Главная, Новости, Газета, RSS, Старая версия

Наши комбанки работают контрпродуктивно
Токбаев А

25/01/07 - 17:52

<P><STRONG>Анализ-комментарий к стратегии развития банковского сектора на период до конца 2008 г. (Постановление Правления НБКР №164, от 16.08.2006г).</STRONG></P>
<P><STRONG>Почему-то очень широко распространено мнение о том, что место и роль банковской системы в нашей экономике определяются самой банковской системой. Причем это мнение бытует несмотря на то, что в портфеле наших банков преобладает короткий кредит, а наш бизнес пытается стартовать с чрезвычайно низких конкурентных позиций. Создается впечатление, что интерес к банковской системе, не только у большинства населения страны, но также и у высших чиновников, различных министерств и госадминистраций ограничен только размером ставки процента на кредит. </STRONG></P>
<P>Конечно, нам всем интересен банковский процент, и, конечно, мы всегда следим за ним и оцениваем его размер и собственные возможности. И все же осмелюсь напомнить, что процент - это также та часть прибыли, которой согласен поделиться с кредитором предприниматель, работающий в реальном секторе экономики, то есть производитель, создающий реальный товар в виде продукта или услуги. Этим я хочу лишь подчеркнуть, что реальное денежное содержание процента создается не в сфере финансов, а в сфере материального производства, а это значит, что благополучие и будущее банковской системы напрямую зависят от того, насколько производителен и эффективен этот наш предприниматель. Другими словами, если банковское сообщество думает о своем будущем, я уже не говорю о будущем нашего государства, то оно должно быть заинтересовано в том, чтобы банковская система, развивалась таким образом, чтобы максимально соответствовать потребностям предпринимателя, работающего в реальном секторе.</P>
<P>Поэтому, чтобы увидеть перспективы банковской системы, надо сначала увидеть и понять эти потребности. Это значит, что будущее банковской системы должно строиться, исходя из требований, которые к ней предъявляет реальный сектор экономики, и никак&nbsp; иначе. При этом состав и содержание этих требований, предъявляемых экономикой к своему финансовому сектору, частью которого является банковская система, всегда зависят от того, на каком этапе развития она находится.</P>
<P>В развитых экономиках, где уже состоялись и четко работают институты рынка, а рыночные механизмы обеспечивают эффективное взаимодействие реального и финансового секторов экономики, эти требования в большей степени отданы на откуп рынку. Тогда как у нас нет настоящего финансового рынка, а это значит, что нет рыночных механизмов взаимодействия реального и финансового секторов экономики. Простой пример: учетная ставка НБКР в районе - 4.3%, средневзвешенная ставка по депозитам в коммерческих банках - 2%, а та же ставка по кредиту — 26%. При этом темп инфляции — 2,5%. Это данные НБКР за 9 месяцев 2006 г. Есть ли логика рынка в этих цифрах? Вряд ли, просто коммерческие банки берут деньги в реальном секторе по ставке ниже темпа инфляции, то есть, по существу, не платя вкладчику ничего, но отдают их в кредит опять же реальному сектору по ставке в 10 раз выше!</P>
<P>Строго говоря, слепое копирование правовых рамок работы финансового сектора, принятых в развитых странах, в наших условиях приводит лишь к тому, что банковская система начинает жить сама по себе, безотносительно экономики, для которой она была создана. К тому же, не считаясь ни с чем, она начинает извлекать из реального сектора норму дохода, значительно превышающую, фактически создаваемую им норму прибыли. И вышеприведенные цифры подтверждают это. </P>
<P>Сегодня для нас жизненно важен вопрос модернизации экономики, которая необходима нам не только для того, чтобы остановить уже давно запущенный процесс деградации производственных мощностей, но и для того, чтобы затем иметь возможность построить конкурентоспособную экономику, умеющую зарабатывать валюту на внешних рынках. Хочу здесь подчеркнуть: чтобы добиться этого, надо добиться громадного качественного изменения нашей экономики, причем не только в обновлении производственных мощностей, но, прежде всего, в обновлении человеческого капитала. Идеалом модернизации является экономика, на входе которой — сырье, а на выходе - высокотехнологичный товар, имеющий спрос на внешнем рынке. Поэтому главным фактором экономического роста любой страны является научно – технический прогресс (НТП). Обычно не менее 90% экономического роста в современной экономике достигается за счет новых знаний, технологий и всевозможных нововведений.</P>
<P>Отсюда инновационная активность всегда рассматривается как индикатор состояния экономики и уровня ее конкурентоспособности. Когда эта активность угасает, у экономики очень быстро стареет производственный аппарат, и тогда она не заметно, но так же очень быстро теряет свои позиции на рынках. Именно такая тенденция уже стала характерной чертой нашей экономики: у нас явно заметен регресс производственного аппарата, а постоянно растущее отрицательное сальдо текущего счета платежного баланса страны - это следствие этого регресса, показывающее, что мы зарабатываем валютных средств значительно меньше, чем тратим.</P>
<P>Поэтому вопрос финансирования потребности реального сектора экономики в обновлении производственного аппарата - это вопрос выживания страны в ближайшей перспективе. При этом нам нужны не просто инвестиции в обновление производственного аппарата экономики, а, что самое важное, нам необходим реальный результат этого обновления в виде постоянно растущего экспортного дохода. Все другие декларации госчиновников о росте экономики и росте ВВП не имеют смысла, если этот рост не приносит реальной валютной выручки, в сумме превышающей выплаты по внешнему долгу и затраты на импорт.</P>
<P>Здесь все до предела ясно: стареют и выходят из строя производственные основные средства (мощности) экономики, как следствие — уменьшается валютная выручка от экспортных продаж, что, в конечном счете, приводит к дефициту валюты для оплаты внешнего долга. В результате кредиторы объявляют страну банкротом. Причем, чем дольше не обновляются производственные мощности, тем быстрее сокращается валютная выручка и быстрее наступает момент истины в разговоре с кредиторами. <BR>Есть только одно решение - это быстрое и эффективное обновление производственного аппарата. В противном случае крах экономики неизбежен. Причем логика его возникновения чрезвычайно проста: старые и плохие производственные мощности, а это не только здания, инженерные сооружения и технологическое оборудование, но и земля, и крупный рогатый скот, - по мере старения вырабатывают все более плохой продукт, который затем плохо продается на экспорт или не продается вообще.</P>
<P>При этом решение о списании части внешнего долга ничего не решает, ведь процесс старения производственных мощностей в этом случае не остановится, а продолжится и, вернее всего, с еще большей скоростью. Поэтому первым и главным должен ставиться вопрос о том, как добиться того, чтобы коммерческие банки начали финансировать долгосрочные проекты развития. И ответ на этот вопрос должен стать стержневым аспектом при построении стратегии достижения целей развития банковской системы, конечно же, если мы: во-первых, рассматриваем ее, как систему, обеспечивающую развитие экономики и, во-вторых, если ставим во главу угла интересы государства.</P>
<P>Вопрос ставится так в связи с тем, что для финансирования модернизации экономики есть всего три источника: внешний долг, собственные накопления предприятий (включая инвестиции в капитал) и кредит коммерческих банков. Сегодня всем известна наша проблема внешнего долга, особенно в контексте завершения 10-летнего льготного периода, в графиках возврата основной суммы кредитов, взятых в середине 90-х годов. В части собственных средств предприятий реального сектора отмечу только одно: говоря о рентабельных предприятиях, готовых финансировать НТП, нельзя сказать, что их мало, их у нас просто нет. </P>
<P>Остается только финансовый сектор экономики, а конкретно – банковская система страны. Как показывает статистика, технологическое обновление корпораций в развитых странах в основном финансируется коммерческими банками. Вот данные для сравнения: в Японии 65% развития не финансовых корпораций финансируется коммерческими банками, в Европе - 45%, в США - 40%, в России пока - 8%. </P>
<P>А вот что показывает наша статистика: почти 50% в совокупном кредитном портфеле коммерческих банков составляет кредит в торговый импорт, почти 30% - в строительство, а вот данных о финансировании инновационных проектов расширенного воспроизводства в статистике коммерческих банков нет, так как эта область размещения активов ими просто никогда не финансировалась. </P>
<P>Таким образом, можно с уверенностью сказать: во-первых, наши коммерческие банки работают контрпродуктивно, так как финансируют, в основном, зарубежных производителей, во-вторых, явно видно, что собственного механизма финансирования именно расширенного воспроизводства у них просто нет. </P>
<P>Более того, существуют большие сомнения в реальных возможностях наших коммерческих банков профессионально и эффективно работать на этом рынке. Так как для этого, кроме самих источников долгосрочного финансирования инновационных проектов, еще необходимы опытные юристы, бухгалтеры и менеджеры,&nbsp; умеющие оценивать будущую рыночную эффективность проектов и возможность их практического выполнения, а также знающие и, что самое главное, умеющие на практике организовывать их финансирование и успешную реализацию. </P>
<P>Кстати, это утверждение подтверждается практикой работы наших коммерческих банков. Сегодня они не проявляют ни малейшего желания участвовать в создании и развитии рынка инвестиционных продуктов, отсутствие которого болевая точка нашей экономики. Зато, они уже пришли в регионы, но не для того, чтобы быть ближе к крестьянским и фермерским хозяйствам, которые всегда нуждаются в кредите, а всего лишь для того, чтобы войти в рынок мелкой (базарной) торговли, которая пока еще позволяет извлекать значительный процент из короткого кредита в ее текущий оборот. И в этом их можно понять, ведь инвестиционное банковское дело — это рынок, требующий значительной профессиональной подготовки и высокой квалификации персонала, чего, конечно же, от него не требуется, если работать на базаре районного масштаба.</P>
<P>Таким образом, сегодня наши коммерческие банки, вместо того, чтобы, развивая финансовый сектор экономики и квалификацию собственного персонала, подняться до рынка инвестиционных продуктов, наоборот, опустились до рынка микрокредитов, вытесняя с него, слабые микрофинансовые организации. О том, насколько слаба наша банковская система, можно понять всего по нескольким цифрам. Сегодня у нас деньги, находящиеся вне банков, составляют 80% общего объема денег, которые обращаются в стране в сомах. Это означает, что банковская система функционирует, по существу, отдельно от основной массы денег, имея совокупный кредитный портфель всего лишь около 10% ВВП, это объем с учетом кредитов, выданных в валюте. Для сравнения: в развитых экономиках деньги вне банков составляют от 5% до, максимум 10%&nbsp; (сравните: у нас 80%), а их совокупный кредитный портфель достигает 300% ВВП (Германия, Англия), 70% ВВП в Польше. </P>
<P>Поэтому сегодня одним из главных должен ставиться вопрос о том, как добиться того, чтобы наши коммерческие банки, значительно расширив охват хозяйств реального сектора, поднялись в своем развитии до рынка инвестиционных продуктов. Это основная потребность нашей экономики. И ответ на этот вопрос, должен занять главное место в планировании будущего банковской системы.</P>
<P>Последние заявления нашего правительства - это 5,5% роста реального ВВП в следующем году. Обычно рост доходности экономики увеличивает сбережения населения и накопления компаний, что, в свою очередь, увеличивает ресурсную основу и доходность активов финансового сектора через рост базы депозитов и через расширение и рост рынка ценных бумаг. А что происходит у нас? У нас рост потребительских цен, по данным 9 месяцев 2006 года, составил 2,5%. Это значит, что предприятия, занятые в сфере материального производства, лишены возможности работать прибыльно, так как себестоимость производства их продукта или услуги растет гораздо быстрее роста потребительских цен, поэтому их уход с рынка заранее предопределен и вполне закономерен.</P>
<P>Таким образом, круг замкнулся: наши коммерческие банки не хотят финансировать обновление производственного аппарата экономики, что приводит к падению доходности хозяйств реального сектора и, как следствие, невозможности увеличить сбережения населения и накопления компаний, а это ресурсная база кредита коммерческих банков.</P>
<P>К тому же у нас более 60% занятого населения работает в сельском хозяйстве, где сегодня производительность труда находится на уровне начала прошлого века. При этом в отрасли сегодня не заметно даже предпосылок реального восстановления качественного состава почвы пахотных земель, я уже не говорю об ирригационных системах, так же, как не говорю о реальном восстановлении племенной работы и института ветеринарии в регионах. А без этого отрасль не имеет будущего — это аксиома.</P>
<P>Итак, в этой ситуации можно ли говорить о росте внутренних сбережений населения, росте накоплений и стоимости предприятий не финансового сектора, а значит — о росте ресурсной базы кредита и рынка капиталов? Если нет, а это очевидно, то тогда резонно задать вопрос разработчикам стратегии банковской системы: «На чем основывается и для достижения каких целей развития экономики разработана стратегия банковской системы?».</P>
<P>Заканчивая, хочу напомнить слова замечательного ученого и пропагандиста методологии системного анализа Питера М. Сенге: «Разделив слона пополам, вы не получите двух маленьких слоников». Этим я хочу лишь еще раз обратить внимание на известную истину о том, что экономика - это единый организм, и поэтому нельзя рассматривать ее часть независимо от целого и, тем более, строить стратегию достижения целей только этой отдельной части.</P>
<P align=right><EM><STRONG>Токбаев А., экономист.</STRONG></EM></P>
eXTReMe Tracker

eXTReMe Tracker