ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
19 ноября 2018, 22:12

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
811 (491)
810 (490)
809 (489)
808 (488)
807 (487)
806 (486)
805 (485)
804 (484)
803 (483)
802 (482)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 15:54
Раздел: Политика

Сергей МИХЕЕВ: «Киргизская элита играет. Мы всё знаем, и для нас это не новость. Пока в Кремле считают, что на это можно смотреть сквозь пальцы»

Интервью с политологом Сергеем МИХЕЕВЫМ (Россия, Москва).

– Сергей Александрович, какой вам видится политическая обстановка вокруг Киргизии накануне выборов главы государства?

– В связи с действием радикальных группировок всё усложняется, как в прилегающих к региону районах, так и в самой Центральной Азии. Мне не кажется, что у Киргизии есть возможность взять и уйти в свободное плавание. Военно-политическая обстановка в регионе становится более напряжённой. Поэтому смена внешнеполитического вектора для страны может оказаться очень губительной. В одиночку справляться с этими вызовами Киргизия не сможет. Это констатация факта. Кроме всего прочего, сколько бы ни говорили критики в адрес евразийской интеграции, она всё равно даёт свои положительные плоды, просто данный процесс носит долгосрочный характер. Я полагаю, предпосылок для смены внешнеполитических ориентиров после выборов не видно, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Как не видно и альтернатив для этого.

– Может ли Китай с его финансовыми возможностями выступить альтернативой?

– Китай может и готов, но у него нет политических проектов, которые бы шли вслед за экономическими. Всё что нужно китайцам, – так это распространить своё экономическое влияние. Какого-то регионального или глобального проекта у Китая пока нет. Внешнеполитические устремления Китая практически совпадают с установками российской внешней политики. Поэтому здесь не получится играть на разнице потенциалов, потому что её нет. Если разница между Западом и Россией очевидна, то разница между Китаем и Россией не столь очевидна. По большому счёту наши интересы совпадают, что неоднократно декларировалось на встрече лидеров двух держав. И это такой долгосрочный тренд на десятилетия. Поэтому играть в подобную игру в Центральной Азии никому не удастся. Помимо сего, у китайского и российского руководств очень хорошие контакты. Портить отношения с Россией из-за переориентации какой-то местной элиты ни Пекин, ни Москва не будут. Россия понимает, зачем ей нужен Китай, а Китай понимает надобность России. Есть общность взглядов на вопросы глобального и регионального характера. Зачем это разменивать на какую-то игру, например, в Киргизии или в Казахстане, совершенно непонятно. Если кто-то задумал такую игру в Киргизии, то надо трезво оценивать геополитические реалии. Да, по каким-то проектам мы можем входить в состояние конкуренции, но они в первую очередь экономические, а не политические или военно-политические.

– То есть из ваших рассуждений следует, что Китай готов уже отказаться от своих политических амбиций и ограничиться работой в экономической плоскости?

– Да, именно так. Более того, когда говорят о политических амбициях Китая, то кто может их артикулировать? Китайцы заходят в экономику, они предлагают дешёвые кредиты, скупают какие-то активы, и это всё понятно. Китай пытается двигать проект «Великий шёлковый путь», но в чём конкретно выражаются политические амбиции Китая? Или он пытается навязывать какие-то политические договоры странам экономического сотрудничества? Пытается ли он втянуть страны ЦА в военное сотрудничество? Пытается ли Поднебесная создавать собственные региональные объединения? Пытается ли он влиять на местные выборы? Нет. Тогда в чём заключаются политические амбиции Китая? Они, наверное, у него есть, но пока мы не видим их в проектном выражении. Конечно, ситуация не везде такая ровная, но если смотреть на неё в целом, то есть определённый баланс. Волнует ли Россию проект «Великий шёлковый путь» как политический проект? Пока, честно говоря, он волнует нас не сильно, потому что в него вовлечена сама Россия. Без участия и согласия России названный проект реализован быть не может. Китайцы часто вкладывают туда, куда не вкладывает Россия, и это проблема российского бизнеса, который не хочет рисковать своими средствами в регионе постсоветской Средней Азии. В 1991 году мы всё бросили, и это была стратегическая ошибка. Поэтому китайцы подбирают то, что бросили некогда мы.

– Вы исключаете вероятность того, что Китай может в обозримом будущем начать формирование политических групп в ЦА, ориентированных на сотрудничество с ним?

– А под какой проект? Я думаю, в самих странах ЦА это вызовет сопротивление. В принципе мы даже готовы посмотреть на такой процесс со стороны. Население стран центрально-азиатского региона, выбирая между Россией и Китаем, предпочтёт российское присутствие, так как оно более свободное. Россия предоставляет широкую свободу действий местным элитам в сфере внешней политики и прочем. Может ли когда-нибудь случиться то, о чём вы спросили? Наверное, может. Но пока я предпосылок таких не вижу. Если китайцы начнут участвовать, например, в выборах, то, во-первых, им будет трудно оставаться незамеченными. К тому же всё, что Китай хочет получить, он и так получает. Видите ли, ценой вопроса будет столкновение с Россией. А для чего всё это надо? Пока потенциальный ущерб выше потенциальной прибыли, китайцы ничего делать не станут. Что получит Китай в случае осложнения отношений с Россией – здесь можно выстроить чёткую градацию серьёзных вещей. У Китая практически нет союзов, и в принципе Китай одинок. Отношения с Россией Поднебесной важны, и поэтому вряд ли они станут их разменивать на сомнительную игру в Центральной Азии.

– Недавно все ленты информагентств растиражировали новость о том, что нашёлся инвестор на строительство ГЭС в лице чешской компании. Правда, потом всплыли какие-то неприятные вещи, и пресса их с таким же успехом распространила. Но соглашение, насколько я понимаю, уже парафировано. Если вы помните, то «РусГидро» должна была строить этот каскад. А далее скандал, денонсация и всё прочее…

– Киргизская элита играет. Мы всё знаем, и для нас это не новость. Пока в Кремле считают, что на это можно смотреть сквозь пальцы. С другой стороны, там очень длинная история, и к «РусГидро» тоже есть определённые претензии, которые раньше озвучивались. Если чехи хотят что-то достраивать, то пожалуйста. Это не тот уровень игры, который может иметь глобальные последствия.

– А разве контроль над стоком вод столь маловажен?

– Это ясно. Ну, а что, если бы «РусГидро» строила объекты, то ситуация была бы иная?

– Тогда Россия могла бы получить рычаги влияния и контроля над определёнными процессами.

– Не думаю, что у чехов будут хоть какие-то рычаги влияния, даже если они всё достроят. Они могут вложить деньги, но кто ими будет управлять?

– Речь идёт об упущенной выгоде…

– Выгоду упустила «РусГидро». Позиция России, к сожалению, не всегда достаточно эффективна. Наш бизнес, сказать честно, не желает шевелиться даже в России. Он начинает двигаться только в случае очевидной прибыли или когда его заставляют. Это недостатки российской внешнеэкономической политики, и они существуют. Никто не идеализирует. Понимаем ли мы двойную игру киргизских элит? Пониманием. Вот такая ситуация, которая является следствием того поражения, которое мы потерпели в 90-е годы. Поэтому имеем то, что имеем. Россию вытягивает большой масштаб и глубина исторического проекта.

– Совсем немного времени осталось до выборов главы государства. Уже видны контуры. От партии власти идёт действующий премьер.

– Да, кто-то должен стать главой государства. По совокупности шансов, наверное, всё-таки С. Жеенбеков. Хотя рейтинги кандидатов разняться.

– Может ли сам А. Атамбаев пойти на пост премьера с формулировкой «народ призвал и попросил»?

– Закон ему позволяет, наверное, может.

– А значит текущая ситуация будет просто пролонгирована?

– Схема не новая, она применялась в разных странах постсоветского пространства. Где-то такая рокировка сопровождалась изменением Конституции, а где-то нет. Изменение Конституции делается для подстраховки, и у вас её поменяли. Что касается кандидатур, то определённые вопросы есть ко всем из них. Но, я уверен, мы найдём общий язык с любым. Существуют объективные причины, по которым общий язык придётся находить любому. Все кандидаты регулярно бывали в Москве и просили здесь аудиенцию.

– «Кто бы ни победил, он всё равно придёт к нам» – такой подход?

– Кто бы ни победил, мы всё равно найдём общий язык. Я не утверждаю, что такой подход является идеальным, но он один из возможных. Мы имеем дело не с идеальной ситуацией, а с реальными процессами. Брать процесс в ручное управление было бы рискованно. «Других писателей у меня для вас нет», – говорил И. Сталин. Поэтому такая ситуация.

– Так, может, вы и не ищите других писателей?

– Это тоже так, и здесь есть ряд порочных подходов, в том числе и в российской внешней политике. Других не ищут, а ждут тех, кто придёт. А кто придёт? Придёт тот, кто поднял деньги, а это уже само по себе накладывает отпечаток на личность человека и способы действия. Ещё раз говорю, я не испытываю никаких иллюзий в отношении российской внешней политики, так как слишком хорошо знаком с ней в разных деталях.

Беседовал Эрик ИСРАИЛОВ

27 июля 2017 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
КомментироватьВсего 1 комментарий
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2018 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей