ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
22 апреля 2019, 19:57

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
830 (510)
829 (509)
828 (508)
827 (507)
826 (506)
825 (505)
824 (504)
823 (503)
822 (502)
821 (501)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 11:34
Раздел: Интервью

Мы живем в самой прекрасной стране мира…

Интервью с Эмилем Шукуровым, профессором, заслуженным деятелем науки КР.

– Эмиль Джапарович, недавно на законодательном уровне шли споры о необходимости введения закона на запрет производства бензина стандарта ниже класса К 4-5. Как независимый эколог что вы можете сказать об этом?

– Этот вопрос решается таким образом. Если наши законодатели считают, что можно получать прибыль за счет причинения вреда здоровью граждан, то они могут защищать точку зрения, что нельзя вводить ограничения на те горючие вещества, которые превышают пределы допустимых норм, которые обеспечивают защиту населения от заболеваний, связанных с загрязнением воздуха. Но само отсутствие такого рода ограничений и запретов на вредные марки горючего является уже индикатором того, чьи интересы защищают наши депутаты. И, в принципе, если они не примут законы, которые помогали бы поддерживать благоприятное состояние окружающей среды, то они должны уйти со своих постов. Их вообще нельзя будет даже близко подпускать к органам управления. Однако мы сплошь и рядом имеем такую ситуацию, что те люди, которые занимаются бизнесом, стремятся к власти не столько для того, чтобы защищать интересы граждан, но продвигать свой бизнес. С этим необходимо жестко бороться. Надо поставить условие, чтобы люди шли во власть исключительно для того, чтобы работать в интересах граждан. В прежние времена в Кыргызстане чем меньше было должностное лицо, тем больше оно имело прав владеть собственностью. Например, если выбирали хана, то он был на содержании народа, а его собственность передавалась под управление специально назначенных людей на все время ханствования.

– Закона еще нет. Но, согласно концепции экологической безопасности, необходимо отказаться от тех проектов, хозяйственная деятельность которых может наносить вред окружающей среде. Экологи учитывали это, выступали против производства и продажи некачественного дешевого бензина?

– Да, выступали. Два года назад были такие выступления, когда поднимали вопрос о том, что нужно не только ввести запрет на использование дешевых видов топлива, но и восстановить нормы, а также соответствующие проверки на состояние двигателей и транспорта. Сейчас у нас все дороги заполнены автомобилями, которые выброшены на помойку в других странах.

– Упразднили даже проверку состояния двигателя! В связи с этим ухудшение качества воздуха видится не только по причине использования некачественного бензина, а и потому, что машины не соответствуют современным санитарно-техническим параметрам транспорта. К тому же их количество в столице превышает установленные нормы. Возникает вопрос: насколько такая точка зрения является правильной, можно ли оправдывать одно другим?

– Конечно, это вообще некорректная постановка. К нам такие «развалюхи» идут, которые ничего, кроме вредных газов, не приносят. Им, собственно говоря, даже хороший бензин не поможет. Чтобы мы дышали по данному нам праву свежим воздухом, считаю, необходимо, с одной стороны, сократить количество транспорта, который отслужил свой срок. С другой стороны, ввести ограничение по времени его использования. Например, запретить использовать машины, срок службы которых окончился лет десять назад. У нас таких ограничений не осталось. Может быть, они будут послабее, чем те, которые были на Западе, но все же должны быть.

– У нас есть нормативно-правовые акты, регулирующие ввоз и эксплуатацию старых машин. Какие существуют требования к качеству топлива и ГСМ?

– Нормативно-правовые акты очень сильно изменены в худшую сторону. У нас многие ограничения сняты, и это надо восстанавливать. Качество горючего и качество двигателей – и то и другое должно быть поставлено под строжайший контроль. Должны действовать достаточно жесткие ограничения, чтобы двигатели, которые не соответствуют требованиям, вообще не применяли.

– Соответствующие организации в первую очередь, по идее, должны были защищать экологию от вредного воздействия некачественного топлива. Но вместо этого все идет своим чередом. Только некоторые депутаты выказывают недовольство тем, что бизнес, который ведется против жизни и здоровья граждан, побеждает…

– А потому что это опять-таки бизнес. Когда допускают ввоз машин, отслуживших свой срок, то ссылаются опять же на интересы населения. На самом деле это ничтожная часть населения. Если брать все население, то получается, что из-за интересов десятков людей сотни тысяч граждан подвергаются опасным заболеваниям, сокращающим их жизнь.

– Да, увеличилось число различных болезней, связанных с загрязнением воздуха. Люди начинают чаще болеть и покупают лекарства. Получается, что бизнес по производству дешевого бензина, по завозу старых машин, а также торговля продукцией фармкомпаний – это порочный круг?

– Да, это порочный круг.

– В каких странах на законодательном уровне запретили использование некачественного бензина? Каковы результаты этой практики?

– Наши ближайшие соседи не используют некачественный бензин. Результаты значительно улучшились. Например, в Санкт-Петербурге воздух чище, чем в Бишкеке.

– Много обсуждают работу завода «Джунда», который вырабатывает дешевый бензин. Люди, живущие возле предприятия, жаловались на то, что страдают от его деятельности. Была ли проведена экологическая экспертиза, перед тем как открывать этот завод, выслушали ли мнение экологов?

– В этом деле самое главное то, что Китай не подписал никаких международных соглашений по экологически безопасным технологиям и товарам. Например, они продают огромное количество игрушек, которые у нас свободно продают, а они зачастую сделаны из такой пластмассы и покрашены в такие краски, которые опасны для здоровья детей. Об этом говорили наши экологи, тем не менее законодатели и бизнесмены, которые навариваются на этом, продолжают этим заниматься. Продают различного рода строительные материалы и красящие вещества, средства для борьбы с вредителями и химические удобрения китайского производства, которые чрезвычайно опасны для человека и окружающей среды. Производство горючих веществ на заводе не соответствует международным требованиям и стандартам, которые существовали в то время, и которые существуют сейчас. Это целая цепь нарушений, но, по-видимому, те, кто дает разрешение, тоже в деле. Суждения экологов по поводу открытия завода были самые разнообразные. Но есть группа «экспертов» от экологии, которые поддерживали и давали положительные заключения. Они не были заинтересованы в том, чтобы заботиться об окружающей среде и о человеке. Они работали исключительно для того, чтобы получить вознаграждение.

– В отличие от Китая, Кыргызстан подписал много международных соглашений, но на практике нарушает их. А что происходит сейчас? Проводится ли какая-нибудь работа? Экологи высказывают свое мнение? Проводят ли круглые столы?

– За последнее время экологи этим почти не занимаются. Одно время занимались, когда были лаборатории и гранты. Но это дело никак не было поддержано, пришлось прекратить или сильно сократить эту деятельность. Также были некоторые мероприятия, но они были довольно ограниченными. Достаточно полноценных мероприятий по обсуждению и решению этих вопросов практически не было.

– Кстати, недавно на заводе произошел пожар, и то, что он продолжает работать, – доказательство ваших слов. По этому поводу экологи что-нибудь предпринимали? Было ли необходимо штрафовать виновников?

– Конечно. Но, к сожалению, активность независимых экологов в этой сфере очень низкая, а официальные экологи предпочитают не обращать внимания. Независимые экологи могут работать на гранты. Но в последнее время международные экологические фонды все более и более становятся донорами официальных структур или поддерживают проекты канцелярской направленности. Посмотрел, описал, отчитался. Получил грант. И совершенно не обязательно, чтобы что-то изменилось к лучшему.

– Между тем Конституция защищает интересы не только бизнеса, но и здоровье граждан. А на самом деле получается, что не соблюдается баланс, не работают демократические принципы в принятии решений. Поддерживая интересы только предпринимателей, государство нарушает права простых граждан на защиту жизни и здоровья…

– Да. И те органы, которые должны этим заниматься по своему положению, например, то же Агентство по охране окружающей среды и лесному хозяйству, в общем-то, закрывают на это глаза. Между тем они говорят, что ничего там не нарушается. Каких-то данных альтернативных исследований нет. То есть на самом деле они идут, так сказать, на поводу у тех предпринимателей, которые этим занимаются.

– Что нужно сделать и как поменять систему, чтобы к мнению экологов, в частности тех, которые говорят правду, прислушивались?

– Я думаю, что для этого должна быть создана система независимой экологической экспертизы, которая финансировалась бы не случайным образом, а на постоянной основе. Сейчас независимые экологи работают на гранты, получаемые извне, но их добиться довольно сложно. Складывается хаотичная и неустойчивая ситуация. И если государственными органами не будет создана независимая экспертиза и не будет альтернативных исследований, то мы не сможем выйти из этой ситуации. Если этим занимаются «эксперты», которых покупают, то никогда объективной информации мы не получим. А люди, принимающие решения, получают формальную поддержку, так как зависимые экологи предоставляют только те данные, которые устраивают заказчиков.

– Власти заявляют, что Кыргызстан является привлекательной для туризма страной и что развитие туристической отрасли – один из основных экономических приоритетов. Однако проводимая экологическая политика показывает, что в будущем страна может потерять такой имидж. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Это результат того, что побеждает бизнес. А бизнес – это конкуренция. Если кто-то будет успешен в поддержке туризма, тем самым он будет отнимать деньги у тех, кто успешен в торговле некачественным бензином и никуда не годным транспортом. Потому что на таком транспорте никакие туристы ездить не будут. У нас нет ограничения использования государственных каналов для поддержки частного бизнеса. И многие идут в органы государственного управления только для того, чтобы делать бизнес. Необходимо запретить всем, кто находится во власти (исполнительной и законодательной) заниматься бизнесом. И более того, чтобы близкие родственники тоже не занимались бизнесом. А у нас получается, что органы власти используются не для того, чтобы обеспечивать население должными условиями существования, а для того, чтобы использовать население – даже во вред ему – для своего бизнеса.

– Основная зона загрязнения воздуха находится в Бишкеке. А как же обстоит дело с состоянием воздуха в Иссык-Кульской области? Использование дешевого бензина и большой поток авто как-то влияют на биосферу нашей «жемчужины»?

– Да, безусловно, влияет. В Иссык-Кульскую котловину въезжает летом большое количество машин. Значительная часть отдыхающих едет в пляжные зоны на автомобилях, а это приводит к загрязнению побережья нефтепродуктами. Это неизбежное следствие того, что автомобиль находится в пляжной зоне. Раньше следили за порядком, а сейчас автомобилисты практически свободно могут въезжать и ставить свой транспорт в непосредственно прилегающих к озеру местах. Кстати, индикатором чистоты воды являются лягушки. В прибрежной зоне их количество за два десятка лет уменьшилось в 400 раз. Раньше по Иссык-Кулю можно было слышать пение жаб, а сейчас мертвая тишина. Это говорит о прогрессирующем загрязнении территории транспортными потоками, некачественным горючим и самим транспортом. (Тех же лягушек ловят и продают китайцам на южном берегу. На севере этот промысел менее развит, тем не менее их вылавливают в огромном количестве). Еще одним источником загрязнения являются многочисленные заправки вдоль побережья. Из котловины ничего не вытекает, и вся грязь в конечном счете попадает в озеро. Это очень важно понимать! Кроме того, сейчас запретили перевозить грузы по озеру, ссылаясь на заботу о чистоте воды. Но раньше были пассажирские и грузовые перевозки, например, от Балыкчи до Каракола. На самом деле водный транспорт приносит окружающей среде в десятки раз меньше загрязнений, чем наземные перевозки. Из-за того, что ликвидировали перевозки по озеру, прибрежные зоны загазованы автотранспортом. В общем, из-за использования дешевого бензина, пластиковых упаковок, а также стиральных порошков в пансионатах, где нет очистных сооружений, Иссык-Куль перестал быть живой экосистемой. Он еще кое-как держится только из-за своего очень большого объема.

– Фестиваль Всемирных игр кочевников закончился. Присутствие большого количества людей на мероприятии, в частности в урочище «Кырчин», повлияет на окружающую среду?

– В принципе, такие массовые мероприятия оказывают негативное влияние на окружающую среду, но незначительное, поскольку это точечное и временное воздействие на Прииссыккулье. Я считаю, что нужно бороться с тем, что происходит постоянно и ежедневно на побережье. Однако есть некоторая опасность в том, что юрты были размещены вдоль рек, где расположены еловые леса. Между тем кочевники свои юрты на берегу никогда не ставили, так как горные реки могут неожиданно выйти из берегов. Теперь делают все как придется. Вы, наверное, видели популярные картины наших художников, на которых изображены юрты, стоящие на берегу реки между елей, а рядом пасутся лошади. За такие сюжеты художников надо штрафовать, потому что это – разрушение живой природы и несоблюдение заветов наших предков.

– Цель фестиваля – не только отражать быт, но и пропагандировать мировоззрение кочевников, которые жили в гармонии с природой. В этой связи во время игр были показаны фильмы на экологическую тему. Как вы можете охарактеризовать соотношение цели фестиваля и того, как государство на самом деле относится к окружающей среде?

– Кочевничество – путь, на котором многие народы мира находили гармонию с природой, гармонию в отношениях между людьми. Именно это должно стать основной идеей таких фестивалей, как Игры кочевников. И на них нужно знакомить людей с примерами бережного, почтительного отношения к живой природе, примерами сохранения ее в целости и сохранности.

К сожалению, фестиваль ограничивается разрозненными мероприятиями, интересными, зрелищными, но не соединенными в целостное видение людей и природы в их гармоничном взаимодействии. Правительство должно к каждому фестивалю готовить демонстрационные участки – целые речные долины, в которых разумное применение выработанных веками традиций выпаса позволяло сохранять всё великолепие и разнообразие живой природы.

– В завершение беседы, как эколог, что бы вы хотели пожелать стране?

– Мы живем в самой прекрасной стране мира. Если бы мы вели себя должным образом с экологической точки зрения, то действительно она была бы самой чистой, самой великолепной, привлекательной страной мира. Я желаю, чтобы мы не просто это понимали, но и сделали все возможное, чтобы не загрязнять, не разрушать наши леса, чтобы пастбища были восстановлены, чтобы все реки стали чистыми, и чтобы мы стали здоровыми и счастливыми.

Беседовала
Жылдыз САКИШЕВА

20 сентября 2018 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
11:38 // Общество
Гражданское расследование: будут ли проверять Атамбаева?
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2019 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей