Главная, Новости, Газета, RSS, Старая версия

По ком звонит колокол?
Беседовала Чинара АСАНОВА

18/01/07 - 16:00

Медики бьют тревогу. Утечка «медицинских мозгов» из страны в ближнее и дальнее зарубежье приобрела масштабы "эпидемии". Только за один год, по официальным данным, уехало более 900 врачей, а медработников среднего звена — и того больше. Но и эти цифры не отражают реального положения дел. Люди нередко сначала увольняются, а затем покидают родину. В соседней Алма-Ате работать выгодней на порядок, зарплата выше минимум в 3 раза. В России — аж в 10 раз! И судить людей за то, что они ищут, где лучше, не стоит.

Между тем, семейные врачи, выпестованные в Кыргызстане на протяжении последних 8–9 лет, — это уникальные специалисты. «Равных им нет даже в более благополучных соседних странах»,— в этом убеждена административный директор Ассоциации семейных врачей и семейных медсестер Кыргызстана Суюмжан Мукеева.

— Ассоциация семейных врачей (АСМ) создана в Кыргызстане по инициативе международных доноров. А может, не с того угла мы начали реформу отечественного здравоохранения? Есть ли подобные профобъединения и структуры в соседних странах?

— В том-то и дело, что семейных врачей и медсестер нет ни в России, ни в соседнем Казахстане. В этом смысле наши семейные медики — на вес золота, без преувеличений. В советское время такие специалисты назывались врачами общей практики, но и они не умели всего того, что умеют сегодня семейные врачи. АСМ действительно создавалась по инициативе донорских организаций, они нас поддерживают и сейчас. Но говорить, что мы не с того конца начали реформу здравоохранения в Кыргызстане, я бы не стала. И вот почему. Когда разрабатывалась реформа здравоохранения, то стало ясно, что мы не сможем ее осуществить без значительных структурных изменений. И в этом деле необходима поддержка Минздраву со стороны какой-либо профессиональной медицинской НПО-структуры. Изменения касались и самой структуры здравоохранения, и взаимоотношений, и финансирования, и понятий. Например, появились «заказчики» и «поставщики» медицинских услуг. Словом, наша АСМ не только начала подготовку и переподготовку специалистов по семейной медицине, но и взяла на себя всё бремя кропотливой, но необходимой работы по разработке нормативных документов, отчетной документации, пересмотру функций, квалификационных требований, методики учета и т. п.

Кроме того, защита интересов семейных врачей — тоже задача ассоциации. Все новое всегда прививается с трудом, однако сегодня с уверенностью можно заявить, что семейная медицина в Кыргызстане состоялась. Мы уже ведем широкомасштабную подготовку семейных медицинских сестер. По республике сегодня насчитывается 670 групп семейных врачей, при них работает 816 фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП) - структурных подразделений семейной медицины, а также 85 «Центров семейной медицины» (ЦСМ) в Кыргызстане. Кроме того, 31 группа семейных врачей (ГСВ) — уже более 10-ти лет юридически самостоятельные структуры, то есть они сами являются фондодержателями. Проект начинался как пилотный в Иссык-Кульской области и успешно работает по сей день.

— А так ли уж советская система здравоохранения была плоха. Может, не стоило что-либо менять?

— Она была хороша для своего времени. Во времена СССР дефицита врачей не было, хотя и в Советское время медицина финансировалась по остаточному принципу. К примеру, в Кыргызстане насчитывалось 15 тысяч врачей на 4 с лишним млн. населения. В среднем получалось по 400–500 человек на одного врача. Это нормально. Но эта громоздкая система не могла рационально функционировать в масштабах независимого Кыргызстана, поэтому реформа была необходима. Конечно, мы реально не знали, на вкус и цвет — что такое семейная медицина. Поэтому, как и любая реформа, она сопровождалась своими «плюсами» и «минусами». Это неизбежно. Европейские государства, например, шли к современной семейной медицине десятилетия. И если бы мы не проводили данную реформу, то вполне могли остаться сегодня без здравоохранения вообще. По примеру той же Грузии, где медицина сегодня полностью частная. Мы выстояли в вихре перемен и сумели сохранить каркас здравоохранения.

Разруха очень быстро всё разъедает. Вот мы и получили разрушающиеся здания больниц, протекающие крыши, размороженные системы отопления, неработающие канализации и т. д. Если бы не реформа здравоохранения «Манас», а теперь это «Манас Таалими», мы бы точно пошли ко дну. Сегодня мы реанимировали более половины районных медучреждений, сохранили практически все больницы и кадры, сокращение коснулось только вакансий. Сумели переобучить свой медперсонал в соответствии с требованиями современности. Ведь совсем недавно не было ни медикаментов, ни медицинских изделий. И даже в 1995–1996 годах из-за отсутствия шовного материала раны зашивали сапожными нитками. Во многом, конечно, за счет гумпомощи, реформ, а потом и самостоятельного развития медицины — мы сегодня преодолели эту ужасающую нищету.

— Но почему именно Кыргызстан стал «полигоном» для внедрения опыта семейной медицины?

— У нас небольшая, достаточно мобильная страна, а это не только сравнительно небольшие финансовые вложения, но и возможность внедрения хорошего менеджмента. Расчеты, как видите, оправдались. Разумное управление и внедрение страховой медицины обязательно дадут хорошие результаты. Теперь наша задача — окрепнуть и стать устойчивыми в своем развитии.

— Что, на ваш взгляд, для этого необходимо?

— Как ни крути, а любая система сильна кадрами, и от аксиомы «кадры решают всё» — никуда не уйти. Какими бы хорошими ни были взаимоотношения с донорами, они сегодня есть, а завтра нам самим надо будет жить и лечить. И не хуже, а лучше, чем сегодня. А удержать квалифицированные кадры низкими зарплатами невозможно. Начинающий врач получает сегодня 700 сомов. Врач со всеми категориями не может заработать больше 1,5 тысячи сомов. Реально ли прожить на такие деньги, когда у тебя семья, двое-трое детей, да еще и престарелые родители. Только за наличие категорий в России доплачивают 10 тысяч рублей! Да и дефицит кадров там огромный. Наших медиков, владеющих квалификацией семейного врача, там просто с руками и ногами отрывают. Тем более, что качество специалистов у нас действительно высокое. Каждого семейного врача мы готовили на протяжении 2-х лет. Массовый отток наших кадров начался через полгода после мартовской революции 2005 года. А голыми призывами людей не остановишь. Нелегко быть патриотом на пустой желудок…

— Может вопрос не совсем по адресу, но что можно сделать для наших врачей, чтобы они могли не только жить достойно, любить свое дело, но и оставаться патриотами?

— Я далека от иллюзий, что наше государство в ближайшее время сможет платить своим медикам так, как Россия или Казахстан. Но кое-что мы всё-таки могли бы сделать. Глава каждой районной и областной администрации должен иметь свой план мероприятий по укреплению здоровья. Кроме того, статья 9-я Закона «Об охране здоровья» обязывает госадминистрации предпринимать меры для того, чтобы обеспечить соцзащиту врачей своего региона. Потому как наличие на вверенной ему территории грамотного медика — это гарантия здоровья его населения. Однако я не назову ни одного региона Кыргызстана, кроме столицы, где бы такие усилия предпринимались в отношении медработников. А самый мощный отток медкадров испытывают как раз малые города и райцентры. Это и доплата к зарплате, и выделение жилья, земельных наделов, и выплата подъемных молодым специалистам, и помощь в оплате коммунальных услуг и т. д. Мало того, наши врачи привлекаются как бесплатная и подневольная рабочая сила, например, снимают показания электросчетчиков (такие факты имели место в Иссык-Кульской области) или собирают налоги… По республике процент обновления врачей не превышает 0,2% в год, то есть молодые врачи всеми правдами и неправдами не доезжают до мест назначения, зная, что ничего хорошего их там не ждет. В отдаленных же районах условия для работы, прямо скажем, только для особо стойких героев. В том же Алайском районе, в Нарынской, Баткенской областях дома друг от друга далеко. Мороз, грязь, слякоть… Ни транспорта, ни лошади, ни даже ослика у врача нет. Пешком, иногда по колено в снегу, врач добирается до температурящего больного. Обувь хорошая, сами знаете, стоит сейчас, как годовая зарплата врача. ФАПы порой не отапливаются! Можно ли в таких условиях принимать больных?!

Я уже не говорю о том, что интеллектуальный труд врача, который становился специалистом только после 6–8 лет учёбы, 2–3 лет практики, сопряжен с огромными стрессами. Когда он один на один с болезнью, иногда смертью. И каждый раз стоит перед выбором брать на себя ответственность за чью-то жизнь. Когда под рукой — ни телефона, по которому можно было бы проконсультироваться со специалистами, ни, тем более, интернета.

Одним словом, без кардинального и самого пристального внимания к здравоохранению со стороны всех ветвей власти нам нашу медицину ни сохранить, ни, тем более, развить не удастся…

Беседовала Чинара АСАНОВА

eXTReMe Tracker

eXTReMe Tracker