ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
16 января 2019, 06:14

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
№ 818 (818)
11 января
817 (497)
816 (496)
815 (495)
814 (494)
813 (493)
812 (492)
811 (491)
810 (490)
809 (489)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 14:03
Раздел: Политика

Дмитрий Де КОШКО: «Вы видели, как премьер-министр Италии надел жёлтый жилет с целью выражения солидарности с французскими «жёлтыми жилетами»»

Интервью с общественным деятелем, журналистом Дмитрием де КОШКО (Франция, Париж).

– Дмитрий Борисович, как сегодня выглядит ситуация во Франции, особенно на фоне протестных выступлений «жёлтых жилетов»?

– Знаете, политическая реальность Франции существует в двух измерениях: политические институты и подлинная страна в лице простого народа. Народ же  несправедливо представлен в политических институтах, в чем и заключается одна из проблем. Так, на днях один из депутатов, выступая на телевидении, сказал, что за Э. Макроном, у которого 20% голосов избирателей, стоят 80% депутатов Национального собрания Франции, и такой дисбаланс не соответствует интересам стране. Восстание же «жёлтых жилетов» произошло по социальным причинам, восстал низший слой французского среднего класса. Это работающие люди различных регионов страны. Правительство Франции всё больше и больше с них просит, но меньше им даёт. То есть за эти же налоги, которые эти люди платят, они получают всё меньше социальных услуг. За последние два года правительство страны решило, что дизельные машины необходимо выводить из пользования под предлогом сохранения экологии, после того как поощряли покупку именно дизельных автомобилей. Конечно, простые люди не смогут сразу отказаться от таких машин, особенно когда уровень заработной платы реально не повышается уже лет десять, а налоги при этом постоянно растут. Таким образом, всё большее количество работающих людей не могут прожить на зарплату месяц. Дошло до того, что многие граждане, не имеющие возможности найти себе жильё, начинают жить в машинах! Это не является нормальным положением вещей, что и объясняет причины возникновения движения «жёлтых жилетов».

– Удивительно, ведь Франция всегда была социально ориентированной страной…

– Верно. Социальная политика даёт перекосы. Проблему усугубляет и миграционный вопрос, о котором не принято говорить во Франции публично, если вы не хотите получить обвинения в расизме. Так вот, мигранты, которые никогда не работали, во Франции получают определённую помощь выше той, что получают многие французы. К тому же Э. Макрон, придя к власти, уничтожил налог на богатство. Этот налог был не очень эффективный, но это весьма символично. Налог на богатство отменили, но оставили налог на недвижимость, опять-таки в основном против среднего класса. А люди, имеющие огромные капиталы, теперь освобождены от налога на богатство. У населения, таким образом, возникает недовольство такой социальной несправедливостью. Э. Макрона даже стали называть «Президентом для богачей».

– Значит протестное движение «жёлтых жилетов» имеет социальную природу?

– Да, и это не мигранты. Среди протестующих есть иммигранты, но те, которые живут во Франции лет двадцать. Они интегрированы в социум. Э. Макрон проводит политику налогового давления в отношении стариков и пенсионеров, ведь некоторые из них, которые больше всех работали, получают довольно неплохие пособия, и с них можно что-то брать. А защищаться и бастовать эти категории граждан не могут, а значит их можно грабить! Иногда я читаю в прессе, как возникшие протесты называют «цветной революцией», за которой стоит ЦРУ США. На самом деле это не так. «Жёлтые жилеты» – стихийное движение, одновременно слабое и сильное. Слабое потому, что не может выработать слаженную организацию. Они не могут требовать ничего конкретного, кроме снижения налогов на бензин, повышения заработной платы. Но они также требуют возможности проведения референдума по инициативе граждан. А это крайне важно в контексте несоответствия того же парламента интересам настоящей страны. Например, Марин Ле Пен многие считают фашисткой. На самом деле это далеко не так. Она получила примерно 34% голосов на президентских выборах. А в парламенте у неё восемь депутатов. Это уже политическая диспропорция! Тот же Меланшон получил около 20% голосов и имеет всего 25 депутатов в Национальном парламенте (У Макрона 361 депутат и 24% голосов в первом туре). Существует политическая несправедливость, и «жёлтые жилеты» высказывают это своими требованиями. Сильная же сторона «жёлтых жилетов» в том, что данная сила неорганизованная, мобилизуется посредством социальных сетей, и никто не может предвидеть, в каком месте состоится демонстрация. У них нет лидеров. Правительство выбирает репрессивные методы, арестовывая так называемого лидера, но сразу понимает, что может возникнуть искусственная провокация. Пока движение носит спонтанный характер, и никто, в том числе, например, американцы, не могут его использовать. Вообще американцы делали ставку во Франции на другие политические силы. Когда Жак Ширак отказался пойти с ними в Ирак, с тех пор США стали субсидировать разные исламистские силы молодых иммигрантов в пригородах. Так, например, Сорос субсидирует организации, разрабатывая тему дискриминации и расизма. Американцы обычно играют на исламистов, это их традиционные союзники. Здесь «жёлтые жилеты» не имеют ничего общего с исламистами, хотя среди протестующих, естественно, есть и мусульмане, и католики, и прочие. Общественное мнение Франции поддерживает «жёлтые жилеты». Политические партии не имеют на них влияния. Тот же Меланшон пробует, постоянно высказывая свою солидарность. Марин Ле Пен также их поддерживает, но довольно скромно и хитро.

– Спецслужбы Франции пытаются блокировать социальные сети с целью дезорганизации протестов?

– Это довольно трудно сделать. Некоторые сайты, аккаунты закрываются, но люди могут технически обходить запреты. Удивительно, но сами «жёлтые жилеты» называют самым объективным средством информации RT, так как другие французские СМИ пошли по линии правительства, обвиняя «жёлтые жилеты» в совершении насилия и организации беспорядков с поджогами. Так, один протестующий, бывший боксер, избил полицейского, и этот сюжет постоянно крутят во всех СМИ, демонизируя всё движение. Но это полное искажение! На самом деле в этот день было спокойно, но возникло всего лишь два инцидента, которые и были спровоцированы силами полиции. Демонстранты должны были дойти до Национальной ассамблеи, но их остановили раньше и сразу стали стрелять в протестующих слезоточивыми гранатами. Тут-то и возник инцидент с демонстрантом, избивающим полицейского. При этом теперь оказывается, что он защищал женщину, которую толкнули на землю полицейские, но это СМИ не показывали. Показательно, что во вторник, когда этот человек сам сдался полиции, в знак солидарности с ним за четыре часа в социальных сетях было собрано 120,000 евро на «фонд райзинге». Второй случай был на Елисейских полях, где активно принимали участие хулиганы из пригородов Парижа. Показывали именно их, а все обвинения пошли в адрес «жёлтых жилетов». И здесь RT сыграл хорошую роль, показав те кадры, которые не показывали другие. Как ни странно, я сам слышал положительные отзывы от представителей «жёлтых жилетов» в адрес RT за объективность освещения событий. 

– Выходит, проправительственные СМИ Франции сами искажают объективную реальность, однобоко освещая происходящие события…

– Настаивают только на насилии, которое якобы творят «жёлтые жилеты». Это, с одной стороны, свойственно прессе, так как кадры с пожарами лучше смотрятся, чем спокойные. Но это также инструкции показывать отрицательный имидж «жёлтых жилетов». Например, вместе с боксером круглые сутки показывали сгоревший автомобиль. Один только. А в новогоднюю ночь традиционно сжигают в пригородах десятки машин. Нам во «Франс-Пресс» это просто запрещали освещать, чтобы «не поощрять поджигателей». В этом и заключается несбалансированный подход в подаче информации. 

– Теперь электоральный рейтинг Э. Макрона стремительно падает?

– Он остаётся таким же. Видите ли, за него отдали голоса около 20%, а все остальные голосовали за Макрона во втором туре, чтобы голоса не пошли в пользу Марин Ле Пен.

– Какая динамика будет у протестов?

– Можно сказать одно, что в первую субботу Нового года, когда было холодно, людей на улице было больше, чем в период между Рождеством и Новым годом. В это время люди традиционно заняты покупкой подарков и подготовкой к праздникам. Что будет в следующую субботу, несмотря на угрозы правительства, не известно. Народное раздражение довольно серьёзное и в провинциях. «Жёлтые жилеты» стоят на разных перекрёстках и порой останавливают движение. Правда, несколько станций они сожгли на скоростных платных дорогах. Платные дороги – это тоже проявление несправедливости. Во-первых, они очень дорогие, а во-вторых, они были построены на деньги налогоплательщиков. В последующем их приватизировали, и теперь частные компании, пользующиеся поддержкой правительства, взимают довольно большую плату за проезд. В провинции это, конечно же, ощущается, так как людям приходится много ездить. Поэтому никто сейчас не может предсказать, по какой траектории будет развиваться ситуация. Но в обществе крайне высокий уровень социального недовольства. Надо признать, что для власти это очень трудный момент времени, как и для всей Франции в целом, так как классовый разрыв между простыми людьми и так называемыми буржуазными классами больших городов становится явным. Возможно, само движение «жёлтые жилеты» будет подавлено. Во всяком случае, власти хотят пойти на репрессии. В какой степени допустит подобный шаг общественное мнение, не знаю. Сегодня в СМИ развязана интенсивная кампания против «жёлтых жилетов». То есть против них начинают работать широким фронтом. Такие меры могут послужить оправданием для введения чрезвычайного положения в стране. События во Франции имеют большое значение не только для Франции.

– Да, так как Франция может породить «жёлтые жилеты» во всех странах мира.

– Вы видели, как премьер-министр Италии надел жёлтый жилет с целью выражения солидарности с французскими «жёлтыми жилетами». Это движение удивило всех. Никто не предвидел его появления. Появление «жёлтых жилетов» показало существующий разрыв между институтами власти и реальной жизнью страны. Я думал, что французы уже не способны на такое. Можно оперировать терминами Гумилева, назвав это пробудившейся республиканской пассионарностью французов. Каков будет итог, никто не знает.

Беседовал Эрик ИСРАИЛОВ

10 января 2019 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
13:52 // Общество
Возвращение Текебаева: Как, когда, кому и зачем?
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2019 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей