Главная, Новости, Газета, RSS, Старая версия

Болонская Декларация: окно в Европу
Беседовала Чынара ЖУМАКАДЫР

25/01/07 - 17:28

В погоне за мировыми стандартами, признанием и европейским качеством наша республика решила присоединиться к Болонскому процессу. Было много разговоров о том, что надо и что не надо. Но в некоторых вузах всё-таки процесс начат. Одно из таких учебных заведений — Институт интеграции международных образовательных программ (ИИМОП). Мы решили побеседовать о Болонском процессе с деканом Кыргызско-Европейского факультета одного из популярных факультетов страны Чинарой Адамкуловой.

— Чинара Усенбековна, последнее время в сфере высшего образования обсуждается вопрос о присоединении Кыргызстана к Болонскому процессу. Почему вообще в ЕвроСоюзе возник Болонский процесс и насколько это нужно нам?

— В Европе в настоящее время очень бурно протекают интеграционные процессы, произошло расширение Европейского Союза на Восток, была введена единая европейская валюта «Евро», соответственно было создано единое экономическое пространство. И тут возникает вопрос о трудоустройстве резидентов одной страны в любой другой стране ЕС. До Болонского процесса в Европе стояла проблема с признанием дипломов между вузами различных стран, а в связи с созданием единого экономического пространства в различных странах встала также проблема признания дипломов выпускников работодателями, то есть возникла необходимость создания единого Европейского образовательного пространства.

Сегодня очень популярна идея вхождения Кыргызстана в Болонский процесс. Но тут есть некоторые проблемы.

Первый момент. Многие критикуют Болонскую модель, видя в ней просто разделение единого учебного процесса, охватывающего 5-6 лет, на 2 этапа: примерно 4+ 2 (соответственно бакалавриат и магистратура).  Если все сводится к этому, то смысла в переходе к Болонской модели, действительно, нет. Но если мы радикально меняем систему подготовки кадров, проводим серьезные разграничения в принципах и содержании подготовки кадров в бакалавриате и магистратуре, то смысл преобразования становится понятен.

Иногда говорят, что за четыре года бакалавриата нельзя подготовить грамотного специалиста. Но во-первых, образование бакалавра и не предполагает выпускать профессора или топ-менеджера. Во-вторых, у меня есть сомнения в радикальном различии обучения в течение четырех (бакалавр) и пяти (нынешний специалист) лет – если вуз не может подготовить  грамотного (то есть способного к самообучению) человека за четыре года, то уж один дополнительный год точно не поможет.

Второй момент. Нужно в корне менять подход к процессу обучения. Необходимо делать упор на креативность, критическое мышление, проблемное обучение  и самостоятельную работу. У нас же преподаватель нацелен на повторение пройденного материала. Прочитал тему, пересказал – вот ты и специалист. А западноевропейское образование не требует и не признает повторения. Их больше интересует умение студента применить тот материал, который ему дали на лекциях, то, как он может использовать его в практической, профессиональной деятельности. Чем страдают наши выпускники, когда приходят работать на предприятие? Они помнят то, что прочитали в учебниках, слушали на лекциях,  а практически применить свои знания не могут.

Третий момент. Применение кредитной технологии в учебном процессе. Многие вузы чисто механически пересчитали свои академические часы в кредиты и на этом успокоились. При этом они абсолютно уверены, что применяют европейскую систему накопления кредитов. А применение кредитов — это, прежде всего, содержательная часть программы. Необходимо полностью реформировать содержание рабочих программ, сейчас их модно называть «силабус», в которых надо отвести особую роль самостоятельной работе студентов. А для самостоятельной работы необходима хорошая материальная база: – компьютерные классы с электронными обучающими платформами, библиотечный фонд, библиотечные залы открытого доступа, лингафонные кабинеты,  лаборатории и т. д., к сожалению, не все вузы имеют подобную материальную базу.

Четвертый момент — это мобильность студентов. В Кыргызстане существуют только единицы университетов, которые имеют официальную мобильность студентов, закрепленную межвузовскими соглашениями, с адаптированными согласованными программами. Основным тормозом для развития мобильности являются наши Государственные Образовательные стандарты. Для того, чтобы получить лицензию на образовательную деятельность, все программы вуза должны соотвествовать кыргызским стандартам, а для того, чтобы обеспечить мобильность студентов, программы должны быть адаптированы к европейским стандартам. В итоге мы получаем замкнутый круг. В старой редакции «Закона об образовании» существовала статья 4-я, которая позволяла отдельным вузам работать вне стандарта в рамках международных проектов с целью интеграции в мировое образовательное простанство. Необходимо либо реанимировать эту статью в  «Законе об образовании», либо пересмотреть Государственные Образовательные стандарты, либо искать какой-то новый путь выхода из данной ситуации, иначе мобильность студентов будет всегда вне стандарта, вне закона.

И заключительный момент — это контроль качества образования. Для присоединения к Болонскому процессу необходимо создание аккредитационных агентств, независимых от национальных правительств и международных организаций. На сегодняшний день наше Министерство образования совмещает две функции: проводит и лицензирование и аттестацию. При этом ни для кого не секрет, что и лицензионную и аттестационную комиссии, как правило, формировал сам вуз, и работу экспертов тоже оплачивал вуз. Единственный раз комиссию для проверки качества обучения сформировало само министерство образования, и в результате было отозвано очень много лицензий, часть вузов были закрыты. Но самое неприятное, что все эти вузы по сей день, судятся с министерством, и не все суды выигрывает министерство образования. Если бы министерство передало функцию контроля качества образования аккредитационному агентству, то все эти тяжбы миновали бы министерство образования. Более того, аккредитационное агентство привлекало бы таких высококвалифицированных специалистов, чье мнение было бы проблематично оспорить даже в судебном порядке. В западной системе образования этим занимаются аккредитационные агентства.

Но, не смотря на все указанные проблемы, Кыргызстан должен присоединиться к Болонскому процессу, это реальный путь повышение качества обучения, совершенствования образования, хотя и очень трудный. Болонская Декларация должна стать для нас путеводной звездой в мировом образовательном пространстве.

— Расскажите, что делается на вашем факультете  в рамках Болонского процесса 

— Я бы хотела в начале немного рассказать о нашем факультете, а уж затем перейти к Болонскому процессу.

Кыргызско-Европейский факультет был создан в рамках проекта Комиссии Европейского Союза TEMPUS  1995-1998 гг.  (T-JEP 10088-95) на базе контрактно-коммерческого факультета КГНУ. Проект был направлен на реформирование подготовки специалистов в сфере экономики и управления. В осуществлении этого проекта партнерами КЕФ были три университета Европейского Союза: Университет Pierre Mendes France г. Гренобль (Франция), Университет Jean Monnet, г. Сент-Этьен (Франция) и Университет UNED, г. Мадрид (Испания). По завершению проекта было подписано межвузовское соглашение о сотрудничестве между КНУ и UPMF.

Затем на базе нашего факультета был уже создан Институт Интеграции Международных Образовательных Программ Кыргызского Национального Университета. Миссия института заключалась в создании программ обучения в соответствии с международными стандартами, разработке экспериментальных учебных планов и их внедрение в учебный процесс. То есть это своеобразный испытательный полигон новых программ, новых технологий обучения с последующим внедрением в кыргызское образовательное пространство. В нашем институте и в частности на Кыргызско-Европейском факультете принципы Болонской Декларации применяются с 1995 года с начала проекта TEMPUS .

— Можете ли Вы рассказать о принципах Болонской Декларации, и как они реализуются у Вас на факультете.

— Предложения, рассматриваемые и исполняемые в рамках Болонского процесса, сводятся к 5-ти ключевым принципам:

Двухцикловое обучение – бакалавриат и магистатура. На нашем факультете реализуются программы бакалавриата и магистратуры по двум направлениям: «Экономика и управление» и «Экономика». По обеим программам  разработаны учебные планы, утверждены в министерстве образования, и к ним же были разработаны квалификационные требования.

Европейская система накопления кредитов ECTS. На Кыргызско-Европейском факультете учебный процесс организован в ECTS-кредитах.  ECTS-кредит — это общие затраты времени студентов на изучение материала, включая суммарную работу на лекциях и семинарах, практических и лабораторных занятиях, самостоятельную работу. Для внедрения кредитной технологии на факультете создана электронная обучающая платформа A-Tutor, имеются компьютерные классы, библиотека, читальный зал, лингафонный кабинет, Европейский Ресурсный Центр. Студентам КЕФ предоставляется возможность выбирать блоки дисциплин по специализациям, европейские иностранные языки, также студент может накапливать кредиты либо в нормальном режиме по-60 кредитов в год, в ускроренном режиме - до 75 кредитов, либо в замедленном режиме - до 45 кредитов в зависимости от финансовых возможностей. Зачтенные кредиты сохраняются, и по мере того, как студент накопит необходимое количество кредитов (240 кредитов - бакалавр, 120 кредитов - магистр), ему выдается диплом.

Контроль качества образования, Адаптация к Болонской системе в частности требует перехода к письменным экзаменам. На нашем факультете все экзамены письменные. Во всех странах Европы, какие мне известны, экзамены письменные, только у нас существует практика приема устных экзаменов. И у этой системы, и у другой, конечно же, есть свои плюсы и минусы, но при этом письменная форма экзаменов и более строга, и более демократична и более объективна. Также на факультете применяется 20-балльная шкала оценок, ведь часто при 5-балльной системе преподаватели «натягивают» либо на четверку, либо на пятерку, а 20 балльная шкала позволяет очень дифференцировано подходить к оценке знаний студентов.

Расширение международной мобильности студентов. Для этого на факультете в рамках проекта был разработан учебный план в соответствии с европейскими стандартами и адаптирован к кыргызским стандартам, что позволило создать условия для мобильности студентов. В рамках проекта было подписано  соглашение между  Гренобльским Университетом имени Пьра Мендеса Франса  и Кыргызским Национальным Университетом имени Жусупа Баласагына, по которому мы ежегодно можем отправлять к ним на бесплатное обучение до десяти наших лучших студентов. Как правило, эти студенты едут не на один год. Окончив третий курс, у них появляется желание получить полное образование. На сегодняшний день в Гренобльском университете находится порядка 60 наших студентов. Из них 12 человек - в аспирантуре, 10 - в магистратуре, и остальные бакалавры.   Кроме того, необходимо создавать условия для студентов по поиску денег для финансирования стажировок и практик в зарубежных вузах. На самом деле, как мне кажется, вуз не должен финансировать мобильность студентов, его задача создать все необходимые условия для того, чтобы студент эффективно искал стипендию, гранты.   

Обеспечение трудоустройства выпускников, ориентация на конечный результат: знания выпускников должны быть применимы и использованы на практике. Наш факультет имеет договоры о сотрудничестве со многими организациями. В качестве основных мероприятий в них закреплены пункты о приеме наших студентов на практику (на ознакомительную, производственную, преддипломную), совместное руководство дипломными проектами. Кроме того, мы используем ряд более эффективных инструментов. Очень многие наши выпускники —уже состоявшиеся представители бизнеса. И они не отказывают нам в том, чтобы взять студентов на практику, познакомиться с их уровнем подготовки и с целью последующего принятия на работу. И здесь возникает проблема, с которой я очень часто сталкиваюсь. Студентам после третьего курса, прошедшим первоначальную практику, предлагают серьезное место, и они не в силах от него отказаться. И что получается? Предлагали бы им работать четыре часа в день или, что еще лучше, восемь часов в неделю — против этого возражать никто не будет, это практический опыт, возможность сопоставить те знания, которые получают на факультете, с тем, что нужно. А когда речь идет о восьми часах в день, то здесь возникает проблема. Это означает, что люди не могут полноценно учиться. С одной стороны, это самый эффективный механизм трудоустройства, с другой — он наносит ущерб дальнейшей подготовке студентов. Для выхода из этой ситуации мы применяем некоторые элементы дистантного образования: на факультете создана электронная обучающая платформа, на которой выставлены все курсы лекций, заданий для практических  и самостоятельных занятий, тестовые задания, модульные задания и типовые экзаменационные задания. И для работающих студентов выпускных курсов, четвертого курса бакалавриата и второго курса магистратуры, допускается индивидуальный график обучения на базе электронной обучающей платформы. Пока такая форма обучения не носит массовый характер, но со временем, возможно, на факультете будет реализовываться дистантная форма образования. Эта форма позволила бы привлекать на факультет также работающих специалистов с высшим образованием, но желающих взять кредиты по каким-то отдельным модулям, то есть речь идет о втором дополнительном образования. На западе это новое направление называется Lifelong learning.
— Как Вы относитесь к проблеме перехода из средней школы в высшую?
  На сегодняшний день наметилась нисходящая тенденция – уровень знаний выпускников школ из года в год все ниже и ниже, особенно это касается математики и грамматики русского языка, выпускники не умеют считать даже  дроби, уже не говоря о производных и интегралах, не могут грамотно написать заявление из пяти строчек. Поэтому необходима школьная реформа. Невозможно построить дом на сыпучих песках, невозможно дать высшее образование, если нет базового школьного образования. Правительство, ссылаясь на нехватку средств, из года в год откладывает школьную реформу. Говорят, что нет возможности держать на государственном обеспечении 12-летнюю школу. А зачем держать все 12 лет? Можно сделать общеобразовательную обязательную школьную программу до девятого класса включительно. Затем, получив аттестат зрелости, молодой человек уже сам должен решить, продолжать ли ему обучение или пойти работать. Если да, то далее поступать в колледж на три года, а затем уже в вузы. В сельской же местности 10-12 классы можно проводить в специализированных, профильных школах для одаренных детей. Эти школы могут быть в районных центрах, крупных селах. Трехлетнее обучение в колледже или в специализированных, профильных школах позволит подготовить выпускников к вузу. Для остальных надо развивать ПТУ с конкретными реальными профессиями для последующего трудоустройста. В развитых западных странах только 20-30% выпускники школ идут в вузы, остальные 70-80% идут в профессиональные средние училища. У нас же все, кто закончит в школу  обязательно поступают в вуз, плохо или хорошо заканчивают, а затем не могут устроиться на работу. И в итоге у нас сейчас позиции шоферов, продавцов и официантов занимают выпускники вузов с дипломами  высшего образования.

— Как Вы думаете, что нужно сделать, чтобы повысить качество обучения?

— Нам необходима четкая система оценки качества образовательного учреждения. Ненормально, когда вуз сам оценивает качество своих выпускников. А так же когда профессиональную квалификацию присваивает не профессиональное сообщество, а сам вуз. Это вообще важный шаг - выведение квалификационной оценки за пределы учебного заведения. Как принцип, вынесение аттестации за рамки учебного заведения - вещь исключительно важная.

— А выпускники вашего факультета востребованы на рынке труда?

— Да, наши выпускники все устраиваются на работу, причем очень престижную и высокооплачиваемую. У нас в связи с этим другая проблема: нам очень сложно уговорить магистров остаться на факультете в качестве стажеров-преподавателей, потому что уровень зарплаты преподавателя их не устраивает. В редких случаях магистры остаются на факультете, когда они собираются поступать в аспирантуру и заниматься научными исследованиями. Очень многие наши выпускники — уже состоявшиеся представители бизнеса.  Без ложной скромности хочу заявить, что Кыргызско-Европейский факультет является одним из лидеров на кыргызском рынке экономического и бизнес-образования.

— Скажите, в чем секрет успеха Вашего факультета?

— Я считаю, что успех Кыргызско-Европейского факультета имеет 3 составляющие. Это, прежде всего, преподавательский коллектив факультета, его высокий качественный уровень, профессиональный уровень, стабильное состояние - основной состав факультета не менялся уже на протяжении 10 лет (80% ППС), большинство преподавателей прошли стажировки, тренинги, курсы в ведущих европейских вузах. Второе – это поддержка руководства института, университета и министерства образования, ведь многие наши начинания, новаторские идеи были бы загублены без поддержки и понимания нашего руководства. И, наконец, третье и, наверное, самое главное – это финансовая поддержка Французского Посольства в КР и поддержка Гренобльского Университета. Проектом TEMPUS  Европейской Комиссии сотрудничество между КНУ и УПМФ финансировалось только 3 года с 1995 по 1998 гг., и, начиная с 1998 года, на протяжении 9-ти лет проект сотрудничества между университетами финансируется посольством Франции.

— Недавно в СМИ говорилось о том, что посольство Франции Вам присвоило звание Кавалера Ордена Академической Пальмовой Ветви, расскажите об этом подробнее
На самом деле звание Кавалера присвоил премьер-министр Французской Республики, а Временный Поверенный в делах Франции Господин Эрик Мийе поздравил меня с присвоением этого звания. В поздравительном письме был отмечен мой вклад, как декана Кыргызско-Европейского факультета, в развитие кыргызско-французских отношений и распространение французской культуры в Кыргызстане. Такой оценки со стороны французского правительства удостоен проект сотрудничества Кыргызко-Европейского факультета ИИМОП Кыргызского Национального Университета  с Гренобльским Университетом имени Пьера Мендеса Франса (Франция).  Проект сотрудничества признан уникальным не только с точки зрения отсутствия аналогичных образовательных программ во франко-кыргызской практике, но и в связи с его эффективностью для формирования нового поколения кыргызских специалистов, преподавателей и научных работников. Для меня это было полной неожиданностью, и я глубоко убеждена, что это не только моя заслуга, но и работа всего коллектива нашего факультета, института, университета!

Для высших учебных заведений Кыргызстана присоединение к Болонскому процессу означает серьезный переворот. Однако результат будет иметь много положительных моментов: во-первых, признание кыргызских дипломов в Европе не будет проблематичным, во-вторых, сами кыргызские университеты не будут больше испытывать трудностей с аттестацией иностранных студентов, в-третьих, такая гармоничная система позволит кыргызским вузам развивать международное сотрудничество.

Беседовала Чынара ЖУМАКАДЫР

eXTReMe Tracker

eXTReMe Tracker