Главная, Новости, Газета, RSS, Старая версия

Пока что в отношениях России и США – «холодный мир»

19/02/07 - 14:41

Резкие выпады Владимира Путина против американской однополярности, сделанные в феврале в Мюнхене, возможно, не возвещают о возвращении к недоброму старому времени глобальной идеологической конфронтации – в эпоху блоков и борьбы за сферы влияния, диссидентов и шпионов, гонки вооружений и гарантированного взаимного уничтожения, хотя многие поспешили заявить именно об этом.

Проблема в том, что "вторая холодная война" может быть по-своему столь же сумбурной и непредсказуемой. Несмотря на все разговоры о стратегическом партнерстве и даже о личной дружбе между Путиным и президентом Джорджем Бушем, отношения между Россией и Соединенными Штатами достигли, вероятно, низшей точки с момента распада СССР полтора десятилетия назад.

Сейчас "мир одного хозяина, одного суверена", сказал Путин в Мюнхене, и это его нисколько не радовало. "Соединенные Штаты, – сказал он, – перешагнули свои государственные границы во всех сферах".

Страны, судя по всему, вступают в период напряженности, поскольку в ответ на любой шаг возникает недоверие и ответный шаг, что разводит их по разные стороны баррикад по всему миру, от Ирана до Грузии и Косово.

Поскольку в обеих странах в 2008 году предстоят президентские выборы, вряд ли ситуация изменится к лучшему, ведь кандидаты редко получают дополнительные очки дома за то, что готовы к уступкам на международной арене.

Две страны сейчас открыто соревнуются за влияние в Европе, на Кавказе и в Центральной Азии, где доступ к природным ресурсам и военным базам для обеих приобрел первостепенное значение. План администрации Буша построить систему противоракетной обороны в Польше и Чехии в России воспринимают с откровенной враждебностью. Как и заигрывания НАТО с Грузией и Украиной – двумя бывшими советскими республиками, которые Россия считает частью своей исторически сложившейся сферы влияния.

Столь же враждебно США относятся к тому, что Россия продает оружие Сирии, Венесуэле и, что особенно тревожно, Ирану. Россия в прошлом месяце продала Ирану на 700 млн долларов ракетные системы Тор-М1, которые в случае конфликта будут, по всей вероятности, использоваться против американских истребителей и бомбардировщиков, подобно тому как российское противоракетное оружие, изначально проданное Сирии, использовалось против израильских войск, сражавшихся с "Хизбаллой" в Ливане прошлым летом, что вызвало дипломатические протесты со стороны Израиля.

Две области, в которых Путин и Буш тесно сотрудничали, – борьба с терроризмом и распространение ядерного оружия – неожиданно оказались источниками не только сотрудничества, но и конфронтации. Заключенное на прошлой неделе соглашение, по которому Северная Корея приостанавливает свою ядерную программу, дает надежду на сотрудничество, однако заявление высокопоставленного российского генерала о том, что Россия может выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, заключенного Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачевым в 1987 году, говорит об обратном.

"Был баланс и страх взаимного уничтожения, – сказал Путин в своей мюнхенской речи, произнесенной на ежегодной международной конференции по безопасности. – И одна сторона боялась шаг ступить лишний без того, чтобы не посоветоваться с другой в последнее время. И это был хрупкий мир, конечно, и страшноватый. Но он был достаточно надежным, как выясняется сегодня. Сегодня он, оказывается, и не такой уж надежный".

Речь Путина, которую в России некоторые интерпретировали как поворотный момент, аналогичный выступлению Уинстона Черчилля, когда он в 1946 году подарил миру выражение "железный занавес", практически наверняка отражала новообретенную развязность России на мировой арене. Да, она могла бы стать исторической. Путинский Кремль, поддерживаемый на плаву высокими ценами на энергоносители, более уверенно отстаивает свою роль на Ближнем Востоке, в Азии, в Европе, а это неизбежно означает, что его интересы сталкиваются в этих регионах с интересами США.

Путин также озвучил давно копившиеся обиды по поводу силовых приемов американской внешней политики, которые начал практиковать президент Билл Клинтон и продолжил Буш. Жалобы на игнорирование Соединенными Штатами чувств России возникают снова и снова начиная с 1990-х годов и касаются разных вопросов – от расширения НАТО и до войны Североатлантического альянса с Сербией, когда Россия была просто слишком слаба и неорганизованна, чтобы воспротивиться ей.

"Запад не рассчитывал на быстрое возрождение России", – сказал эксперт по России Германского совета по международным отношениям Александр Рар. Он все же не стал говорить о "второй холодной войне", но сказал, что "мы определенно можем говорить о возникновении холодного мира".

Путин поддержал Буша в первые часы после терактов 11 сентября 2001 года, но теперь он, и не только он, в России выражают тревогу по поводу того, что они считают чередой невыполненных обещаний: незакончившаяся война в Афганистане, где ширится производство героина, который неизбежно доходит до России, и, что еще хуже, очевидное превращение военно-воздушной базы в Киргизии в постоянную, хотя изначально ее объявляли временной. Затем началась война в Ираке, которую россияне восприняли в штыки, а Путин предупредил, что она будет иметь катастрофические последствия для мира в регионе.

Американские официальные лица, со своей стороны, выражали тревогу по поводу невыполненных обещаний Путина относительно демократизации и "энергетического диалога", который должен был расширить возможности американских нефтяных и газовых компаний, но стал жертвой кампании Кремля по установлению госконтроля над природными ресурсами. Путин недавно провел неделю на Ближнем Востоке, в том числе в Катаре – другом крупнейшем производителе природного газа, где выражал интерес к созданию "газовой ОПЕК" – организации, которая координировала бы политику, в том числе ценовую, в отношениях с Европой и США.

"Вот что меня беспокоит в связи с новой холодной войной: обе стороны чувствуют себя обманутыми", – говорит директор московского Института США и Канады Сергей Рогов. Он считает, что на сегодняшний момент две страны имеют разногласия по экономическим, политическим, военным вопросам, а главное, разную систему ценностей.

Самым зловещим развитием событий, говорит Рогов, было бы прекращение сотрудничества в области нераспространения ядерного оружия. Остановить волну националистических амбиций, нацеленных на получение ядерного оружия, можно только при согласии стран, как это было сделано в отношении Северной Кореи, но еще только предстоит сделать в отношении Ирана. "Если мы будем бороться – политическими методами, не военными, – то кто тогда будет контролировать ситуацию?"

Стивен Ли Майерс

eXTReMe Tracker

eXTReMe Tracker