ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
20 июля 2019, 13:11

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
839 (519)
838 (518)
837 (517)
836 (516)
835 (515)
834 (514)
833 (513)
832 (512)
831 (511)
830 (510)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 12:01
Раздел: Общество

Знакомьтесь: Новый УПК! Часть 3. И прочие новшества.

Продолжение.
Начало в предыдущих
номерах газеты.

В двух частях мы постарались разобраться в том, какие изменения произойдут в работе прокуратуры, следователя и судов согласно новому Уголовно-процессуальному кодексу. Разобрались, зачем отменена стадия возбуждения или отказа в возбуждении уголовного дела. Остановились на роли, функциях и пределах полномочий следственного судьи в уголовном судопроизводстве. Сегодня мы вместе с нашим экспертом – специалистом по уголовно-процессуальному законодательству – кратко осветим некоторые другие правовые ноу-хау из 535 статей нового Кодекса.

***

Кодекс вводит такое понятие, как «депонирование показаний свидетеля и потерпевшего». Означающее (статья 5) проведение в ходе досудебного производства следственным судьей допроса свидетеля или потерпевшего по ходатайству одной из сторон с целью заблаговременного обеспечения (сохранения) судебных доказательств при наличии оснований, что в силу объективных причин впоследствии допросить их в ходе судебного разбирательства станет невозможным, либо необходимости обеспечения безопасности свидетеля или потерпевшего.

Это означает, что прокурор, адвокат либо, в исключительных случаях, следователь могут ходатайствовать перед следственным судьёй о допросе потерпевшего или важного свидетеля об известных им обстоятельствах по уголовному делу (или делу о проступке). Причём сторона, которая просит провести допрос, должна пояснить причины, по которым это, возможно, не получится сделать во время непосредственного рассмотрения дела по существу.

Эксперт: «Часто бывает, что свидетель по делу работает в России. И он говорит: «Мне надо ехать». Но он ключевой свидетель. И следователь отвечает: «Не уедешь, пока я тебя не допрошу, а потом ещё и в суд пойдешь. Не уезжай». Потому что судья может сказать, что хочет его лично допросить в судебном заседании. А где его взять, если он уехал? Бывает еще, не дай Бог, конечно, свидетели ключевые больные раком, им жить-то осталось месяц, допустим. Пока дело в суд пойдет, он умрет. Теперь его следственный судья на досудебной стадии может провести судебный допрос в суде и даже в больничной палате (если это тяжелобольной и его перевозить нельзя), с участием адвоката, прокурора, следователя. Всё, этот свидетель в суде допрошен. Проблема снимается».

Кроме того, депонирование показаний можно применить в том случае, когда потерпевший или свидетель опасаются за свою жизнь, если им придётся давать показания во время суда и в присутствии обвиняемого/обвиняемых. Например, боятся их самих и их сообщников.

А для полноты картины нужно добавить, что потерпевший и/или свидетель, допрошенные в порядке депонирования их показаний, не подлежат повторному допросу в суде при рассмотрении дела по существу. Повторный допрос допускается только в случаях, если возникнет необходимость уточнить их показания или по обстоятельствам, которые не были выяснены в ходе допроса следственным судьей в досудебном производстве (статья 201).

При этом согласно части 2 статьи 280 приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании либо получены в результате депонирования доказательств.

Нетрудно догадаться, что следователь в депонировании доказательств особо не нуждается. Потому что допросить нужного свидетеля он может и без следственного судьи. Депонирование – это козырь в руках прокурора (обвинителя) и адвоката (защитника), которым эти самые показания потерпевшего или ключевого свидетеля в будущем судебном разбирательстве могут обеспечить весомый аргумент в поддержку своей позиции. А особенно этому нововведению должны порадоваться именно адвокаты, которым теперь не придётся ждать согласия следователя или прокурора на допрос свидетелей, чьи показания оправдывают их подзащитных. Показания свидетеля может снять следственный судья и направить протокол допроса следователю для приобщения к материалам дела.

Эксперт: «Поэтому и ввели следственного судью. Чтобы уравнять права адвоката, следователя, прокурора на досудебном производстве. Раньше как было? Адвокат приходит к следователю, говорит: «Слушай, ты вот этих двоих-троих допроси, я тебе ходатайство напишу». Что такое ходатайство? Это просьба, это мольба. «Я прошу, пожалуйста, уважаемый следователь, ты троих допроси». Следователь десять дней думает, потом отписку напишет: «Не буду допрашивать». Хотя и в старом УПК было заложено равенство, они все в одном разделе были. Что такое в одном разделе? У всех права должны быть одинаковые. Значит, адвоката надо было поднять со следователем на один уровень. Да, адвокат и сейчас может ходатайствовать перед следователем. Но он может и другим путем пойти. Теперь адвокат может сказать: «Мы равные с тобой. Почему я должен у тебя просить? Пойду к следственному судье и допрошу у него».

***

Жертвой реформы УПК стали «понятые». Те, кто смотрел советские детективы, знают, что понятые – это люди, которые подтверждают соответствие тех действий, которые производились/происходили во время следственного действия (обыск, опознание и т.д.) с тем, что указано в протоколе, составленном об этом сотрудником правоохранительного органа. В новом Кодексе этих «вечно согласных» персонажей нет. Для некоторых это обстоятельство стало поводом для критики…

Эксперт: «Смотрю передачи по телевидению. «Вы представляете, – говорят, – понятых убрали! Представляете?». А кому эти понятые нужны, если всё формально происходит? Вот опознание трупа – всегда проблема. Пока до трупа дойдешь в городском морге, через столько других трупов надо пройти... Запах невозможный! Как и откуда туда понятых заманишь? Или обыски, выемки. Кто захочет своё время убивать, кому делать нечего? Поэтому, в итоге, все те же формальные люди, студенты, общественные помощники… Взять из одного органа пятнадцать дел, просто сравнить, и там увидишь одни и те же фамилии понятых. Одни и те же!».

Важным новшеством уголовного процесса стали «процессуальные соглашения», которым в Кодексе отведён целый раздел. Они бывают трёх видов:

– процессуальное соглашение о признании вины, при заключении которого обвиняемый признаёт и вину, и причинённый ущерб, не освобождается от возмещения ущерба, но получает наказание их в виде и размере, предусмотренном соглашением;

– процессуальное соглашение о сотрудничестве, при котором подозреваемый обязуется выполнить определённые обязательства в обмен на вид и размер наказания, предусмотренный соглашением, и, в случае необходимости, обеспечение государством безопасности его самого, его близких родственников, супруга или супруги;

– процессуальное соглашение о примирении сторон, при котором устанавливается размер ущерба, нанесённого преступлением или проступком, или действия, которые подозреваемый (обвиняемый) обязуется совершить в пользу потерпевшего, а также сроки возмещения этого ущерба либо совершения этих действий.

Эксперт: «К примеру, допустим, разбой с участием большой группы. Подозреваемый, который сидит в СИЗО, хочет всё рассказать. Говорит: «Вот я с этим совершил преступление. Моё участие было маленькое, я там под форточкой смотрел, не убивал. Я вам полный расклад дам, и вы их всех задержите, доказательства предоставлю, но какие гарантии вы мне дадите? Вы меня можете отпустить? Я хотя бы к семье пойду». Можно торговаться. И торговля идёт? Если он такой расклад даст, конечно, я ему должен дать гарантию… Также есть очень много дел, которые не касаются страшных каких-то преступлений. Бывает хищение. И подозреваемый предлагает: «Давайте, я поставлю залог в четыре раза больше, чем украдено [тут речь о ситуации, когда решается вопрос об избрании судом меры пресечения, не связанной с заключением под стражу – прим. Н.Д.]. Почему бы и нет? Очень много есть случаев, в которых можно применять».

Стоит отметить, что при рассмотрении процессуальных соглашений судья уже не является арбитром, присуждающим победу той или иной стороне. В данном случае он выступает как нотариус, который исследует лишь вопрос о том, были ли соблюдены при заключении этого соглашения процедуры, установленные законом, и заверяет подлинность подписей участвующих в нём сторон. Потому что при заключении процессуального соглашения уже отсутствует предмета спора. А суд – это орган, рассматривающий споры. Будь то в гражданском праве, будь то в уголовном. Если нет спора, то единственное, что может сделать суд, – это зафиксировать и оформить факт его прекращения.

***

Так получилось, что в своём обзоре, даже разбитом на три части, мы с нашим экспертом успели затронуть лишь некоторые, наиболее, на наш взгляд, интересные нововведения из Уголовно-процессуального кодекса. Но мы ещё можем вернуться к этой теме. Тем более что в конце нашей беседы он так и сказал: «Специалисты сейчас много и не расскажут. Я вот спрашиваю у прокурорских, они говорят: нужно время. Могут следователи рассказать по мелочам: здесь стыковка, там нестыковка, где они столкнулись…».

А что касается вопроса о том, не рано ли нам жить по таким кодексам, и если говорить, что для реформ пока не время, то время это никогда и не наступит. Так и ему объяснили. Так же и он – мне. И я – вам так же. А соглашаться ли с этим – решайте сами. Тем более что жить по ним всё же придётся. Поэтому и хочется понять: к чему бы это? Надеясь, что окажется к добру…

Нурдин ДУЙШЕНБЕКОВ

14 марта 2019 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
КомментироватьВсего 6 комментариев
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2019 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg