ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
23 марта 2019, 12:22

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
№ 826 (826)
14 марта
825 (505)
824 (504)
823 (503)
822 (502)
821 (501)
820 (500)
819 (499)
818 (498)
817 (497)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 12:06
Раздел: Общество

Чай – не проблема: несколько мыслей о марше 8 марта

На прошлой неделе в Кыргызстане разразился громкий скандал вокруг марша на 8 марта, который, как следует из логики событий, будет иметь не менее громкое продолжение. Для начала напомним хронологию событий.

В середине или конце февраля группа активистов, известных как «Бишкекские Феминистические Инициативы», объявила о проведении 8 марта 2019 года марша за права женщин и направила в мэрию города Бишкек соответствующее уведомление.

В объявлении на Фейсбуке было указано, что «8 Марта символизирует солидарность всех, и женщин, и мужчин, разделяющих борьбу за равные права. В этом заключается изначальный политический смысл этой даты. Продолжая идею борьбы за равноправие, выражая солидарность с женщинами всего мира, отстаивающими свои права, мы, гражданские активистки и феминистки Кыргызстана, проводим ежегодный мирный марш. …Присоединяйтесь к маршу! Приходите с мамами, сестрами, подругами и коллежанками. Каждая из вас может сделать нашу цель достижимой».

Поначалу Первомайская райгосадминистрация вынесла решение о запрете марша в связи с тем, что на территории района «планируется проведение мероприятий в честь Международного женского дня» и «проведение бессрочных мирных акций с участием большого количества людей на центральной площади, где проводят свой досуг горожане и гости столицы, вызывает беспокойство и озабоченность граждан, не участвующих в собраниях, вызывает негативное чувство и обеспокоенность в личной безопасности».

Недовольство проведением митинга выразила и общественная организация «Кырк чоро». Однако позднее городские власти всё же разрешили марш и обещали обеспечить безопасность его участникам. А лидер «Кырк чоро» с соратниками даже посетил марш, чтобы подарить цветы некоторым его участницам. Идиллия, однако ж, длилась недолго…

Почти сразу после окончания марша в соцсетях появились фотографии, на которых среди участников марша можно было увидеть представителей лиц нетрадиционной сексуальной ориентации с соответствующими флагами и плакатами. А учитывая, что идеи лозунгов некоторых участников марша были не вполне понятными (осуждение некой «келинизации», протест против наливания чая женщинами) или использовали не связанные с феминизмом символы (Курманджан датка), то многие люди восприняли идею марша чуть ли не как умышленную атаку на национальную и религиозную идентичность общества. Некоторые комментарии были не просто жёсткими, а явно раздражёнными и даже злыми. Особенно досталось наиболее известным участникам марша – бывшему министру Эдилю Байсалову, экс-депутату Равшану Жээнбекову и правозащитнице Рите Карасартовой. В комментариях к новости их называли предателями, агентами, намекали на их «нетрадиционность», предрекали им закат карьеры и бесповоротно испорченную репутацию.

***

С самого начала скандала можно было догадаться, что обсуждениями в соцсетях реакция общественности на марш 8 марта не ограничится. Тем более что на сей раз волна возмущения затронула даже тех людей, которые обычно довольно сдержанны или нейтральны к теме правозащиты. Пока одни злились на якобы умышленно устроенный гей-парад, других возмущала вольная трактовка таких общезначимых символов, как «келин» («невестка») и «Курманджан датка». Активисты «Кырк чоро» устроили митинг протеста перед мэрией, требуя отставки градоначальника, допустившего, по их словам, парад представителей ЛГБТ-сообщества. А также обратились в прокуратуру с заявлением о принятии мер в отношении организаторов марша.

Под давлением общественности эмоции охватили и чиновников муниципалитета. Руководитель аппарата столичной мэрии Балбак Тулобаев обратился к населению через свою страницу в Facebook. По словам служащего, марш 8 марта отнял у него сон и добавил ему седых волос. «Следить за миллионным городом, служить ему – это тяжкий труд. Одно делаешь, второе остаётся. Пока строишь школы, нужны детсады. Строишь дорогу, стоит канализация. Пока искали финансирование, чтобы облегчить жизнь города, нам этот митинг добавился. Мы пытались действовать в рамках закона, а оказались крайними. Если считаете, что есть наша вина, то накажите нас». В заключение аппаратчик выразил мнение, что корень этой проблемы – в невнимании к национальным ценностям, традициям и обычаям кыргызов и вековым устоям при принятии законов. И что исправления пробелов в законодательстве требует и народ, и историческая эпоха.

***

Так что же всё-таки произошло? Была ли спланированная провокация? Если да, то с чьей стороны и с какой целью? Или это было незапланированное отклонение, чья-то неудачная импровизация? Если так, то что дальше? Кто-то принесёт извинения, пообещав впредь не допускать? Или тут вообще нет ни правых, ни виноватых? И главное, чем вся эта ситуация аукнется нам всем в будущем?

Начнём по порядку. Весь сыр-бор, по сути, из-за нескольких фотографий. Вернее сказать, из-за нескольких участников и их лозунгов. Марш в целом, как и заявлено заранее, был по поводу борьбы с насилием в отношении женщин и необходимости обеспечения им равных прав и возможностей. Никаких ЛГБТ-заявлений и тем более требований с условной трибуны мероприятия не звучало. Этот вывод следует хотя бы из того, что если бы они были, то давно побивали бы рекорды просмотров и цитирований в Ютубе, Фейсбуке, на Дизеле и других кирнет-площадках. То есть среди полутора тысяч участников марша, пришедших выразить солидарность с борьбой женщин за свои права, оказались от десяти до двадцати (если судить именно по фотографиям из Интернета) представителей ЛГБТ-сообщества. И, как можно понять, своего статуса они не скрывали, а, напротив, по мере сил подчеркивали и демонстрировали его. Это первое.

Неожиданностью участие ЛГБТ-активистов не было. На это указывают следующие факты. Местные власти сначала попытались предотвратить марш. Полагаю, что шествие только в защиту прав женщин такой реакции с их стороны не вызвало бы. Значит, некие опасения, связанные именно с «нетрадиционным» участием, были изначально. Во-вторых, в тексте размещённого в Фейсбуке объявления о марше среди организаций-партнёров указано ОО «Лабрис», представляющее, как оказалось, именно ЛГБТ-сообщество. В-третьих, «Кырк чоро» тоже не просто так выступали против проведения марша ещё до его разрешения. С какой стати они бы протестовали против чисто женского шествия? Выходит, практически все «герои» этой драмы заранее догадывались, кто из участников марша может оказаться в центре внимания общественности. А виноватым оказался только мэр. Который, разумеется, «кетсин!». Это второе.

ЛГБТ-активисты пришли «погреться на солнце». Не в том смысле, что не поддерживали цели марша (вполне допускаю, что их привела солидарность), а в том, что для них это был шанс публично проявить свой статус без опасения нападений и побоев. Тем более что у заявки на проведение открытой ЛГБТ-акции в Бишкеке шанса на получение разрешения мэрии не было бы ни 8 марта, ни 23 февраля, ни в какой бы то ни было другой из 365 дней в году. Не знаю, наступит ли их время в Кыргызстане когда-нибудь, но пока оно точно не наступило. Поэтому они и восприняли разрешённый и охраняемый городскими властями марш как свой шанс. Это третье.

Организаторы марша не могли прогнать или не допустить ЛГБТ-активистов до участия в своём мероприятии. Например, потому что те участвовали в других мероприятиях в защиту женщин. Когда убили Бурулай. Когда украли и изнасиловали другую девушку. Когда для того, чтобы быть услышанными, женщинам-активисткам нужна была любая поддержка. В той ситуации некоторые ЛГБТ-активисты почти наверняка чем-то помогали. И если их не оттолкнули тогда, то теперь, видимо, было уже не совсем удобно. «Долг платежом красен», как говорится. «Уят», дегендей. Это подтверждается и заявлением, которое сделало ОО «Лабрис» в ответ на разгоревшееся обсуждение в соцсетях и, возможно, среди некоторых участников марша. Вот выдержка  из этого заявления: «Если вы считаете, что участие ЛГБТ «дискредитирует» феминистскую повестку, поймите, мы никогда не будем «хорошими» для патриархата. …Кроме того, солидарность должна быть взаимной. Мы практикуем солидарность с женским движением, считаем себя его неотделимой частью и ожидаем от остальных феминисток ответной поддержки. …Будет фатальной стратегической ошибкой для кыргызстанского женского движения дистанцировать себя от ЛГБТ-повестки. Кроме того, важно напомнить всем тем, кто живет по российским законам и моральным установкам, что в Кыргызстане нет закона о запрете «гей-пропаганды»! Быть ЛГБТ-человеком в нашей республике не является противозаконным. «Лабрис» – это официально зарегистрированная и законно функционирующая организация. Будьте уверены, что мы всегда были и будем в женском движении». Из этого заявления следует два вывода. Организаторы марша не могли запретить ЛГБТ-активистам, а именно «Лабрис», участвовать в проводимом мероприятии хотя бы потому, что были их «моральными должниками». В ситуации, сложившейся после марша, у ЛГБТ-активистов есть определённые опасения, что их могут «дистанцировать» от женского правозащитного движения. Потому что это заявление адресовано не широкой общественности, мнение которой их не особо интересует, а феминистическому движению Кыргызстана, из которого они не хотели бы «выпасть». Это четвёртое.

У марша 8 марта будут последствия. Хорошие или плохие – но обязательно будут. Какими они окажутся для женского правозащитного движения, покажет время. Хотя, полагаю, что полного «обвала котировок» никто не допустит. Что же касается ЛГБТ-активистов, то им стоит «затянуть пояса». В своём обращении после 8 марта они напомнили, что в Кыргызстане нет закона о запрете «гей-пропаганды», и закончили его громким заявлением следующего содержания: «Мы есть! Мы везде! И мы никуда не исчезнем!». Однако именно теперь, если я правильно понимаю ситуацию, инициатива принятия закона о запрете «гей-пропаганды» будет внесена в парламент. Скорее всего, его проект уже готовит кто-нибудь из депутатов. Не удивлюсь, если следующим шагом станет предложение запретить ЛГБТ-организации и ликвидировать уже существующие. Поэтому, если ЛГБТ-людей действительно так много и они так вездесущи, как утверждается в заявлении «Лабрис», то у них будет отличный шанс оказать своё влияние на предстоящий законотворческий процесс. Если задача была в том, чтобы привлечь к себе внимание, то ЛГБТ-активисты с ней справились. А дальше легче не будет. Но, видимо, таков был их выбор, когда они шли на марш 8 марта с символикой и лозунгами нетрадиционного характера. Реакция была ожидаема. Это пятое.

Марш 8 марта 2019 года уже стал частью политики. Теперь она его не отпустит. Его будут использовать в политических целях. Его будут преподносить в удобном для себя свете и в выгодном для своей риторики контексте. Его будут приводить в качестве козырного аргумента и затыкать им рот конкурентам и оппонентам. Так всегда поступают в политике. И это слишком лакомый кусочек, чтобы наш истеблишмент не обогатил им свой политический рацион…

***

В заключение хочу сказать, что причин для осуждения Равшана Жээнбекова, Эдиля Байсалова и тем более Риты Карасартовой нет. На этом митинге вполне мог оказаться любой сознательный гражданин. Любой, кто достаточно честен, чтобы признать, что права женщин и девочек часто нарушаются. Любой, кто понимает, что они более ранимы и менее защищены. Любой, кто считает своим гражданским, женским/мужским и просто человеческим долгом поддержать женщин-активисток в их нелёгкой борьбе. И никто не обязан оправдываться, если на митинге в поддержку женщин рядом с ним оказался гей, транс или лесбиянка. Потому что человек пришёл туда не ради них, а ради тех вещей, которые считает важными для нашего общества. Никто не обязан стоять в стороне потому лишь, что есть вероятность быть кем-нибудь неправильно понятым, превратно истолкованным или не вовремя сфотографированным. Женщины имеют право (не только юридическое, но и моральное) поднимать свои проблемы. Мужчины имеют право поддерживать их в этом. Это главное.

P.S. Пока общественность спорила о том, нужен ли марш в защиту прав женщин и девушек и кто должен/не должен наливать чай, Токмакский городской суд вынес приговор по уголовному делу в отношении мужчины, который в 2012 году похитил 15-летнюю девочку и принудил её к браку. Она дважды сбегала от него, но её возвращали обратно. В 2017 году, будучи пьяным, мужчина избил супругу за то, что их сын кашлял. Да приложился так усердно, что она 10 дней лежала в больнице. Похитителя, насильника и хулигана приговорили к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в один год. Так что не в чае проблема. Хотя поводом мог быть и он…

Нурдин ДУЙШЕНБЕКОВ

14 марта 2019 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2019 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей