ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
26 августа 2019, 01:54

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
841 (521)
840 (520)
839 (519)
838 (518)
837 (517)
836 (516)
835 (515)
834 (514)
833 (513)
832 (512)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 10:41
Раздел: Политика

Таалатбек МАСАДЫКОВ: «О будущем страны и народа перестали думать вообще! Госчиновники практически всех уровней власти стали думать только о своих личных интересах»

Интервью с общественным деятелем Таалатбеком МАСАДЫКОВЫМ.

– Таалатбек Шамудинович, как вы оцениваете текущую политическую ситуацию в стране?

– Политическая ситуация в нашей республике достаточно сложная. Прошёл год с момента президентских выборов. Но внутриполитическая атмосфера в стране накалилась практически до предела. Что это значит? Ведь новый президент был ставленником бывшего президента КР. Это ошибка экс-президента? Или же это закономерный процесс, так как в обществе было много нерешённых проблем в различных сферах? И мы постепенно пришли к такой плачевной ситуации. Или же к власти всё-таки приходят совершенно неподготовленные «государственники», если их таковыми можно назвать? То есть много вопросов, которыми задаются эксперты и политологи не только в нашей стране. Такими же вопросами задаются и государственные чиновники соседних стран нашего региона. Поэтому в какой результат выльется текущая политическая напряжённость, пока никто не знает. Также под вопросом остаётся и то, насколько поддаётся контролю данный процесс. Наш госаппарат, начиная примерно с 2000 года, стал серьёзно деградировать, где-то лет за пять до смены президента А. Акаева; а вслед за ним и все общество. И на протяжении всего этого времени у нас становится всё хуже и хуже. Об этом можно говорить совершенно уверенно, и это очевидно, что бы ни говорили наши бывшие президенты. Да, у нас в стране появились новые и дорогие особняки, очень дорогие автомобили. Но это касается только маленькой и ограниченной части населения, которая каким-то образом имеет отношение к дележу «государственного пирога», то есть это те люди, которые являются членами семьи или родственниками тех, кто у власти, или те, кто смог наладить бизнес-отношения с представителями власти и являются активными участниками коррупционных схем. А иначе как можно заработать такие серьёзные деньги у нас в стране, зная её экономику? Только нелегально! Я не стану вдаваться в подробности и поднимать другие злободневные общественные и социальные вопросы. Поэтому, что нас ждёт впереди – вопрос отдельный. Скажу честно, ранее я не совсем хорошо знал всё происходящее в стране, так как долгое время прожил за пределами республики. Но последние четыре года я живу в Кыргызстане, регулярно посещаю регионы. Так вот то, о чём говорит народ, и то, что твердят государственные чиновники через свои отдельные подконтрольные СМИ, – это диаметрально противоположные вещи!

– В последнее время в прессе очень часто звучат полярные оценки политической каденции А. Атамбаева. Была ли эпоха А. Атамбаева положительной для страны с исторической точки зрения?

– Каждое общество имеет свою историческую спираль развития, со всем плохим и хорошим. Мне кажется, что наше общество, как я уже говорил, начиная примерно с 2000-х годов, стало деградировать. Государство и общество в порыве демократической эйфории жили экспериментируя, что и привело к появлению политических лидеров; которые не совсем понимают или вообще не понимают, какими последствиями для общества может всё обернуться, когда государственной машиной управляют непрофессионалы. Не хочу навешивать ярлыки на личности и пытаюсь говорить дипломатично, но такие процессы имеют место быть. Слишком далеко зашли эксперименты. Если в каких-то обществах в результате конкурентной борьбы к власти приходят люди, понимающие, какой ответственности требует управление страной, то у нас почему-то, начиная с 2000-х годов, начали приходить люди, которые вообще и понятия не имеют о государственном мышлении. О будущем страны и народа перестали думать вообще! Госчиновники практически всех уровней власти стали думать только о своих личных интересах. Вот всё так и идёт по накатанной вниз. Поэтому А. Атамбаев продукт своего времени. Он пришёл, шесть лет правил. Он считает, что сделал большие и великие дела.

– Но это только в его собственном понимании…

– Да, так как очень много людей во власти, включая его окружение, и простые кыргызстанцы не согласны с ним. И если посмотреть на результаты его деятельности практически во всех сферах, то они совсем другие – откровенно плачевные. Поэтому история и общество оценят, кто прав, а кто виноват. Ошибок у него было более чем предостаточно, особенно к концу правления. Негативного больше, чем положительного.

– Прошёл, как вы отметили, первый год правления нового главы государства. Какими итогами он ознаменован?

– Единственное, что он сделал – объявил «беспощадную борьбу с коррупцией». Достигнутый результат на сегодняшний день – это заключение под стражу госчиновников такого уровня, которых до сих пор никто не арестовывал и даже в мыслях не мог представить это. И это ВСЁ, чем характеризуется первый год правления нового президента. Каков будет результат борьбы с коррупцией? Я не уверен, что результат такой борьбы будет вообще. Видите ли, борьба с коррупцией предполагает в первую очередь уничтожение существующих коррупционных схем. Я регулярно беседую с отдельными работниками различных государственных ведомств, в том числе и с представителями силовых структур и могу сказать, что на данный момент все коррупционные схемы, работавшие и раньше при всех президентах, продолжают работать и сегодня. Поменялись только лишь фигуры, претворяющие и контролирующие эти схемы. Сегодня точно так же в государственную казну не попадают миллиарды сомов, уходя по карманам государственных чиновников и депутатов. Во всём остальном пока у нового президента Жээнбекова результатов никаких нет. В экономике вообще отсутствуют какие-либо результаты, ни в плане притока инвестиций, ни по другим экономическим показателям. Инвесторы в нашу страну не придут, независимо от того, сколько бы конференций ни проводили. Подавляющее большинство бизнесменов, включая наших, прекрасно понимают, насколько нестабильная в стране ситуация, насколько коррумпирована государственная машина и что нет никаких гарантий защиты инвестиций. Мне доводилось лично беседовать со многими иностранными инвесторами. Так вот самое парадоксальное, наши госчиновники открыто говорят инвесторам, что последние должны сначала заинтересовать их лично, а уж только потом они помогут им инвестировать средства. Такой картины, наверное, нигде в мире нет! Но у нас зато есть. Поэтому легальный бизнес уходит из Кыргызстана. Следовательно, сейчас говорить о результатах деятельности нового главы государства не приходится, просто пока не о чем.

– Заключили под стражу тех, кто раньше вообще был непоколебим, как вы сказали. Но вот произошла ли смена политической формации в нашем обществе?

– Нет. Существует группа приближённых к экс-президенту лиц и аналогичная группа лиц, приближённых к новому президенту. Те, кто по каким-то признакам представлял угрозу политической линии нового главы государства, оказались сегодня за решёткой. Пока нет вынесенных решений судебных инстанций. Если людей посадили и знают, за какие деяния, то уже должны были быть решения судов. Ведь в масштабах нашей маленькой страны, когда расследуют такие дела, как по ТЭЦ, Историческому музею и другие, то при желании достаточно двух-трёх месяцев. Но этого не происходит, что наталкивает на мысль о каком-то вялотекущем торге между окружением нового руководителя и теми, кто заключён под стражу, с целью поиска обоюдно приемлемых решений. Пять-шесть месяцев более чем достаточно, и судебные процессы надо было начинать и уже принять решения. Если ничего подобного нет, то значит нет и состава преступлений? Тогда их просто надо выпускать на свободу. Поэтому, мне кажется, смены политической формации не произошло. Только в отдельных звеньях испорченной и коррумпированной государственной системы люди поменялись, и на этом всё. К примеру, работу правительства оценили как неудовлетворительную, и оно ушло в отставку. Сколько министров поменяли после этого в составе кабмина? Меньше половины или половину, остальные все остались. А те новые члены правительства, кто пришли, ведь тоже работали на вторых или третьих позициях в бывшем правительстве. То есть получается, что президент объявил борьбу с коррупцией, но новые и старые члены правительства, работая раньше, ничего не делали и не сделали для уничтожения коррупционных схем, а некоторые из них были активными участниками этих схем. А значит никакой смены политической формации не произошло, а произошла простая рокировка.

– Как раз одним из постулатов политики президента стала бескомпромиссная борьба с коррупцией…

– Как я ранее сказал, никаких результатов пока нет. И если вы спрашиваете, будут ли они, то сегодня я уже сильно сомневаюсь. Скорее всего, результатов никаких не будет. Все коррупционные схемы, работающие десятилетиями в наших госстуктурах, связаны с чиновниками и депутатами. Вот собирались недавно бывшие премьеры и другие должностные лица. Среди них было много уважаемых в нашем обществе людей. Но ведь если говорить откровенно, то больше половины присутствующих на встрече с президентом Жээнбековым и грабили нашу страну на протяжении десятилетий.

– Да, согласен.

– А меньшая половина в лучшем случае просто молча наблюдала, как грабят страну, или же принимала косвенное участие в этом процессе. То есть тем самым они тоже являются участниками процесса демонтажа нашей республики во всех отношениях. По форме вроде все боролись с коррупцией, начиная с Акаева, Бакиева, Атамбаева…

– Но у меня такое ощущение, что коррупция росла прямо пропорционально темпам такой борьбы.

– Да, уровень коррупции только увеличивался. Коррупция становится уже неуправляемым явлением. В обществе выросло целое поколение, которое принимает коррупцию как нормальное явление. Конечно, решить подобную задачу нелегко, но её нужно решать. То, что сделано за год, – не решение проблемы. Требуется кардинальная смена всей структуры государственной власти. Должны произойти системные изменения, а не менять одного на другого; нужно провести люстрацию скомпрометировавших себя чиновников; надо повышать уровень профессионализма госслужащих; государственные должности должны прекратить продавать. Поэтому сейчас я уже очень сильно сомневаюсь, что результаты борьбы с коррупцией будут. А значит нас ждут ещё более тяжёлые времена…

– В последнее время довольно часто раздаются критические замечания в адрес кабмина и лично главы правительства. Насколько оправдана подобная критика?

– Я лично премьера не знаю. Но на сегодняшний день правительство никаких результатов работы не показало. Значит объективно можно сказать, что результаты деятельности кабмина пока отрицательные. То есть и критика справедлива. В то же время при нынешней системе и любой другой премьер вряд ли даст результаты, либо ему будет крайне сложно. За все годы независимости в стране сменилось порядка тридцати премьеров, и вот кого-нибудь из них привлекли к ответственности? Никого. Многие из бывших премьеров принесли стране много вреда... Не хотел бы переходить на личности, так как они сами всё прекрасно понимают. Поэтому в ближайшее время не жду положительных изменений в жизни страны, если мы будем идти такими же темпами, какими шли последние годы и идём сейчас.   

– Как внешняя политика выстраивается новым руководством республики?

– Экс-президент испортил личные отношения с Нурсултаном Назарбаевым. А вот личные отношения президента РК с президентом Жээнбековым улучшились. Но при этом нет улучшения в экономических и торговых показателях. У меня много друзей госчиновников в том же Казахстане. Если говорить откровенно, то они ни в какие серьёзные отношения с КР не вступают. Сегодня рапортуют об улучшении межгосударственных отношений с Узбекистаном. Но это не результат работы экс-президента или нового президента КР. Просто пришедшее на смену руководство Узбекистана изменило внешнеполитические подходы, поэтому отношения с КР и другими странами региона тоже улучшились. С Россией отношения являются традиционными. Но, судя по сдержанным комментариям российских высших чиновников, они тоже не понимают, что происходит у нас. С Таджикистаном и Туркменистаном у нас практически нет ничего. Что касается Китая, то это великая держава с огромными ресурсами. И кто бы ни был в руководстве нашей страны, Китай все равно будет проводить свою политику экономического экспансионизма. Вообще в теории международных отношений маленьким государствам не рекомендуется вступать в серьёзные финансовые взаимоотношения или, точнее, брать большие кредиты у крупного государства, граничащего с маленькой страной. Рано или поздно долги придётся погашать. Поэтому в данном контексте всё, что делал экс-президент и делает действующий, я считаю не совсем правильным. К таким вещам надо подходить более взвешенно и продуманно. Да, кредитные средства необходимы, но надо понимать, у кого их можно брать, на каких условиях и под какие цели. Таким образом, на текущий момент весомых результатов на внешнеполитическом треке я не вижу. Да, есть зарубежные поездки в разные страны. В нормальном государстве тщательно прорабатывается каждая поездка главы государства или правительства. Первые лица не должны просто так посещать зарубежные страны, только чтобы представиться и пожать руку. Слишком дорогое это удовольствие. Любая поездка должна сопровождаться подписанием соглашений, договоров с реальным экономическим, военным, техническим эффектом.

– Ваши прогнозы на кратко— и среднесрочную перспективу?

– Мы в самом начале упомянули внутриполитическую напряжённость. Так вот она должна найти выход. И выход, скорее всего, произойдёт в скором времени. Действующий президент прекрасно понимает, что ситуация крайне сложная. И руководству страны надо быстро и кардинально менять саму структуру государства. У нас есть два пути развития. Первый – мы всех чиновников прощаем со всем наворованным и начинаем жить с чистого листа, но без их участия в управлении государством. Но это теория, которую сложно реализовать. Второй вариант только один – жёстко начать люстрацию и борьбу с коррупцией с ближайшего окружения, причём кто бы там ни был – брат, сват или родственник. Привлекать к ответственности надо всех, поэтапно возвращая украденные деньги, и не миллионами сомов. У нас рапортуют, что на спецсчёт поступили несколько миллионов сомов. Что такое эти несколько миллионов сомов, когда при этом воруют сотнями миллионов долларов?! Существует и масса международных рычагов по возврату государственных финансовых средств, нелегально выведенных из-за рубежа. Можно было начать квалифицированный диалог с западными финансовыми институтами, на счетах которых аккумулированы выведенные денежные средства. Надо договариваться, создавать прецедент и публично объявлять, сколько наворованных средств вернули стране. Тогда люди поймут и поверят руководителям государства. Поэтому у главы государства еще не иссякли до конца все возможности, и к этому надо подойти продумано и профессионально.

Беседовал Эрик ИСРАИЛОВ

СПРАВКА

Таалатбек Масадыков родился в 1961 году в селе Беш-Кунгей Аламединского района Чуйской области. В 1984-м окончил МГИМО, получив диплом специалиста по международным отношениям со знанием иностранных языков (английский, пушту, дари).

• 1984–1986 — проходил воинскую службу в качестве преподавателя в Военном Краснознаменном институте Министерства обороны СССР (Москва).

• 1987 — командирован в Афганистан, работал в группе советских советников при Академии наук и Министерстве по делам племен и границ Афганистана переводчиком и специалистом по вопросам племен.

• 1988–1991 — вернулся в Москву, окончил аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию на кафедре иранской филологии Института стран Азии и Африки при МГУ.

• 1992–1994 — занимался частным предпринимательством в Москве.

• 1995–1996 — заместитель генерального директора Государственного комитета по иностранным инвестициям и экономической помощи КР.

• 1997–1999 — содекан и преподаватель факультета международных отношений Международного университета Кыргызстана (МУК).

• 2000 — поступил на очное отделение Лондонской школы экономики и политических наук.

• 2002 — приглашен на работу в Организацию Объединенных Наций; работал в Афганистане, Иране, Пакистане.

• 2009–2014 — политический директор специальной политической миссии ООН в Афганистане.

• 2014 — вернулся в Кыргызстан, занимался общественной деятельностью.

Организовал общественное движение «Баатырлардын урпактары», занимающееся организацией поисков, установлением и уточнением имен кыргызстанцев — участников Великой Отечественной войны.

Имеет научные публикации в области истории, литературоведения и политической жизни Афганистана и Центральной Азии.

Женат, воспитывает двоих сыновей и дочь.

5 декабря 2018 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
КомментироватьВсего 5 комментариев
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2019 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg