ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
13 декабря 2019, 19:31

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
852 (532)
851 (531)
850 (530)
849 (529)
848 (528)
847 (527)
846 (526)
845 (525)
844 (524)
843 (523)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 10:45
Раздел: Общество

Ни казнить, ни помиловать… Про дело сестёр Хачатурян и не только

К тому моменту, как наша газета вернётся из летнего отпуска, в Москве начнётся (а может, уже и закончится) судебный процесс по делу об убийстве 57-летнего Михаила Хачатуряна тремя его дочерьми.

Для тех, кто не в теме, напомним, что 27 июля 2018 года Крестина, Ангелина и Мария Хачатурян (19, 18 и 17 лет соответственно) убили своего отца, тридцать шесть раз ударив его ножом и десять раз – молотком. Затем девушки пытались инсценировать нападение с его стороны, нанеся друг другу порезы на теле, и вызвали полицию. Сестёр задержали, и через некоторое время, запутавшись в показаниях, они признались, что стали убивать родителя, когда он спал в кресле-качалке…

Новость об этом преступлении всколыхнула общество. Ведь отцеубийство – это смертный грех, и родитель должен быть настоящим чудовищем (между Гитлером и Чикатило), чтобы общество встало на сторону убившего его отпрыска. Поэтому первой реакцией людей было массовое осуждение сестёр. И непонимание мотивов, толкнувших их на жуткое преступление. Впрочем, некоторые объяснили это широко распространённым штампом об испорченности, эгоизме и цинизме нынешней молодёжи…

Между тем начавшиеся по ходу следствия «утечки» об обстоятельствах дела показали, что картина преступления не так однозначна, как это казалось на первый взгляд. Соседи семьи сообщили журналистам, что покойный имел сложный и агрессивный характер. Одной из жительниц многоэтажки он несколько лет назад поранил ногу, выстрелив в неё из травматического пистолета, но ответственности не понёс. По мнению местного населения, Хачатурян был то ли криминальным авторитетом, то ли торговцем наркотиками. Также выяснилось, что его дочери забросили учёбу (младшие школу, старшая – училище), потому что отец запрещал им выходить из квартиры. По словам сестёр, он постоянно срывался на них, избивал и даже… принуждал заниматься с ним сексом. Проведённые экспертизы косвенно подтвердили эти шокирующие детали, поскольку у девушек нашли следы насилия, а изучение постельного белья показало, что покойный спал вместе, как минимум, с одной из своих дочерей. В Интернете появилась аудиозапись, на которой находившийся в отъезде Хачатурян называл девушек шлюхами, упоминал некое видео, на котором всё, «что ты [одна из дочерей] делала», угрожал им сексуальными действиями и убийством за то, что они пустили в квартиру старшего брата (его он назвал сутенёром) и его друга…

Эти скандальные подробности кардинально изменили градус общественного мнения, и всё больше людей стали поддерживать позицию защиты девушек, которая изначально выступала на переквалификацию деяния сестёр с умышленного убийства по предварительному сговору на превышение необходимой обороны. Тот факт, что подсудимый не нападал на девушек в момент убийства, поскольку спал, адвокаты отклоняли, объясняя, что причиной действий девушек был не одномоментный акт агрессии со стороны отца, а его длящееся, не прекращающееся на протяжении многих лет истязание, физическое, психологическое и сексуальное насилие в отношении дочерей. На логичный вопрос, почему они убили отца вместо того, чтобы сбежать от него или пожаловаться в полицию, защита поясняла, что сёстры не верили в защиту государства, поскольку у покойного везде были «свои люди», и прежние заявления, поданные в полицию их матерью и соседями, попадали ему в руки…

***

Ситуация получила широкий резонанс благодаря нескольким передачам на телевидении и расколола общество на сторонников и противников оправдания трёх девушек. В России и других странах прошли одиночные и групповые акции в защиту сестёр Хачатурян, а размещённая в Интернете петиция в их поддержку к концу июля собрала более трёхсот тридцати тысяч подписей. Впрочем, нашлись и активисты, призвавшие не оставлять убийство Михаила Хачатуряна безнаказанным…

У сторонников и противников оправдания сестёр свой набор аргументов. Так, защитники девушек утверждают, что у них не было иного способа избавиться от постоянного насилия со стороны жестокого и влиятельного отца. Они требуют прекратить уголовное дело в отношении сестёр, либо переквалифицировать их деяние, настаивая, что «речи о сговоре здесь быть не может. Это не хладнокровное убийство, это реакция на длительное психотравмирующее обращение со стороны отца» (цитата из пресс-конференции адвокатов). И призывают общество поддержать девушек, которые сами являются жертвами семейного насилия.

Но и другая сторона гнёт свою линию. Сестра погибшего Наира Хачатурян заявила: «Мы своего брата не вернём. Но пусть общество думает, кого они защитили, кого они выпускают. И дальше живут с этими людьми. Это хаос, который будет происходить в каждой семье…». Ей вторит преподаватель-социолог Любовь Адамская. «Это судебный прецедент! И если мы позволим… этому судебному прецеденту жить в нашем государстве, то тогда что мы говорим другим молодым людям? «А не нравится мне мама, она запрещает мне одеваться, в драных штанах ходить, в короткой юбке и шортах, с голой попой, а отравлю я её, задавлю я её, а я её убью!». Вы понимаете, какой грандиозно отрицательный посыл идёт в общество?» – вопрошала она в эфире ток-шоу «Время покажет».

***

Можно ли что-то прогнозировать в сложившейся ситуации? В принципе, да.

Оправдательный приговор или прекращение уголовного дела в отношении сестёр Хачатурян маловероятны. Скорее, их признают виновными, но при наличии смягчающих обстоятельств и с иной, нежели в обвинительном заключении, квалификацией совершённого деяния (например, превышение необходимой обороны). Назначенный им срок наказания не должен быть большим. Возможно, он будет условным и включающим прохождение курса коррекционного лечения.

Почему так, а не иначе? Потому, например, что власть побоится создать оправдательным приговором опасный прецедент. Её можно понять. Россия – это огромная страна со стосорокамиллионным населением. Где десятки, если не сотни тысяч неблагополучных семей и неблагополучных детей. Где насилием в семье никого не удивишь, а бытовые убийства – совсем не редкость, чтобы не сказать обыденность. И где практически в каждом доме есть и молоток, и ножи, и другие орудия труда, пригодные для совершения убийства…

С другой стороны, приговорить девушек по самой строгой статье, зная, что они пережили, и имея доказанные причины их преступления, государство тоже не может. Всё же доводы защитников сестёр Хачатурян и количество людей, подписавших петицию в их поддержку, не остались без внимания. В этом плане изменение меры пресечения с содержания под стражей на домашний арест – это не случайность, а очевидное проявление позиции государства в этом вопросе.

При этом государство хочет оставить себе пространство для манёвра по другим, похожим делам в будущем. Поэтому прокуратура просит признать их виновными, давая понять, что не признаёт и не допускает убийство в качестве инструмента борьбы с семейным насилием. Однако суд, который, как известно, ото всех на свете «независим», смягчит наказание для отцеубийц, принимая во внимание исключительность обстоятельств, которые толкнули их на это преступление. «Овцы целы, волки сыты», как говорится…

***

Впрочем, каким бы ни был приговор по делу сестёр Хачатурян, многие вопросы останутся без ответа. Ведь если семейное насилие – это системная проблема, то её решение должно быть системным. Например, если мы признаём, что у сестёр не было иного выхода, кроме убийства отца, то как быть с теми, из-за кого законные средства обуздания этого тирана не работали? По идее, следует возбудить уголовное дело в отношении сотрудников полиции, которые годами потворствовали незаконным действиям Хачатуряна, скрывая от государства заявления его жены и соседей и даже передавая их ему в руки. Разве не они виновны в том, что страдавшие от него люди пришли к выводу о его безнаказанности? Другое дело, что разбирательство в этой части неизбежно повлечёт чьи-то громкие отставки и урон репутации столичной полиции. Хлопотная и неблагодарная задача…

Так вышло, что в уголовном деле сестёр Хачатурян сошлось слишком много конфликтов, болезней и противоречий современной России. Отцы и дети, домашнее насилие, разница менталитетов, несовершенство законодательства, обвинительный уклон системы правосудия, коррумпированность местных чиновников и правоохранителей и т.д. С другой стороны, именно необычность ситуации привлекла внимание людей к острейшей проблеме домашнего насилия. Ведь обычно домашних тиранов убивают их жёны и сожительницы. То есть равные им по статусу. «Муж и жена – одна сатана». А вот убийство родителя детьми, да ещё и тремя сразу – это вопиющая ситуация. Отсюда повышенное внимание, эмоции и рейтинги. Для сравнения, в Кыргызстане проблема брачных похищений тоже долго оставалась в тени. Пока в прошлом году один из похитителей не убил похищаемую (Бурулай) прямо в милицейском участке, практически на глазах у двух десятков сотрудников. После чего позицию по вопросу похищения невест выразили сразу все, включая и президента, и парламент, и правительство. Так у нас устроено, что кому-то следует погибнуть с шекспировским драматизмом, чтобы давно стоящую во весь рост проблему наконец заметили…

Поэтому важно не допустить, чтобы вердикт по делу сестёр Хачатурян был воспринят в обществе как уступка или подарок со стороны государства. Потому что, если слоган кампании в защиту девушек звучит «Мы – сёстры Хачатурян», то поддержать и защитить надо всех «Нас», а не только их троих. Сделать так, чтобы впредь «Мы-сёстры», «Мы-жёны», «Мы-сыновья» и «Мы-дочери» находились под реальной защитой, могли бороться и побеждать семейное насилие, не прибегая к убийству «Нас-мужей», «Нас-отцов» и т.д. Это будет системным решением и системной солидарностью. Если уж инициатива по защите этих девушек привлекла внимание к такой масштабной проблеме и вызвала столь большую волну, то зачем ограничиваться одним приговором, а не требовать системных перемен в государственной политике?

Тем более что российскому (и не только) обществу, где 40% насильственных правонарушений и убийств происходит дома, ещё долго предстоит искать выход из порочного круга, в котором одни члены семьи губят жизнь, психику и здоровье других. До тех пор, пока кто-то из них не покидает этот ад живым или мёртвым…

P.s.: Пока мы готовили этот номер к печати, в Интернете прошла информация об очередной жертве семейного насилия. В селе Ладан-Кара Сузакского района Джалал-Абадской области женщину из ревности избил и зарезал муж. У покойной осталось четверо детей. Может и нам пора создать петицию?

Нурдин ДУЙШЕНБЕКОВ

30 июля 2019 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
10:45 // Общество
Ни казнить, ни помиловать… Про дело сестёр Хачатурян и не только
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2019 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg