Главная, Новости, Газета, RSS, Старая версия

Дайте воды, а то так есть хочется, аж переночевать негде

10/01/08 - 17:53

Религия — самый честный способ отъема денег у населения. Кроме денег чистоганом, отнимают также и жилье. Некоторым хочется в этом видеть четко отработанную схему мошенничества. Другие считают это случайными «несчастными случаями».

ТРУП НА ДАЧЕ

Эта история случилась несколько месяцев назад в одной из многочисленных христианских церквей Бишкека (мы не будем в этом материале называть ни сами церкви, ни подлинные имена людей). Одна верующая женщина, назовем ее Вера, решила продать дачу. Дача была хорошей, и желающих было достаточно. Но она сторговалась с теми покупателями, которые смогли представить себя тоже как «верующие христиане». Смысл торга свелся к следующему:

— Ты Бога любишь? И я люблю! Тогда — по рукам!

Результат его был немного странный — все документы купли-продажи оформлялись заранее, в том числе и на получение денег, а вот сами деньги Вера должна была получить уже потом, на самой даче, вечерком. Родня и друзья веры отговаривали ее от этой поездки примерно так:

— Тебе не кажется странным, что они назначают встречу так поздно, когда можно днем?
— Ну, так днем люди заняты,— отвечала она.
— А то, что на даче, а не в городе?
— Наверно, они хотят со мной рассчитаться и сразу вступить во владение. Может, они пикник хотят на ней устроить.
— А то, что ты должна туда приехать одна?
— Ну а чего бы и не одна? Что же мне, охрану из братков себе нанимать? Они и не говорили, что именно одна, просто сказали — приезжай. Люди в Бога верят, ничего плохого не сделают. Я им доверяю.

Таким образом, вечерком Вера отправилась на дачу. А на следующий день там обнаружили ее труп с проломленным черепом. И естественно, никаких денег при ней не было. А дальше дело зависло. Покупатели предъявили документы, по которым все было уже уплачено, и сказали что вообще ничего не знают о пребывании Веры на даче. И вскоре вступили во владение недвижимостью. Ничего не скажешь, очень загадочная история!

ДАЕШЬ ЧУЖУЮ БАБУШКУ

Сколько существуют церкви (секты, монастыри, скиты и прочее), столько вокруг них вьется аура мошенничества. Кто-то у кого-то что-то отнял, кто-то чего не так распределил (обычно гуманитарку), и кто-то чье-то жилье увел. Обычно в присвоении чужой недвижимости обвиняют свидетелей Иеговы (ну, правило у них такое — завещать недвижимость не родне, а своей религиозной организации). И завещают — кто после смерти, а кто и при жизни дарит. Но и остальные не брезгуют. Российские психологи даже вывели правила, по которым религиозное объединение (не будем уточнять, церковь или секта, а то они обижаются) отнимает деньги у прихожан:

Разумеется, не всегда подобные хитрости приходят в голову именно руководству. Иной раз и прихожане настолько ушлые, что умеют поживиться за чужой счет. Верующие — народ доверчивый. Почему-то думают, что раз человек ходит в церковь и читает Библию, то он ни на что дурное не способен. На этом и горят.

Ольга жила по-соседству со старушкой, с которой она ходила в одну церковь. Сама Ольга осталась сиротой в четырнадцать, и верующие стали ее опекать. Ольге это понравилось, она просекла, что если давить на жалость, тебе помогут.

— Я же одна живу! Мне тяжело, родственников нет,— начинала она канючить, как только с кем-то знакомилась.

Как ни странно, у многих рука тянулась к кошельку. Вообще-то Ольга с удовольствием вышла бы замуж за кого-нибудь из братьев: молодые люди в этой церкви славятся «качеством» — богатые и морально устойчивые. Но «верхушка» женилась на своих, потомственных. А Ольга была пришлая, из не религиозной семьи.

Затем Ольга всё же вышла замуж, но не за верующего, перестала ходить в церковь, и ее отлучили. Заодно и церковная халява отошла. А у нее родилось двое детей, зарплата маленькая, и к тому же муж потом всё-таки бросил. Она, конечно, по-привычке тянула свое жалобное:

— У меня двое маленьких детишек, я их тяну-тяну, тяну-тяну…

Но это уже не имело прежнего эффекта. Мирские люди как-то менее отзывчивы. К счастью, соседка ей помогала по-прежнему. Она знала Ольгу практически с детства, дружила еще с ее матерью, и Ольга привыкла называть ее бабушкой. А потом это обращение трансформировалось в легенду, что она действительно ее родная бабушка. Ольга ухаживала за ней и думала, что получит наследство или дарственную. Но бабка умерла, и объявилась ее родная дочка с внуком!

Тогда Ольга сама, от руки, «нарисовала» дарственную и с этим пошла в суд. Разумеется, ее подделку отвергли. Тогда она попыталась придумать, что адвокат законной наследницы сжег дарственную на зажигалке. Все эти нелепости, как ни странно, вылились в годовое судопроизводство. Но результат всё равно был предсказуем — Ольга эту квартиру так и не увидела….

ЖИЛИ-БЫЛИ «ДВЕ СЕСТРИЦЫ»

В той же церкви несколько лет назад была схожая история. Познакомились две старушки — баба Дуня и баба Люся, подружились и стали жить вместе. И вот баба Люся уговорила свою приятельницу продать свою квартиру, и купить новую, побольше, чтобы жить вместе. Баба Дуня согласилась. Вместо двухкомнатной квартиры в центре она переехала в трехкомнатную в Аламедине и зажила с сердечной подругой. Баба Дуня была значительно старше бабы Люси и уже к моменту продажи квартиры плохо ходила. Так что все документы оформляла баба Люся, которой она доверяла. И, конечно же, оформляла их баба Люся на себя. Затем у бабы Дуни совсем отказали ноги, и началась в ее жизни черная полоса. Она лежала на кровати никому не нужная и голодная. У нее начались пролежни, она исхудала, но это никого не интересовало. Баба Люся с сыном ждали ее конца, как праздника. И завещание на сынулю баба Люся уже на всякий случай оформила. Оно вскоре и пригодилось. Вдруг баба Люся скоропостижно скончалась, приехали скорая и милиция, труп увезли в морг, а бабу Дуню — в реанимацию. В дело вмешался главврач, разыскал ее родственников, те приехали, позаботились о бабушке. Раньше они вроде бы не могли ничего сделать — баба Люся с сыном не пускали их в квартиру. И началась борьба за жилплощадь, которая затянулась надолго.

ЛЮБОВЬ-МОРКОВЬ

Эта история тоже достаточно давняя. Одна женщина, по имени Алевтина, посещала оккультную группу. А затем поругалась с гуру — заподозрила, что он просто нацеливается на ее жилье. Гуру предупредил, что она еще об этом пожалеет, и вроде бы слово свое сдержал. Сначала умер зять Алевтины, потом машину, на которой ехал муж, растер колесами КАМАЗ. Дочка с внуками уже давно убежала к одному из членов группы во вторые жены. Алевтина осталась одна, решив без боя не сдаваться. Гуру, конечно же предупреждал:

— Вернись, дорогая, а то хуже будет!

Это только подогрело желание Алевтины удрать. Она была уже твердо убеждена, что имеет дело с дьявольскими силами, от которых надо спасаться. И отправилась в ортодоксальную церковь.

По характеру Алевтина была человеком, склонным увлекаться. То есть, столкнувшись с чем-то новым, она погружалась в это с головой, пока не разочаровывалась. Так и тут она с головой погрузилась в религию, отмаливая связи с дьяволом — медитации там, йогу. Служители церкви встретили ее с распростертыми объятьями и охотно оказывали ей «духовную поддержку». Так что если раньше Алевтина часами сидела в позе лотоса, то теперь так же часами молилась. А дальше она познакомилась в церкви с мелким служителем — молодым парнем, про таких наши друзья из криминала говорят «на шнырь-понтах». Жить этому «брату» было негде, и он попросился на жительство к Алевтине. Она тут сначала малость растерялась, но более опытные «товарищи по вере» успокоили, и уверили, что дать приют бездомному — дело на редкость богоугодное. А дальше всё было, как в веселой поговорочке, бытующей среди многих христиан «брат сестру прижал к кресту и сказал: „Дай мне“». Короче, стали они любовниками. Ни разница в возрасте, ни явное прелюбодеяние не смущало ни парня, ни церковное руководство. Даже Алевтину поначалу не смущало. Но потом подруга ей открыла глаза:
— Ты дорогая, за что боролась, на то и напоролась. Еще немного, он у тебя в квартире пропишется, а потом будет делать, что захочет. И так у тебя не дом, а монастырь какой-то — бабки в платочках по углам шуршат. Днем грехи замаливаете, а по ночам? Неужели не понимаешь, что его к тебе специально поселили?

Тут Алевтина почти прозрела. Парня выгнала, но … у нее обнаружился рак груди. Женщина впала в прострацию — что это — божья кара или месть гуру? Ее душевные терзания кончились завещанием, повлекшим за собой длительный судебный процесс после скорой смерти. В результате квартира осталась дочери, она устроила там с помощью гуру духовной центр. А крупная сумма денег — на хранении у подруги для внука….

В общем, у церкви дело не выгорело. В России и других странах те религиозные объединения, которые промышляют недвижимостью, действуют по следующим схемам, которые встречаются и у нас. Сначала знакомят одиноких «брата» и «сестру». Возраст в этом деле не главное, но ближе к старости предпочтительнее. Их подбадривают вступить в брак, а дальше по выбору:

Только не надо думать, что все эти действия характерны для новоиспеченных церквей. Традиционный монастырь — та же тоталитарная секта. И порядки там не лучше. Поступающий в монахи отдает деньги и документы настоятелю, на него же переписывает всю недвижимость. А если вдруг надумает уйти, то уйдет без денег и паспорта, даже без волчьего билета. Тут уже прямая дорога в бомжи.

Однако будем справедливы! Не каждая передача жилья религиозной организации или там «сестре по вере» — следствие мошенничества, личного или организованного. Как часто родня забывает о старике или больном человеке и с радостью приходит лишь на похороны, наследство делить! А тут и выясняется, что наследства-то нету! Всё перешло в руки тех, кто об усопшем заботился.

Или же в семье постоянные конфликты, муж, жена, дети ведут себя по-хамски. И владелец жилья за помощью обращается к верующим, по принципу «да лучше я всё им отдам, чем вам, гады!» В конце концов, никто не обязан любить родственников.
Есть только одно железное правило, как не стать жертвой обмана,— на бога надейся, а верблюда привязывай.

Елена Щукина

eXTReMe Tracker

eXTReMe Tracker