ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
23 мая 2018, 16:58

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
794 (474)
793 (473)
792 (472)
№ 791 (791)
12 апреля
790 (470)
789 (469)
788 (468)
787 (467)
786 (466)
785 (465)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 10:27
Раздел: Общество

Шагал, политический художник, оспариваемый Малевичем и «преданный» Лисицким

Прежде чем стать всемирно известным художником волшебных и поэтических сцен, Марк Шагал был задействован как политический художник на службе русской революции. Это событие, в котором участвовали также другие художники, состоялось в родном городе Шагала Витебске между 1918 и 1922 годами. Выставка «Шагал, Лисицкий, Малевич. Русский авангард в Витебске» открылась в среду, 28 марта, в Центре Жоржа Помпиду, Париж. В экспозиции представлены 250 работ, подаренные музеями со всего мира. Она блестяще воссоздает экстраординарную драматургию с ее единством действия, времени и места, которая завораживает зрителя и до сегодняшнего дня.

Погружение в русский авангард начинается традиционным способом. Одна из первых картин на выставке показывает ангела-хранителя, который парит над счастливыми мужчиной и женщиной, одетой в свадебное платье. Эта картина была создана в послереволюционные годы. После женитьбы на Белле Розенфельд и рождения дочери Иды художник находился в своеобразной творческой эйфории. Кроме того, в 1918 году Шагал, как и все евреи, наконец был признан полноправным гражданином России. «Это счастье отражено в его картинах, демонстрирующих обнимающиеся пары, жениха и невесту, Беллу и Шагала, летящих над Витебском... – говорит куратор выставки Анджела Лампе. – Это вдохновение окончательно подтолкнуло Шагала работать для общества, которое в то время только что зарождалось».

ШАГАЛ И ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ ИСКУССТВА

Ноябрь 1918 года. После памятного пребывания в Париже Шагала назначают куратором в Витебск, в его родной город, где он решил создать популярную школу искусства. Художник, вдохновленный идеалами русской революции, верный большевистским ценностям, всем сердцем, как ребенок, был привязан к этому заведению, стараясь провести демократизацию искусства, открыв его рабочему классу. «Это был действительно свободный, эмансипированный проект, открытый (бесплатный) для всех, особенно для пролетарских классов, которые не имели доступа к художественному образованию или искусству. По этой причине Шагал включил в план проекта также создание музея современного искусства. Он хотел представить искусство новым и разным аудиториям».

ВИТЕБСК, ЛАБОРАТОРИЯ РЕВОЛЮЦИИ

В итоге, небольшой провинциальный город, расположенный в современной Белоруссии, стал лабораторией революции и нового искусства. Так как каждый художник интерпретировал революцию по-своему, при этом используя свой стиль, необходимо было определить смысл революционного искусства. «С весны 1919 года, с момента открытия школы, в Витебске было много споров вокруг вопроса: что такое революционное искусство? Или искусство левых? Или искусство пролетариев? Иван Пуни, один из первых учителей школы, защищал футуризм, абстрактное искусство. Для Малевича революционное искусство было супрематизмом [с его символической работой «Черный квадрат на белом фоне» (1915 г.), примечание редактора], то есть искусством еще более радикальным и нигилистичным. Что касается Шагала, то для него стиль не был важен, он мог быть образным или абстрактным. Для него было важно только отношение художника к искусству. Он требовал пролетарского, революционного отношения к искусству, поэтому необходимо было открыть искусство, которое должно было быть боевым, и найти свою революцию в себе».

На выставке поэтический Шагал уступает место политическому Шагалу, готовому поставить себя на службу революции через школьные и музейные проекты. Он даже был готов временно отказаться от своей индивидуальной художественной работы. «Шагал, работая в школе, страдал от того, что у него не было времени на работу в его мастерской. Он изо всех сил пытался организовать работу в школе, найти материалы и управлять конфликтами. Он был готов пожертвовать частью своей работы, оставить свой индивидуализм и свой статус художника для того, чтобы оставить свой след в великой революции».

МАЛЕВИЧ ПОБЕЖДАЕТ

По иронии истории многие из его учеников считали, что Шагал был плохим учителем, который давал слишком много свободы своим ученикам. Эта открытость затем стала для него роковой. Шагалу не удалось защитить свою художественную точку зрения в школе. Постепенно радикальная абстракция супрематизма охватила художественные убеждения Шагала и стала эстетической парадигмой Народной школы искусств. Первым монохромом современной живописи считался сдвиг, вызванный его другом детства Лисицким, который встал на сторону Малевича, основателя художественного движения супрематизма и создателя знаменитой картины «Белый квадрат на белом фоне» (1918 г.).

«Именно Лисицкий приводит Малевича в школу, «предав» впоследствии Шагала, оставив свой образный стиль. Лисицкий, архитектор по образованию, был важной фигурой. Малевич «приказал» ему подумать об архитектурном супрематизме, который вписывается в город, чтобы покорить мир. У Лисицкого было ноу-хау для реализации, самоучка Малевич этого не имел».

Шагал, проигнорированный своими сверстниками и оставленный учениками, решил в 1920 году оставить свои задумки, покинуть школу и поселиться в Москве. В этот период знаменитый художник все еще рисовал картины в супремистском стиле, например, изображая яростную когорту актеров, музыкантов и акробатов, танцующих на абстрактном фоне, утерев нос своим недоброжелателям. «Шагал, как губка, поглощает различные влияния, но в конце он делает что-то очень индивидуальное. Это показывает, что он один из величайших художников двадцатого века».

ГОРОД «СУПРЕМАТИСТОВ»

Тем временем супрематисты используют искусство и город, чтобы привнести революцию в жизнь общества. В феврале 1920 года учителя и ученики школы собираются в коллектив Уновичей («утвердители нового в искусстве»), каждый член которого на рукаве куртки носит вышитый черный квадрат. Вместе они проецировали свои идеи на образование, строительство и архитектуру, подвергая дизайну даже посуду и трамваи. «Некоторое время они были успешными, – говорит Анджела Лампе. – Им удалось превратить провинциальный город в «супрематический» город. Эта революционная утопия материализовалась в Витебске. За несколько месяцев в городе произошел настоящий сплав искусства и жизни, что и сделало это рискованное предприятие и школу уникальными».

Однако в 1922 году все закончилось. Гражданская война в России подходила к концу, а радикализм абстрактного искусства становился неудобным. Власти сократили затраты на обучение в школе, большевики хотели ввести в определенные рамки и инструментализировать творческий акт. Между тем художники должны были видеть все по-другому. В это время Малевич продолжал развивать идею супрематизма в Петрограде, а Лисицкий переехал в Берлин, чтобы усовершенствовать свою идею активизировать зрителя через Проун (проект для подтверждения нового в искусстве) – картины или инсталляции, которые отказываются от смысла, предопределенного во время чтения или просмотра...

ВИТЕБСК И СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО

Дух того времени странным образом походит на события в Париже в мае 1968 года. Как и в мае 60-х на улице, художники с определенной идеей в искусстве осаждали общественное пространство, требовали изменений в обществе, где также были лозунги, открытые семинары... Но самое актуальное и удивительное наследие этого русского авангарда лежит в другом месте», – говорит Анджела Лампе. «Да, в этих проектах есть большой современный резонанс. Фактически, первые реакции показывают, что современные художники очень заинтересованы в том, что произошло в Витебске. Но я не думаю, что из-за этого можно говорить, что есть прямая связь с событиями мая 1968 года, потому что в то время это было не так хорошо известно. Конечно, идеи путешествуют, но эта выставка является первой подобного масштаба, посвященная этому событию в Витебске. Эта школа действительно стала актуальной, потому что в ней задействована коллективная работа художников, которые не подписывают свои работы и остаются анонимными. Сегодня это очень современная практика. Например, как это сделал нью-йоркский коллектив DIS на последнем биеннале в Берлине. Художники работают вместе, при этом не подписывают произведения. Поэтому я считаю, что художественная школа в Витебске была футуристичной, прогрессивной».

Перевела
Жылдыз САКИШЕВА

12 апреля 2018г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2018 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей