ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
20 сентября 2019, 07:08

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
843 (523)
842 (522)
841 (521)
840 (520)
839 (519)
838 (518)
№ 837 (837)
27 июня
836 (516)
835 (515)
834 (514)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 14:41
Раздел: Общество

Может, договоримся? (несколько слов о сделках с правосудием)

– Они же виновны! Особенно Дарби! И вам это известно!
– Дело не в этом, Клайд, а в том, что я смогу доказать…
Всё уже решено. Мне очень жаль. Мы заключили договор…
Такова система правосудия. Вы, наверное,
не согласитесь со мной, но в принципе это победа для нас…
Диалог потерпевшего Клайда с прокурором
Ником из кинофильма «Законопослушный гражданин».

Процессуальные соглашения. Прошло полгода, как этот необычный для Кыргызстана инструмент появился в уголовном процессе вместе с новым УПК. И похоже, что благодаря совместным усилиям всех заинтересованных сторон достигнут некий консенсус в вопросе о том, как должен работать на практике механизм процессуальных соглашений, и какую роль будет играть в нём каждый его участник – обвиняемый/подсудимый, адвокат, прокурор, следователь и судья.

Так, соглашение о примирении сторон заключается по преступлениям небольшой тяжести и менее тяжким преступлениям между обвиняемым и потерпевшей стороной при минимальном участии правоохранителей, которые лишь разъясняют первому и вторым их права, возможности и закрепляют согласие между ними в случае его достижения.

Соглашение о признании вины заключается в случае, когда обвиняемый восстановил причинённый ущерб, осознал совершённое преступление или проступок, раскаивается в содеянном и готов избавить правоохранителей и суд от бремени расследования и доказывания. Взамен ему существенно сокращают наказание. Представитель генпрокуратуры Азизбек Шукурбеков описывает это так: «Прокурор составляет текст соглашения о признании вины по ходатайству самого обвиняемого. […]при соглашении о признании вины суд назначает наказание на одну категорию ниже, если предусмотрено лишение свободы. Если кроме лишения свободы предусмотрено другое наказание, штраф или общественные работы, то суд назначает минимальное наказание, не связанное с лишением свободы».

Самым необычным и интересным является процессуальное соглашение о сотрудничестве со следствием. Во-первых, именно оно применяется по тяжким и особо тяжким преступлениям. Во-вторых, заключив такое соглашение, обвиняемый/подсудимый получает возможность вообще избежать тюрьмы по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим до десяти-пятнадцати лет лишения свободы. Судья Верховного суда Аскат Сыдыков разъясняет это следующим образом: «В зависимости от его [обвиняемого – Н.Д.] сотрудничества прокурор назначает не только вид наказания, но и его размер. И в будущем суд ограничен пределом, установленным прокурором. Например, вместо лишения свободы шестой категории – от 12 до 15 лет – в соглашении может быть указано любое наказание вплоть до штрафа или общественных работ». Таким образом, по соглашению о сотрудничестве и вид наказания, и его размер определяет не судья, а прокурор. Причём, в отличие от соглашения о признании вины, никаких ограничений по смягчению наказания в законе не предусмотрено. Это значит, что по приговору суда преступник, признанный виновным в коррупции или торговле людьми, может искупить свою вину побелкой деревьев либо подметанием улиц…

***

Вопрос о том, насколько правилен и справедлив такой поход, когда лица, виновные в тяжких и особо тяжких преступлениях, фактически освобождаются от наказания, получая их в символических формах, возникал, вероятно, во всех странах, внедрявших в своё уголовно-процессуальное законодательство институт соглашения о сотрудничестве со следствием. Понятно и обоснованно этическое возмущение граждан, которые привыкли к мысли, что государство призвано сурово наказывать людей, совершивших общественно опасные преступления.

В эпиграф этой статьи вынесен диалог из американского кинофильма, где преступник, изнасиловавший супругу главного героя и, очевидно, убивший её вместе с дочерью, уходит от наказания, по соглашению с прокурором получая три года тюрьмы в обмен на показания против своего сообщника, отправленного на электрический стул. Опуская фантастические перипетии этого драматического боевика, можно сказать, что его авторы склоняют зрителя сочувствовать безутешному мужу и отцу, ставшему беспомощной жертвой и молчаливым упрёком несправедливой и циничной системы правосудия…

Понятно, что в фильме «Законопослушный гражданин» проявилась свойственная кинематографистам склонность к гротескному (преувеличенному) отображению событий и явлений. В данном случае – практики заключения между преступником и государством в лице прокурора соглашений о сотрудничестве. «А что, если убийцу твоих близких освободили бы от наказания?» – как бы спрашивает зрителя этот фильм, ставя риторический вопрос о справедливости сложившейся системы сотрудничества государства с пойманными за руку преступниками…

Однако не стоит забывать, что у этой медали есть и другая сторона. Которую весьма ёмко описал судья Верховного суда Аскат Сыдыков: «Прокурору гораздо выгоднее раскрыть всю сеть лиц, причастных к этим [коррупция, приобретение и сбыт наркотических веществ и т.д. – Н.Д.] преступлениям, нежели привлечь к ответственности одного члена и назначить ему большой срок». Напомним, что соглашение о сотрудничестве распространяется только на 18 статей Уголовного кодекса. В их числе такие, как торговля людьми, разбой, вымогательство, акт терроризма, финансирование или содействие террористической деятельности, захват заложников, создание ОПГ и незаконного вооруженного формирования или участие в них, незаконное изготовление наркотиков с целью сбыта, госизмена, шпионаж, коррупция, вымогательство взятки…

Другими словами, соглашение о сотрудничестве призвано помочь правоохранительной и судебной системе в раскрытии и ликвидации таких сложных и опасных явлений, как ОПГ, террористические организации, работорговля, наркокартели, коррупционные схемы, шпионские сети и т.д. Чтобы вместо мелких исполнителей, традиционно берущих всю вину на себя, в капкан правосудия попадались истинные организаторы, лидеры и инфраструктуры этих преступных организаций.

***

Стоит отметить, что в США, которые являются пионерами внедрения сделок с правосудием, соглашения о сотрудничестве позволили федеральным властям отправить за решётку целые мафиозные кланы во главе с «донами» и их заместителями. И всё это благодаря показаниям их бывших соратников, получивших лёгкое наказание и включение в программу по защите свидетелей. Понятно, что выгодность заключения сделок по таким делам слишком очевидна, чтобы её отрицать…

Тем временем правоохранители и служители Фемиды Кыргызстана осваивают новый для них инструмент довольно быстро. По словам представителя ГКНБ Серика Абдиева, только по одному уголовному делу о незаконных схемах при реконструкции исторического музея подобные соглашения заключены с шестью фигурантами, которые дали показания против высших должностных лиц государства. О других резонансных делах дать информацию он пока воздержался. Хотя и без того понятно, что если по «делу Батукаева» меру пресечения заменили с содержания под стражей на подписку о невыезде либо домашний арест бывшим министру здравоохранения, спецпрокурору, вице-премьеру, а некоторых фигурантов даже не доставляли в ИВС, то без заключения соглашений о сотрудничестве со следствием тут точно не обошлось. Вопрос всего лишь в том, против кого мог дать ценные для следствия показания вице-премьер-министр Атаханов, если выше него в иерархии чиновников стояли только бывший премьер-министр и бывший президент…

Во всяком случае, очевидно, что при надлежащем использовании институт соглашения о сотрудничестве со следствием сделает наказание за коррупцию и прочие незаконное схемы неотвратимым, поскольку на условиях личного освобождения от наказания кто-нибудь обязательно «даст стук»…

***

Подводя итоги этого экскурса, хотелось бы выразить надежду, что благие намерения разработчиков процессуальных соглашений не приведут нас через некоторое время к широко известному Черномырдинскому выводу: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Во всяком случае, навскидку, в институте процессуальных соглашений видятся следующие риски:

– следователи, пытаясь разгрести свои «завалы», перейдут от трудоёмкого и энергозатратного расследования деталей и обстоятельств уголовных дел к принуждению обвиняемых к соглашениям о признании вины в обмен на лёгкое наказание;

– прокуроры, получив возможность назначать любой вид и размер наказания, соблазнятся перспективой заключить соглашение не с самым безобидным из группы преступников, а с самым шустрым и деловитым из них;

– адвокаты, имея возможность получить гонорар не за поиск доказательств невиновности, а за организацию сделки с правосудием, выберут для себя более лёгкий и быстрый путь.

Впрочем, как объяснил представитель генпрокуратуры Азизбек Шукурбеков, заключение соглашений о сотрудничестве будут находиться как под ведомственным (со стороны вышестоящих прокуроров), так и под судебным (по части соблюдения процессуальных требований) контролем.

Так что не будем терять оптимизма. Тем более что сам по себе механизм процессуальных соглашений даёт для него повод. Главное, чтобы «человеческий фактор», сложившаяся за десятилетия практика и закоренелые навыки специалистов в сфере уголовного судопроизводства не внесли в эту теоретическую модель слишком уж существенные коррективы…

Нурдин ДУЙШЕНБЕКОВ

27 июня 2019 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
14:41 // Общество
Может, договоримся? (несколько слов о сделках с правосудием)
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2019 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg