Главная, Новости, Газета, RSS, Старая версия

Встреча Байдибек бия с Амир Тимуром

10/01/08 - 17:53

Ранее опубликованная статья в нашей газете под заголовком «Свет истины, или Подлинная история племени Саяк» (№ 44 (364) от 22 ноября) вызвала определенный резонанс. Связи с этим мы публикуем продолжение-дополнение по просьбе наших читателей и вынуждены были снова обратиться к известному санжырачы Сыргакбеку СООРОНКУЛОВУ.

В то время, когда Байдибек-бий правил городом Шаш (Ташкент) вместе с пригородом, он однажды посадил своего сына Жараншаха на иноходца и отправился в паломничество с дюжиной своих приближенных в святой мавзолей своего старшего дяди Кул Кожо Ахмет Яссави. Там он неожиданно увидел, что на поле на берегах Сырдарьи и у склона Каратоо собралось около 2-х тысяч людей, среди которых было очень много известных ширазских, гератских, исфаханских, индостанских мастеров. Возле могилы Кул Кожо Ахмета сидел вместе с приближенными Амир Тимур, который боготворил Кул Кожо Ахмета Яссави.

Амир Тимур, несмотря на свой 70-летний возраст, держался молодцом и все еще продолжал свои военные походы. Он ответил на приветствие Байдибека и сказал ему: «Я не видел твоего деда Айдараалы. Но видел двух его сыновей - Асана и твоего отца* Карашбия. Асан был человеком народным, и поэтому каждый раз сострадал своему народу, из-за чего в народе его назвали Асан Кайгы (Асан Страдалец). Когда я встретился с Асаном Кайгы, ему было 94 года. Он был непокорным власти возраста, живым, молчаливым. Тогда мне было 25 лет, и я ему рассказал, что свою пустельгу натаскал так, что даже напустил на лебедя, он сказал: «Зря ты это сделал». Я его спросил: «А что плохого в охоте, в развлечениях с ловчими птицами?». Он сказал, что лебедь является носителем благодати, высшим существом, символом мирной жизни. А пустельга — несчастная, она ловит мышей в поле. «То, что ты его натравил на лебедя, стало низостью по отношению к высокому. Наше время проходит, и мне кажется, что если когда-нибудь время переменится, наших потомков, как этого лебедя, будут втаптывать в грязь рабы, похожие на пустельгу». Так он сказал»,— рассказал Амир Тимур.

В это время 10-летний Жараншах подошел со своим жеребенком., «Чей ты сын?» — спросил падишах.— «Байдибека».— «Как тебя зовут?» — «Жараншах». Почему-то Амир Тимур обратил особое внимание на мальчика, и спросил, как зовут его мать. — «Нурила». — «Оо, это имя от слов Hyp Алла (Луч Аллаха), очень красивое имя». Баидибек сказал: «Вы знаете человека, который назвал ее так. Это Али Сыман, сын ходжи Махтыма Азама, который был одним из ваших полководцев». Амир Тимур вздрогнул. «Али Сыман! Значит есть потомок этого прославленного богатыря, ведь Махтым Агзам был племянником Кожо Ахмета? Значит, в жилах матери этого ребенка течет кровь нашего кумира». Он поцеловал ребенка и сказал, что сразу почувствовал родственную душу, и благословил его «Пусть жизнь твоя будет долгой, а потомков будет много!». Впоследствии от Жараншаха, который получил таким образом благословение Амира Тимура, пошли племена Албан, Субан, Дулат. И тогда Байдибек сказал: «Мы тоже считаем своим кумиром Кожо Ахмета, мы с ним породнились, мы постоянно молимся его праху».

«У нас появилась цель, послушай, сынок», продолжил Амир* Тимур Байдибеку. «Я совершил 18 великих походов для сохранения тюркского народа, для распространения ислама. Ни разу не ошибся, всегда достигал своих целей. Мой следующий 19-й поход будет направлен в Китай, к джурджитам. Если я смогу обратить их в ислам, мои походы будут завершены. Перед своим 19-м походом я хочу поставить небывалой красоты памятник Кул Кожо Ахмету Яссави, потомку дочери моего кумира пророка Мухаммеда и его зятя Азирета . Али в 16-м поколении, чтобы люди мусульманского сообщества могли совершать к нему паломничество, как в Мекку».

Тогда Байдибек-бий предложил: «Сударь, я смогу взять на себя все расходы на питание, сколько бы человек ни были привлечены на эти работы». Амир Тимур пошутил: «А, сын Карача бия. Ты хочешь впоследствии похвастаться тем, что когда Амир Тимур не смог прокормить своих рабов, только ты смог их удержать?» — «Нет, богатырь, Кожо Ахмет’не только наш кумир, но и предок моей суженой Нурили, поэтому, пользуясь Вашей инициативой, давайте выполним свою миссию». Великое дело было организовано великолепно. Было привлечено более 2-х тысяч людей, и в намеченные сроки был построен мавзолей, украшенный золотом и серебром, вершиной уходящий в небо. Так прадед саяков Байдибек-бий внес свой вклад в стройку величественного здания, возведенного по воле Амира Тимура, которое по сей день незыблемо стоит в Туркестане (Теркестане).

По завершении строительства Байдибек-бий предложил: «Сударь! Вы выполнили свою миссию. Раз моя жена Нурила - дочь Али Сымана, значит, она и Ваша дочь. Она устраивает пир в Вашу честь и просит Вас вместе со всеми Вашими людьми прийти к нам домой и стать нашим гостем». Амир Тимур согласился. «В таком случае веди нас в свой аул»,— сказал царь. По дороге он вспоминал о своих ратных приключениях. «Конечно, на старости лет я мог бы жить спокойной жизнью в прохладных садах Самарканда совершая 5-кратный намаз. Но если чего-то требует от тебя судьба твоего народа, то ты отправишься хоть на край света. Потому что это твой мусульманский долг, сам Господь написал это в твоей судьбе. Так вот, Байдибек-бий.

Когда за спиной судьба твоего народа, даже старики не могут отдыхать от походов... С тех пор как я стал амиром, я взялся за меч и копье не оттого, что завидовал чьему-то счастью и богатству, а оттого, что хочу обратить все окрестные народы в рабство Господне. Некоторые подлые души всё это извращают на свой лад, стремясь показать меня только захватником, насильником, тираном и деспотом. Но всё равно я рассчитываю, что со временем мировоззрение нашей молодежи станет светлее, а потомки наши правильно поймут, что мы проливали кровь ради интересов нашего народа»,— заключил Амир Тимур.

В это время Байдибек сообщил: «Мы уже прибыли в покои вашей дочери Нурилы». К этому часу около 100 юрт были установлены на зеленой траве под красивой скалой. Тысячи человек, подготовленных для встречи гостей, брали лошадей под уздцы и встречали мастеров, воинов, аксакалов. Амира Тимура сопровождал сам Байдибек и знакомил с некоторыми своими близкими. Одного из предводителей джигитов, стройного юношу, он представил как своего младшего брата Байдулла. Про светлолицего, высокого парня он сказал, что это его сын Жалмамбет. Гость сказал, что сразу видно, что они как ветви одного дерева.

Среди встречающих женщин Амир Тимур заметил одну, которая была белолицей, среднего роста, в белом платке, в черном камзоле, и не успел подумать, что это дочь Али Сымана, как Байдибек опередил его: «А это ваша сноха Нурила». «Дочь! Раз она дочь Али Сымана, значит, и моя дочь», - поправил Амир Тимур. Нурила поклонилась.
«Как поживаешь, свет моих глаз?» — раздался голос богатыря в просторной юрте. «Примите мое почтение, богатырь-отец.» — Милостью Аллаха поддерживаем огонь жизни, растим детей»,— не спеша ответила она. В почетной стороне юрты по рангу и возрасту сели аксакалы, визири, полководцы и нукеры. Всё более чем 2-тысячное окружение Амира Тимура расположились в юртах. Байдибек-бий начал угощать гостей яствами тюркских и кыргызских народов.

Амир Тимур отмечал про себя почтительное отношение к нему Байдибека, Нурилы, Жалманбета и сидел в глубоком удовлетворении. Вспоминал свое прошлое, как рядом со своим отцом Тарагемом из своего села в Шахрасиябе прибыл в Леи, а после того, как совершил паломничество в мавзолей Кожо Ахмета, познакомился с имамом мечети Баб-Араб, своим племянником Махтымом Агзамом, рожденным Каухар, дочерью Кожо Ахмета. Вспоминал его единственного сына, своего самого верного полководца Али Сымана. Проявлял отцовскую любовь к Нуриле, единственному потомку этих уважаемых им людей, рассказывал о незабывемых воспоминаниях про них. «Кроме тебя, разве не осталось от покойного Али Сымана других детей, дочь моя?» — спросил Амир Тимур.— «Да, его единственное дитя — это я»,— ответила Нурила.

Амир Тимур расправил грудь и поднял голову. «Байдибек, Нурила, дети мои, поднимите ваши ладони к лицу! Коль Вы одиноки, пусть Аллах даст Вам неисчислимое потомство, как деревья в лесу, и да хранят их духи Кожо Ахмета, Майкы-бия, Али Сымана. Оомиин!» - благословил он.

Аллах выполнил благословение Амира Тимура Байдибеку. От его первой жены Сырбайбиче родился Шырыкты, от его сына Сары распространился род Сары Уйсун.

От его второй жены Зарипы родился Жалмамбет, от него большие племена Шапыратты, Ысты, Ошакты. От Шапырашты пошли малые племена Ыстык, Кыстык, Абак, Саяк.
От его третьей жены Нурили (Домолак эне) родился сын Жарыншах, отнего пошли племена Албан, Субан, Дулат. От благословения Амира Тимура после Байдибека остались многочисленные потомки, подобно деревья в лесу.

Мы рассказали о том, что предок саяков Байдибек был человеком, кого судьба свела с Амиром Тимуром.

Сыргакбек Сооронкулов
Редактирвал Турат Акимов,
перевод с кыргызского Жыргалбек Касаболотов

eXTReMe Tracker

eXTReMe Tracker