Главная, Новости, Газета, RSS, Старая версия

Сброс авиатоплива с воздуха: вред или манна небесная?

08/12/05 - 14:47

По информации Центра организации воздушного движения Кыргызской Республики, за период с января 2003 года по июнь 2004 года зафиксировано десять случаев, а в 2005 году два случая аварийного слива авиатоплива топливозаправщиками КС-135 ВВС США, базирующихся на военной базе «Манас». В одном случае, а именно 14 октября 2003 года, сброс 29 тонн топлива был осуществлен без разрешения диспетчера. В каждом из 12 случаев сброс авиатоплива производился в пределах от 20 до 40 тонн при высоте от 5100 до 7500 метров. Последние два случая сброса были зафиксированы 24 и 25 сентября 2005 года, когда самолеты ВВС США в результате нештатных ситуаций сбросили с воздуха на пригород Бишкека по 40 тонн авиатоплива в каждом случае. Статистика, согласитесь, на самом деле несколько пугающая. Тем более, стоит только представить, как из летящего самолета над просторами благодатной Чуйской долины распыляется по 40 тонн авиатоплива… Эффект усиливается еще и тем, что самолеты американские, более того – военные. Готовый сценарий для современного блокбастера, где и политика, и личные трагедии местных жителей и пилотов, и большие деньги, и экологическая катастрофа в придачу. По закону жанра необходим также главный герой, который отважно предотвратит эту самую катастрофу и благодаря которому восторжествует справедливость. Похоже, что примерить на себя эту роль попытался бывший министр иностранных дел КР Аскар Айтматов, созвав «круглый стол» «Авиабаза «Ганси»: настоящее и будущее, реалии и домыслы», на котором нанесенный нашей экологии ущерб был оценен примерно в один миллион долларов США. Впрочем, озвученная сумма американскую сторону особо не впечатлила, и посол США в КР Мари Йованович в лучших традициях дипломатии невозмутимо заявила, что сброс авиатоплива является общепризнанной практикой, которая не наносит ущерба ни людям, ни животным, ни окружающей среде. Итак, конец фильма или продолжение все же следует? Ответить на этот вопрос мы попытались с помощью наших читателей, принявших участие в очередном голосовании на сайте «Новостная лента» на тему: «Должны ли США выплатить Кыргызстану компенсацию за сброс авиационного топлива с самолетов военной авиабазы «Манас» над территорией КР?». И как обычно нами были предложены возможные варианты ответов: «если существует подобная мировая практика», «правительству необходимо потребовать компенсации, несмотря ни на что», «сначала необходимо доказать факт причинения экологического ущерба», «сам факт сброса является достаточным условием для выплаты компенсации», «надо просто поднять цену арендной платы в целом», «нет, не должны, так как сбросы соответствуют международным стандартам», «у сильного всегда бессильный виноват», «богатые тоже платят» и «нечто иное». За емкий вариант ответа «нечто иное» отдали свои голоса едва 0,5% респондентов. Безусловно, при всей кажущейся простоте вопроса, нюансов, влияющих на поиск ответа на него, великое множество, что вполне объяснимо, учитывая, что речь идет о непростых с недавних пор взаимоотношениях двух стран. При этом говорить об их категориальной соизмеримости тоже как-то не приходится: США и Кыргызстан выступают на геополитической арене в разных весовых категориях. Возможно, этим и обусловлена уверенность 0,9% респондентов, которые выбрали вариант ответа «у сильного всегда бессильный виноват», фактически означающий: «США не следует платить Кыргызстану компенсацию за сброс авиационного топлива». Будучи же выходцами из поколения прагматиков, не лишенных, кстати, патриотичности, мы сами порой подтрунивали над амбициозностью Кыргызстана в геополитическом масштабе. И все же, не желая поддерживать в наших соотечественниках изначально пораженческие настроения, не скрою, я рада такому малому количеству пессимистов в нашей стране. Тем более, что мир, в котором правят бал оптимисты, не раз подтверждал тот факт, что «богатые тоже платят». И за этот вариант ответа отдали свои голоса уже 1,4% участников нашего голосования. Как известно, положение мировой державы ко многому обязывает и порой несет с собой ряд неудобств. Парадокс, но иной раз то, что уступят стране бедной, богатой только продадут. Вместе с тем следует признать, что и запросы у богатых стран не чета потребностям третьего мира, да и различные стандарты, ограничения и правила, принятые международным сообществом, частью которого являются как бедные, так и богатые страны мира, разрабатываются ими же самими. И, по мнению такого же количества респондентов, то есть 1,4%, США подобные общеобязательные нормы соблюдают, а значит не должны выплачивать Кыргызстану компенсацию, так как сбросы соответствуют международным стандартам. Собственно в этом убеждала кыргызстанцев и г-жа Йованович, апеллируя к стандартам ИКАО (Международная организация гражданской авиации). Не поверить столь очаровательной женщине трудно, тем более, что, по ее словам, исследования, проведенные американской стороной, показали, что в Кыргызстане военные сил антитеррористической коалиции даже превышают природоохранные требования по сравнению с теми, что соблюдаются в Америке. Возможно, поэтому 2,7% участников голосования выступили за гениальное по свое простоте решение вопроса: «надо просто поднять цену арендной платы в целом». Собственно само понимание того, что ежегодные 52 млн. долларов в бюджет Кыргызстана за аренду аэропорта не являются запредельной платой, пришло задолго до начала процесса пересмотра соглашения. Еще в ходе визита в нашу страну министра обороны США Дональда Рамсфельда вопрос об увеличении арендной платы, казалось, был уже решен, хотя официально никаких цифр озвучено не было. Зато были по ту и по эту стороны обтекаемые фразы и набившие оскомину заверения в дружбе и сотрудничестве… Между тем, по словам г-жи посла, Америка, как оказалось, ждала-таки от нашего правительства конкретных доказательств нанесения самолетами базы какого-либо ущерба экологии страны. И с нею, кстати, солидарны 4,1% участников голосования, которые и выбрали вариант ответа «сначала необходимо доказать факт причинения экологического ущерба». Здесь, кстати, как предусмотрено нормой в процессуальном праве, открывается широкое поле для деятельности различных правозащитных организаций, экологов и собственно министерства экологии и чрезвычайных ситуаций, о чьей роли во всей этой ситуации следует упомянуть особо, что мы и сделаем ниже. Пока же развернуто о следующем результате: 24,5% голосов получил вариант ответа «сам факт сброса является достаточным условием для выплаты компенсации». Тем более, что зафиксировано 12 случаев аварийного сброса авиатоплива. Вот только много это или мало? И сколько таких случаев имели место при посадке наших самолетов или гражданских самолетов других стран, осуществляющих полеты над территорией Кыргызстана? Существуют ли стандарты, нормы по выплате компенсации в случаях сброса топлива и каковы их параметры? Поиск ответов на эти вопросы, возможно, и является одним из непременных условий при детальном рассмотрении этой ситуации со стороны профильного ведомства. Тем более, когда 25% респондентов считают, что США должны выплатить Кыргызстану компенсацию за сброс авиационного топлива «если существует подобная мировая практика». Хотя из слов той же госпожи Иованович известно, что США подобных компенсационных выплат, имея обширную сеть военных баз, не производили ни одной стране. И это, между прочим, несмотря на утвержденные нормативы, в пределах которых вредное воздействие на окружающую среду является допустимым. Превышение же таких нормативов запрещается как внутренними законами, так и международными нормами. И обязанность установления фактов превышения лежит, безусловно, не на гражданском обществе, которое зачастую и начинает бить в набат, а на соответствующем государственном органе. Здесь, видимо, самое время сказать о МЭиЧС, в обязанности которого до последнего времени и входила забота об экологии Кыргызстана. Хотелось бы знать насколько данное министерство выполняло свои функции своевременно и в полной мере в отношении тех же воздушных судов, чье влияние на атмосферу, почву и воду априори вредно и без всяких сбросов топлива? Тем более, что, согласно оценкам экспертов, в среднем около 42% общего расхода топлива самолета тратится на его выруливание к взлетно-посадочной полосе перед взлетом и на заруливание с взлетно-посадочной полосы после посадки (что составляет по времени в среднем около 22 минут). При этом доля несгоревшего и выброшенного в атмосферу топлива при рулении намного больше, чем в полете. А по данным ИКАО, например, в далеком 1999 году только гражданская авиация совершила более 20 миллионов рейсов, обслужив при этом около 1,5 миллиарда пассажиров, а грузовые перевозки составили почти 30 миллионов тонн готовых изделий. В этих условиях относительно низкую активность полетов в нашем международном аэропорту «Манас» следует воспринимать не иначе как благо. Однако, это вовсе не означает, что бдительность профильного ведомства должна быть вконец усыплена. Скорее, наоборот, возникают резонные вопросы: если воздействие самолетов на окружающую среду предопределено как вредное, проводило ли МЧС соответствующие исследования до заключения Соглашения о размещении военной базы? Разрабатывало ли рекомендации по минимизации вреда, проводило ли оценку воздействия деятельности базы на окружающую среду и экологическую экспертизу в период функционирования базы в соответствии с требованиями экологического законодательства? Необходимо помнить, что при эксплуатации всех воздушных судов происходит загрязнение атмосферы отработанными газами авиадвигателей вблизи аэропортов (приземные слои атмосферы) и на высотах крейсерского полета (верхние слои атмосферы). Производственно-хозяйственная деятельность аэропортов также влияет на окружающую среду: это – химическое загрязнение атмосферного воздуха стационарными и передвижными источниками (воздушные суда, автотранспорт, спецмашины); загрязнение и использование водных ресурсов; химическое и физическое воздействие на почву и растительность; акустическое (шумовое) и электромагнитное (физическое) загрязнение. В свете этого, вполне есть резон начать решение проблем с самим аэропортом, гражданскими судами и другими стационарными объектами, загрязняющими среду как вокруг аэропорта, так и в целом по стране. В зоне аэропортов с большой интенсивностью движения эксплуатация воздушных судов может стать причиной сверхнормативного загрязнения атмосферного воздуха, особенно по оксидам азота. Почвы на территории аэропортов обычно загрязнены солями тяжелых металлов и органическими соединениями (хром, никель, марганец, цинк, железо, нефтепродукты, этиленгликоль). Аэропорты являются источниками накопления различных твердых и жидких отходов потребления и производства. Именно поэтому большинство крупных зарубежных аэропортов оборудованы системами слежения за качеством воздуха (мониторинг), чего у нас, к сожалению, не наблюдается. А вспоминаем мы об экологическом контроле лишь по случаю, используя его исключительно как предмет торга. И неудивительно потому, что большинство голосов в нашем интерактивном голосовании, а именно 39,5%, отданы за вариант ответа «правительству необходимо потребовать компенсации, несмотря ни на что». Определенно, что, согласившись еще на несколько (десятков?) миллионов, США не пойдут по миру, тем более, что они уже согласились на пересмотр условий Соглашения о размещении базы, доподлинно понимая, что одним из основных пунктов переговоров станет сумма выплат кыргызской стороне. Безусловно, также, что при расчете размеров выплат изначально необходимо было предусмотреть, и сейчас, к слову, тоже, экологическую составляющую. Другой вопрос, и он, как нам кажется, насущен, будут ли направлены полученные средства (какая-то их часть) на природоохранные цели? Начнет ли, в конце концов, государство заботиться о природе сейчас, когда она все еще к нам (по непонятным причинам) благосклонна? Да и, согласитесь, всесторонне поддержать тех наших сограждан, которые живут вблизи аэропорта и которые утверждают, что им причинен ущерб, тоже прямая обязанность государства. Привычка же наших властей принимать все решения кулуарно и уведомлять население постфактум или годами позже, росту доверия отнюдь не способствует. Не отрицая необходимости дальнейшего сотрудничества Кыргызстана с США, следует блюсти, прежде всего, свои национальные интересы. А это уже без малого и есть политика национального достоинства. Даже согбенным до колен следует когда-то начинать…

Асель ШЕРБОТО

eXTReMe Tracker

eXTReMe Tracker