пророссийским. Если присмотреться к сотрудничеству Казахстана с НАТО, с Евросоюзом, то можно увидеть, что эта страна не настолько пророссийская, как показывают большинство СМИ.

– На мой взгляд, натянутые отношения между отдельными чиновниками и различными политическими силами отвлекают всю страну от более масштабных проблем. Сейчас ситуация в Сирии изменилась. Теперь те, кто там воевал, возвращаются в свои дома. Какие сложности, проблемы стоят перед Кыргызстаном в вопросе безопасности? 

– Что касается Сирии, то, по официальным данным, туда уехало около 850-900 человек. Из них 24% женщины. Дети интересны ИГИЛу как будущие солдаты, которых они могут воспитать под себя. Когда игиловцы вербовали людей из разных частей света, в том числе из Центральной Азии, они делали акцент именно на женщин, потому что подразумевался вместе с ней ребенок.

Есть данные о том, что где-то 10% уже погибло. Тем, кто пытается вернуться, понимая, что они были обмануты, очень тяжело. Дезертировать можно, но сложно.

Боюсь, что даже если некоторым удастся вырваться и попытаться убежать, то на границе с Турцией их встретят новые сложности. Ведь у Турции сейчас ухудшаются отношения с Европой.

Предположим, они смогли вернуться, ведь они наши граждане. Тогда отечественные силовые структуры должны будут наблюдать за образом жизни и поведением вернувшихся. Тем более что обмен информацией между силовыми структурами достаточно хорошо налажен, и они смогут знать заранее о передвижении наших граждан.

Но в чем трудность? Ведь внешне мы не увидим, что в том или ином человеке изменилось сознание и он стал религиозным экстремистом. Очень трудно отличить умеренного мусульманина от экстремиста. Мы лишь постфактум понимаем, что человек был экстремистом или террористом.

А предотвращение требует огромных человеческих ресурсов, особенно психологов и теологов. Необходимы специалисты, которые могли бы при беседе определять принадлежность к течениям и так далее. Было бы неплохо, если бы имамы мечетей проводили беседы и переубеждали таких людей. Такой кропотливой и масштабной работой никто не занимается. Нет ресурсов.

Если вернувшиеся люди останутся при первоначальном мировоззрении и будут сожалеть о том, что им не удалось построить халифат, то это, конечно, очень серьезная проблема.

– Среди экспертов есть информация о том, что возможные угрозы дестабилизации со стороны исламских фундаменталистов и экстремистов распространяются с подачи России, поэтому ей необходим контроль над Центральной Азией. Как вы относитесь к такой версии?

– Я с этим не согласна. Как раз-таки те, кто против России, этим и занимаются. Если обратиться к истории вопроса возникновения и зарождения исламского фундаментализма – Аль-Каида, Талибан, ИГИЛ, то разве они возникли в России? Ведь войну исламскому терроризму объявили США после трагедии 11 сентября 2001 года. На уровне ООН был принят документ, призывающий все государства бороться с терроризмом. США вторглись в Ирак и Афганистан для искоренения «зла». Разве все это начала Россия?

К примеру, бедный и несчастный Афганистан с древней культурой. Его все время пытаются разделить и воспользоваться его ресурсами. Когда Советская власть решила, что Афганистан должен стать социалистическим государством, капиталистический мир был не согласен. Запад начал поддерживать местных – моджахедов.

Десятилетняя война в Афганистане истощила СССР, и через два года страна разваливается. Фактически Запад заманил Союз в Афганистан для того, чтобы империя начала ослабевать.

Не исключено, что Россия может подыгрывать и усиливать ситуацию в своих интересах. Но все-таки всем этим управляют, на мой взгляд, силы, настроенные против России.

– В заключение самый актуальный вопрос, касающийся внутренней политики. По вашему мнению кто является вероятным кандидатом на пост номер один?

– С позиции наименее пока испорченной репутации и хорошим опытом работы среди всех кандидатов можно рассматривать Омурбека Бабанова. Народ увидел уровень Ташиева, Келдибекова, Мадумарова и других. Но этих кандидатов могут поддержать их земляки. А главой может стать тот, кого поддержат в национальном масштабе.

Но если говорить с точки зрения государства и его интересов, то кандидатура Бабанова слабеет, ведь он в большей степени бизнесмен. К примеру, за что все не любят Трампа? Ведь уметь, пусть даже хорошо уметь, делать деньги, это не значит уметь управлять государством. Логично, что бизнесмен будет госуправление рассматривать как бизнес. Конечно, не исключаю, что может появится «темная лошадка».

Беседовала
Чынара ЖУМАКАДЫР

6 апреля 2017 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
12:29 // Общество
Алымкадыр Бейшеналиев, Айтбюбю Саткеева и Кубат Ниязбеков стали лауреатами премии имени И. Ахунбаева
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2018 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей