ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
23 марта 2019, 13:18

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
826 (506)
№ 825 (825)
28 февраля
824 (504)
823 (503)
822 (502)
821 (501)
820 (500)
819 (499)
818 (498)
817 (497)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 15:40
Раздел: Общество

Знакомьтесь: Новый УПК! Часть 2. «Досудебный» судья?

Мы продолжаем знакомство с новым Уголовно-процессуальным кодексом, вступившим в силу с 1 января 2019 года. В первой части мы остановились на причинах и последствиях упразднения такого привычного и, казалось, нерушимого инструмента УПК, как возбуждение/отказ в возбуждении уголовного дела. Другим революционным новшеством нового кодекса стало введение института под названием «следственный судья»…

Логика подсказывает, что введение в судебно-правовую систему института следственного судьи вызовет более или менее временную неразбериху вследствие передела устоявшихся зон ответственности между ним и традиционными участниками уголовного процесса. Вопрос в том, какие функции и в какой мере следственный судья «отберёт» у следователя, прокурора и обычного (неследственного) судьи?

А пороха этой «ревнивой» ситуации добавит отсутствие наработанных шаблонов, научно-практических комментариев, согласованности подходов и, главное, судебной практики, на основе которой всё это могло бы возникнуть.

Можно ли ожидать, что в сложившейся ситуации каждый институт, участвующий в уголовном процессе, постарается истолковать новое законодательство в свою пользу? То есть «перетянуть одеяло» полномочий на свою сторону? Разумеется, такая вероятность есть. И, как показывает практика, выработка единообразной практики применения законов займёт отнюдь не один день…

***

Один из главных вопросов, который возникает у обывателя при знакомстве с новым УПК, заключается в том, будет ли служитель Фемиды, которого назвали «следственный судья», заниматься расследованием преступлений? В определённом смысле этим вопросом может озадачиться и сам новичок судейского корпуса. Поскольку статус судьи изначально выше, чем следователя, прокурора и, тем более, адвоката, то логика подталкивает к выводу, что в новой уголовно-процессуальной системе следственный судья станет главной фигурой на стадии следствия. Тем, вокруг кого будут суетиться, кому будут носить на подпись, давать отчёты, предоставлять информацию, с кем будут согласовывать действия и так далее…

Однако так ли это в действительности? Уголовно-процессуальный кодекс устанавливает, что следственный судья – это судья, применяющий меры, ограничивающие права и свободы подозреваемого, обвиняемого, осуществляющий судебный контроль за законностью процессуальных действий и решений уполномоченного должностного лица органа дознания, следователя, руководителя следственного подразделения, прокурора.

Не напомнило функции прокурора? Так уж ли принципиальна разница между понятиями «контроль за законностью» (следственный судья) и «надзор за законностью» (прокурор)? Но вопрос не столько в соотношении терминов. Важнее то, что следственный судья (как и следователь) участвует лишь в одной – досудебной стадии уголовного процесса. Тогда как прокурор (и адвокат) идёт по делу от начала до конца. Сначала надзирая за деятельностью следователя, а затем представляя подготовленное последним обвинительное заключение в качестве государственного обвинителя. В этом смысле прокуратура несёт ответственность за качество и полноту расследования, отсутствие которых может привести к развалу дела на стадии судебного разбирательства. Пропустив в суд «сырое дело», надзирающий орган обречёт себя на позорный провал в суде. В отличие от следователя и следственного судьи, которые в рассмотрении уголовного дела по существу, не участвуют.

***

В этом плане функция следственного судьи – это обеспечение того, чтобы шеф обвинения (прокурор) и шеф защиты (адвокат) имели в досудебной стадии равные возможности и не выходили за рамки законности. Институт следственного судьи призван приравнять статус и реальные возможности адвоката с полномочиями следователя и прокурора. По старому кодексу защитник был вынужден ходатайствовать (читай – выпрашивать) перед следователем о проведении тех или иных следственных действий. Например, адвокат мог попросить о допросе либо проведении очной ставки со свидетелем, показания которого подтвердили бы невиновность его клиента. Но какой следователь согласится приобщать к материалам дела доказательства, оправдывающие того человека, которого он обвиняет в преступлении и стремится изобличить? И даже в случае удовлетворения ходатайства следователь всегда имел возможность составить протокол допроса так, как ему выгодно (не включить или перефразировать) показания свидетеля или снять (отменить) вопросы, заданные адвокатом. Тем более что протоколы любых следственных действий оформлял именно следователь, а адвокат лишь мог давать замечания на эти протоколы.

Таким образом, равенство следователя и адвоката, обвинителя и защитника было в старом УПК скорее благим пожеланием, чем реальным механизмом. Во всяком случае, на стадии следствия. В итоге, обвиняемому оставалось надеяться на то, что пробелы следствия либо заложенный следователем обвинительный уклон будет обнаружен и исправлен в процессе рассмотрения дела в суде. Что в реальности не всегда было возможно хотя бы потому, что судья ограничен процессуальными сроками и, в отличие от следователя, не имеет под рукой готовой службы оперативников-дознавателей. Так обвиняемый в преступлении становился заложником несовершенства системы и её сохранившегося с прежних времён обвинительного уклона.

***

В Уголовно-процессуальном кодексе, вступившем в силу 1 января 2019 года, есть определение следственного судьи, но нет определения обычного судьи. Поэтому их полномочия не получится сравнить, просто сопоставив два абзаца с описанием полномочий. Разницу проще понять исходя из того, что следственный судья действует лишь на стадии досудебного производства, а обычный судья – начиная со стадии судебного разбирательства.

На практике это означает, что обычный судья освобождается от груза ответственности за всё то, что происходило или не происходило на стадии досудебного производства, то есть в период следствия. Дело в том, что на этой стадии следователь и прокурор получают от суда санкции на аресты, обыски, задержания и содержание под стражей. Именно суды рассматривают вопрос законности тех или иных действий органов следствия и дают согласие на применяемые ими меры. В этом смысле следственный судья в той или иной мере несёт ответственность за допущенные на досудебной стадии ошибки, пробелы, необоснованное ограничение или нарушение прав обвиняемого и других лиц. Проблема в том, что по старому кодексу судья, который рассматривал дело по существу, мог оказаться заложником своих же ошибок, допущенных им на стадии досудебного производства. В новом кодексе, по мнению моего собеседника, специалиста в сфере уголовного процесса, данное противоречие устранено.

Эксперт: «Всеми этими вопросами, которые я говорил, занимается сейчас следственный судья. Институт хороший, сразу говорю. Почему? Объясню. Раньше было как: идешь, следователь идет к прокурору, по старому УПК, берет согласие и ходатайствует перед судом об аресте. Суд санкционирует арест. Потом, не уложился в основной двухмесячный срок, – продлевать идет к этому судье. На третий месяц, на четвертый, на полгода этот судья продлевает арест… Два года можно к судье ходить, продлевать арест, обвиняемый сидит в СИЗО, мучается там. Потом расследование завершается, дело передается в суд и поступает к тому же судье, который санкционировал арест. А в ходе судебного заседания выясняется, что подсудимый, оказывается, не виновен. И как судья его оправдает? Кто будет отвечать за два года в СИЗО? И он не может оправдать, даже если видит. За эти два года можно посадить потом этого судью. Поэтому следственный судья – это правильно. Он занимается только санкционированием».

Иначе говоря, введя в судебную систему отдельную единицу следственного судьи, новый УПК создал для обычного судьи такие условия, которые позволяют ему начать судебное разбирательство с чистого листа. Стоя не на стороне обвинения и не на стороне защиты, а ровно между ними. Конечно, нет гарантий, что все судьи будут использовать эту возможность. Но то, что новый кодекс освободил их от разделения ответственности за действия и бездействие следователя, очевидный прогресс. Остальное – вопрос их профессионализма, квалификации и порядочности.

Окончание следует…
Нурдин ДУЙШЕНБЕКОВ

28 февраля 2019 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
15:40 // Общество
Знакомьтесь: Новый УПК! Часть 2. «Досудебный» судья?
15:36 // Общество
Обращение Уважаемый Сооронбай Шарипович!
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2019 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей