ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
21 мая 2019, 08:57

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
833 (513)
832 (512)
831 (511)
830 (510)
829 (509)
828 (508)
827 (507)
826 (506)
825 (505)
№ 824 (824)
21 февраля
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 14:31
Раздел: Общество

Знакомьтесь: Новый УПК! Часть 1. Не возбудят/не откажут

1 января 2019 года в Кыргызстане вступили в силу несколько новых кодексов и законов. В центре внимания общества на первых порах оказался Кодекс о нарушениях (особенно в части наказания за нарушения ПДД и плевки). Оно и понятно. Ведь действие этого кодекса затрагивает наиболее широкий круг лиц (автолюбители, пешеходы, автоинспекторы, милиция, органы МСУ и т.д.). Размах других кодексов «1 января» не настолько обширен. При этом влияние их изменения на жизнь отдельно взятого человека окажутся ничуть не меньшими. Сегодня мы коснёмся новшеств кодекса, с нормами которого предстоит иметь дело судьям, прокурорам, следователям, адвокатам, потерпевшим, обвиняемым. Речь идёт об Уголовно-процессуальном кодексе Кыргызской Республики…

***

Экспертная группа по разработке проекта нового Уголовно-процессуального кодекса (УПК) была создана вместе группами по проектам других кодексов распоряжением тогдашнего руководителя президентского аппарата – Данияра Нарымбаева от 1 февраля 2013 года № 24. В состав группы вошли 16 специалистов, включая представителей вузов, судов, прокуратуры, аппарата президента, МВД и НПО.

Для изучения международного опыта внедрения аналогичных (схожих по концепции) кодексов члены группы встречались со специалистами из Украины и Казахстана. Напомним, что там подобные кодексы были приняты раньше, и уже сделаны определенные выводы об их применении на практике. Характеризуя их кратко, можно сказать, что принятие данных кодексов на несколько месяцев (Украина) или пару лет (Казахстан) погрузило правоохранительные и судебные системы в хаос. После чего положительный эффект реформ становился не только ощутимым, но и полностью устойчивым.

Учитывая этот опыт, разработчики законопроектов изначально планировали установить годичный мораторий на внесение изменений в новые кодексы. Они хотели, чтобы системе дали шанс проявить себя на практике и исполнители не просили руководство сразу отменить или изменить все непривычные для них процедуры, а попробовали приспособиться к ним. Таким образом, некие затруднения и пробуксовки с новыми кодексами ожидались с самого начала. Другое дело, что на практике они усугубились плохой подготовкой исполнителей на местах, отсутствием должного информирования и пропаганды среди населения и прочими привычными особенностями нашего государственного управления…

В итоге первое впечатление общества (оперативно подхваченное и усиленное политиками, социальными сетями и журналистами) от новых кодексов было сформировано штрафом за плевки, которого в первоначальном проекте Кодекса о нарушениях вообще не было. Его в итоговый документ включили по инициативе депутата Бекешова при обсуждении проекта в парламенте. Тем не менее виртуальная тень «оплёванности» легла на все новые кодексы. В такой ситуации политиков, желающих отстаивать годичный мораторий на внесение изменений в обновлённое судебно-правовое законодательство, может просто не найтись…

***

Мой собеседник, эксперт, имя которого известно в узком кругу профессионалов, рассказал, в чём заключалась общая идея Уголовно-процессуального кодекса и какие механизмы были использованы для её реализации…

В новом УПК нет таких понятий, как «возбуждение уголовного дела», «отказ в возбуждении уголовного дела». Любое поступившее заявление регистрируется в Едином реестре преступлений и проступков (ЕРПП). Начинается досудебное производство, которое ведёт следователь, он и несёт персональную ответственность за соблюдение норм УПК вплоть до передачи дела в суд.

Раньше этому предшествовал этап доследственной проверки, после которого принималось решение о возбуждении уголовного дела либо отказе в его возбуждении. Доследственную проверку, в отличие от следствия, проводили не следователи, а оперативные сотрудники. На это им давалось от трех до десяти дней. В отличие от следователя, который проводит допрос с участием адвоката и без участия своих коллег, опрос человека на доследственной проверке могли проводить несколько оперов в отсутствие адвоката. Именно с этой стадией было связано большинство жалоб на психологическое и физическое давление, на угрозы, побои, пытки и вымогательство со стороны сотрудников правоохранительных органов. В процессе проверки могли быть нарушены как права тех лиц, в отношении которых подавалось заявление, так и права тех, кто обращался с заявлением о совершённом преступлении. На первых могли незаконно оказать давление с целью вымогательства денег, второму могли отказать в возбуждении уголовного дела.

Следует отметить, что в отличие от следователя, который по УПК обязан фиксировать на бумаге (повестка/протокол/постановление и т.д.) каждый свой шаг, опера могли вызывать человека устно – лично или по телефону. Кроме того, следователь – это должностное лицо с юридическим образованием, а оперативникам не обязательно быть юристами и знать все нормы законодательства. Опера, в отличие от следователей, не связаны требованием доказывания своих предположений и подозрений. Их задача – раскрытие преступления, тогда как задача следователя – установление истины по делу.

Эксперт: «Вот что происходит в течение трех-десяти дней с момента поступления заявления в РОВД? А происходит следующее:

Оперативные работники едут на работу или вызывают по телефону этого человека в кабинет: «Пиши заявление». Адвоката нет у этого человека, он даже не знает, а если знает, говорит: «Я хочу адвоката с собой привести, вот тогда напишу объяснительную». Оперативный работник говорит: «Дело не возбуждено еще. Какой тебе адвокат? Мы просто хотим взять у тебя объяснительную».

Вот здесь, с момента поступления заявления в РОВД до возбуждения дела, происходит весь беспредел в течение трех-десяти дней. Происходит и избиение, и давление на людей, потому что нет адвоката, нет прокурора, никого нет, оперативные работники только».

С точки зрения функций, выполняемых ими в уголовном процессе, следователь стоит выше любого оперативного сотрудника. Потому что опера только собирают информацию и доказательства, на основании которых следователь принимает то или иное решение. Он, а не они, несёт персональную ответственность за полноту проведённого расследования, за обоснованность тех или иных процессуальных мер, за обеспечение законности, за соблюдение/нарушение прав человека. Однако на практике механизм возбуждения/отказа в возбуждении уголовного дела делал следователя зависимым от других лиц. Например, ему могли позвонить «сверху» и дать задание: возбудить дело или отказать в возбуждении.

Эксперт: «Там не был никогда следователь главным. Там был всегда главный оперативный сотрудник. Опера давили на следователя, это прекрасно все знают. Вот так сделай, так сделай. Но следователь в органе дознания должен быть главным. По старому кодексу он действительно главный был, но это всё не исполнялось, потому что были шероховатости в этих статьях, потому что было постановление о возбуждении. Следователь РОВД, например, может написать поручение министру внутренних дел, и министр должен его исполнить. Потому что министр внутренних дел – это руководитель органа дознания, он – опер. Следователь может написать министру внутренних дел: поручите своим работникам, доставьте мне…».

Наконец, третий момент. В процессе расследования может выясниться, что дело подлежит прекращению по тем или иным основаниям (отсутствует состав преступления, есть обстоятельства, исключающие уголовное преследование и т.д.). Однако возникает вопрос о том, не подлежит ли следователь привлечению к ответственности за незаконное возбуждение уголовного дела (статья 321-1 старого Уголовного кодекса КР)? Таким образом, следователь фактически становился заложником им же самим принятого решения о возбуждении уголовного дела и был вынужден думать не только об установлении истины по делу, но и о последствиях для него самого.

В то же время отказ в возбуждении уголовного дела в связи с недостаточностью полученных при доследственной проверке оснований тоже мог быть использован против следователя. Например, если он отказывал возбудить дело «по звонку» или негласному указанию, то его вполне могли обвинить в незаконном отказе в возбуждении уголовного дела (статья 322 старого УК КР).

Теперь нет смысла звонить следователю по вопросу возбуждения либо отказа в возбуждении, поскольку расследование запускается в момент подачи потерпевшим заявления и его регистрации в ЕРПП. Кроме того, уходит в прошлое практика дублирования одних и тех же действий сначала операми, затем следователем. К примеру, на стадии доследственной проверки граждане давали объяснительные оперативным сотрудникам, а после возбуждения уголовного дела – снова писали или диктовали то же самое, но уже в форме следственного действия – допроса. По новому УПК – любое действие, направленное на раскрытие преступления, производится операми по поручению следователя.

С точки зрения свидетеля, такой порядок означает, что ему не придётся ходить в РОВД два раза для дачи одних и тех же пояснений/показаний. Впрочем, это экономит не только его время, но и время сотрудников правоохранительных органов. Которым не надо проводить одну и ту же работу дважды лишь для того, чтобы переименовать объяснение в показание.

Эксперт: «Оперативные сотрудники сейчас, можно сказать, ушли в подчинение следователю. Только через следователя они имеют право работать. Если следователь даст поручение на раскрытие, то после этого приступают к работе органы дознания. Вот поэтому нарекания идут. Это оперативные работники. Они говорят, как мы теперь будем раскрывать убийства? У нас теперь оперативность упала. Понимаешь, оперативный работник теперь не может приехать в организацию и сказать: дайте мне материалы. Не имеет права уже. Если следователь даст поручение, только тогда. А так они не имеют права самовольно…».

Откровенно говоря, весть о том, что в новом УПК любое поданное в правоохранительный орган заявление будет означать запуск уголовного дела, немного озадачила. Понимая, что в жизни хватает чудаков, готовых обвинить нелюбимых соседей в терроризме и заговоре с целью захвата лестничной площадки, можно было ожидать наплыва абсурдных уголовных дел. С другой стороны, хорошо, что даже такие заявления подлежат проверке. И, пожалуй, даже к лучшему, что отвечать за её организацию и результаты будут не энергичные парни спортивного телосложения, а профессиональные юристы (следователи) при участии профессиональных же юристов (адвокаты). Тем более что прежняя доследственная проверка тоже была проверкой. Только с качеством похуже и с ответственностью поменьше.

Продолжение следует…

Нурдин ДУЙШЕНБЕКОВ

21 февраля 2019 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
14:34 // Общество
«Безопасное правосудие»? (об информатизации судебных заседаний)
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2019 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей