Главная, Новости, Газета, RSS, Старая версия

Очистить головы и души!

10/01/08 - 17:53

Для многих и многих людей, которые знают Ишенбая АБДУРАЗАКОВА, он является человеком, чьи мысли всегда глубоки и объективны, а мнение значимо и авторитетно. Сегодня в нашем обществе он именно тот, кого можно назвать «нашим мыслителем», кто смотрит в суть вещей и видит то, что другим не под силу.

Это интервью получилось больше философским, нежели конкретно тематическим или личным. Но в этом весь он — Ишенбай Абдуразаков — искренний, интересный, масштабно мыслящий, дальновидный, заставляющий своими размышлениями переосмыслить нашу жизнь и расставить ее ценности в правильном порядке.

–– Ишенбай Абдуразакович, с каждым днем мы все больше наблюдаем растущую жажду власти у тех, кто сверху, и прогрессирующее безразличие ко всему, что происходит, у тех, кто снизу. Каждый занят своей жизнью и своим делом. Возникает вопрос: кто же должен отвечать за судьбу страны, за ее развитие?

–– В первую очередь, люди, для которых судьба и будущее страны –– предмет особой заботы, иначе говоря, так называемая интеллектуальная элита. Если на переходном этапе развития государства, в период смуты, неопределенности и противоречий найдутся люди, озабоченные проблемой выведения страны на устойчивый, надежный путь, –– они по праву могут быть названы элитой. К сожалению, таких у нас мало. Сегодня наша «элита» –– это люди, занимающие места в структурах власти или же бизнесмены, которые различными путями обрели свое состояние.

Такие бизнесмены, сколотив капитал, далее пускают его в оборот уже не только для дальнейшего обогащения, а в политических целях, как правило, в поисках «крыши» для собственного бизнеса. Что касается чиновничьего класса, чем дальше, тем больше мы видим, что честно и профессионально работающий человек — скорее исключение. Все они вовлечены в коррупцию и заняты интригами.

Есть еще третья сторона –– народ, чье желание жить нормальной жизнью в нормальном государстве в течение 15 лет не исполняется. Он не видит исполнения данных ему обещаний и в результате становится аполитичным. Я не говорю о практике организации женских или мужских «батальонов», по сути, нанятых для различных акций. Я о самосознании, гражданском долге. У нас исчезает стремление искренне выражать свое мнение, честно голосовать, поступать по совести. Люди становятся безнравственными не только в политическом плане, но уже и в житейском. Это какой-то обратный разрушительный процесс.

–– Как известно, народ ведом. У нас некому вести или мы идем не за теми?

–– Грустно оттого, что складывается атмосфера, психологический фон, на котором коррупционеры и криминальные фигуры становятся «положительными» героями, которым можно и даже нужно подражать. Если человек коррупционер, про него говорят: «умеет жить!», если криминал, «так и надо». В чем разрушительность этого явления? Если бы речь шла об отдельных типах, то и отношение было бы иное: «пусть давится и живет, как хочет». И это было бы нормально. Но таких людей слишком много, они на вершине власти, и уже среди молодежи появляются соблазн и тяга к тому, чтобы держать таких за образец и подражать им.

Я не хочу сказать, что это всеобщее явление. Слава Богу, у нас есть молодые люди, у которых происходящее вызывает чувство отвращения и отторжения, но они еще не вышли на политическую арену.

–– Что же приходится делать, ждать?

–– Когда умом понимаешь, что общество развивается в соответствии с его внутренним содержанием, что чуда не бывает, и ты видишь, что это развитие протекает не в том направлении, это, конечно, разочаровывает. Но просто пассивно принимать это невозможно. Во-первых, у меня есть свое представление о том, как надо управлять государством. Во-вторых, это твой народ, он тебе близок, судьба на всю жизнь привязала тебя именно к этому сообществу, и никакой другой народ твоим уже быть не может. А в-третьих, как не крути, наш народ –– это наши близкие, родственники, дети, внуки, и на «завтра» своей страны ты смотришь через призму этих людей. Следовательно, спокойно оставить все как есть никак нельзя. Вот отсюда начинается тревога, переживания, сильный внутренний протест и желание что-то делать. Хотя бы поделиться своим видением, собрать вокруг себя единомышленников.

–– Своих единомышленников Вы находите чаще среди людей старшего поколения или они есть и среди молодых?

–– Таких много и среди старшего поколения, и среди молодежи. Я думаю, что это –– проблема не поколений, а личной нравственной основы каждого человека.

В начале распада Советского Союза, затем во время суверенизации, когда шли негативные процессы захвата всего, что им не принадлежит, огромный круг людей «испачкался». Но есть и люди, которые прожили жизнь в чистой атмосфере. Возможно, они находились в плену своих представлений, исходящих из коммунистического, идеалистического, романтического восприятия жизни, были, так скажем, Дон Кихотами своего времени, сегодня воспринимаемыми как носители наивности. Но это как раз те люди, которые должны составлять костяк общества, ибо общество, лишенное нравственного стержня, духовного двигателя, не может быть здоровым.

Что касается молодежи, особенно образованной, среди них тоже есть та часть, которая разумна и понимает, что так продолжаться не может. Есть молодые, пламенные сторонники справедливости, но до каких пор они будут так держаться — неизвестно.

–– Что вызывает сомнение?

–– Очень много примеров, когда молодежь активна, говорит правильные вещи, у них благие цели, но трудно предсказать, как они поведут себя, когда войдут во власть, займут какие-то должности, обретут состояние. Как изменится их сознание и поведение? Что останется у них от прежних представлений? Этого уже я не могу сказать. Все настолько противоречиво, неоднозначно и непредсказуемо.

–– Отчего у нас столько проблем? Кто-то объясняет причину отсутствием природных ресурсов, кто-то говорит об особом менталитете нации, что скажите Вы?

–– Я уверен в том, что многие проблемы исходят из того, что у нас нет широкого, всеобъемлющего представления об истории развития мира. Вопрос о том, почему мы находимся в таком состоянии, побудил меня к поиску, к изучению истории других народов –– самых удачливых и преуспевших. Я пришел к выводу, что когда-то они тоже были примерно в таком же положении, как мы сейчас. И для того чтобы сегодня жить так, как они живут, ими пройден длительный путь. Эта эволюционность, постепенность в какой-то мере предопределила стабильность, а там, где случались резкие скачки и революции, до сих пор пожинают плоды смуты, последствий разорванности сознания.
Здесь надо думать, анализировать, почему так. Всё-таки успех нации, государства, прежде всего, зависит от определенных факторов.

Первое — это насколько эффективно управляется государство и какой механизм управления наиболее оптимален для него. Второе — это нравственная основа общества: такие понятия, как честь, достоинство, совесть, желание делать добро и не делать зла, стремление работать и добиваться чего-то не за счет народа и государства, а самостоятельно.

Первая опора основывается на нахождении правильной формы управления, на недопущении концентрации власти в одних руках и обеспечении баланса между ветвями власти, при этом верховенство закона архиважно. Там, где господствует право, можно установить и эффективное управление, и справедливость, и равенство перед законом каждого –– от первого лица до рядового гражданина. Да, это идеал, но к нему надо стремиться. Важно осознать, что ментальность не есть нечто неизменное, застывшее состояние ума, она меняется вместе с самой жизнью, лучше находиться в движении, «переболеть», чтобы выработать иммунитет, чтобы яснее представлять, что в конце концов больше отвечает нашим национальным интересам. Поиск гораздо полезнее, чем ложное спокойствие, приводящее к застою.

Вторая опора –– житейская, нравственная норма поведения. Если эти опоры будут крепки, будет качественное развитие. Только тогда можно будет сказать, что завтра будет лучше.

–– Вы как-то сказали мне, что Вы –– оптимист. Наблюдая за тем, что происходит в стране, как Вам удается им оставаться?

–– Я действительно оптимист, но это вовсе не значит, что я смотрю на жизнь через розовые очки и уверен, что завтра непременно станет лучше. Мой оптимизм вытекает из того, что жизнь не может стоять на месте. Мы часто ссылаемся и оправдываем то, что нельзя оправдать, например, пережитки патриархального сознания, коррупцию, трайбалистские тенденции и т.д. Да, эти факторы существуют и от этого никуда не уйдешь. Но наши привычки тоже не неизменная константа, они меняются в зависимости от жизни, от условий. Человеческое сознание формируется на основе практики и знаний. Наша молодежь имеет большие возможности, у нее широкий доступ к источникам новых знаний, но, к сожалению, она не очень эффективно их использует.
Если мы поймем, что многое из того, что кажется нам таким неизменно дорогим, присущим только нашему народу, уже начало тормозить наше развитие, то надо перестраиваться и принять более действенные ценности, проверенные на опыте других стран. Это, конечно, болезненный процесс, но чем раньше мы придем к такому выводу, тем лучше.

–– Есть что-то, что на данный момент огорчает Вас больше всего?

–– То, что очень быстро все это сделать невозможно, а еще больше то, что мы теряем время. В современном мире все настолько динамично, пока мы будем раскачиваться и поймем, что надо адаптироваться к духу новой эпохи, мир уйдет еще дальше. Конечно, не хотелось бы быть «вечно догоняющей страной». Но на каком-то этапе качественная разница станет уже не так велика. Надо хотя бы войти в орбиту этих цивилизованных стран. Пусть мы будем для них периферией, но надо вырваться! Надо быстрее двигаться и делать это в правильном направлении. А прежде –– очистить свои головы и души. Из головы выкинуть весь мусор и наполнить современными знаниями, а душу –– нормами и понятиями, которые ведут к добру.

–– Вы ставите очень высокую планку, это почти идеал.

–– В жизни всегда надо ставить планку выше. Если ставишь низко, то, преодолев ее, приходишь к самодовольствию. А если –– выше, то может ты и не преодолеешь эту высоту, но зато приблизишься к ней.

Восточные и античные философы не зря призывали людей к тому, чтобы они шли по пути самосовершенствования. Конфуцианский «совершенный человек» созвучен тому, что древние греки говорили о преодолении себя, о том, что человек должен раскрыть свой потенциал и идти к созиданию. Впрочем, по сути дела, об этом же говорит и религия.

У каждого есть свой потенциал, какая-то склонность: кто-то умнее, кто-то талантливее, и должны быть условия для того, чтобы передать это «особенное» своему народу. Конечно, можно использовать это в собственных интересах, удовлетворять свои тщеславные замыслы, но необходимо помнить, что это не только твоя собственность. Оно должно передаваться и становиться достоянием народа.

–– Человек должен удовлетворять все свои потребности или ограничивать себя?

–– Жизнь –– вещь достаточно сложная, она дается один раз, и не надо отказываться от присущих человеку потребностей или удовольствий. Главное, чтобы это не приносило вреда другим. А если хочется, то почему бы не реализовать? Внутреннее желание –– это зов сердца, а ему надо следовать.

–– Следует слушать сердце или все же разум?

–– И то, и другое –– параллельно, они дополняют друг друга, уравновешивают поведение.

–– А если они говорят разные вещи?

–– Это большое противоречие. С одной стороны, твоя душа требует, но с другой стороны, каковы будут последствия, если ты это сделаешь? В идеале чувство не должно провоцировать неразумные поступки, которые могут обернуться против тебя, а разум не должен убивать чувство. Такое состояние граничит со страданием, преодолеть которое поможет мудрость.

–– Каково Ваше отношение к религии?

–– Я долго занимался этим вопросом и пришел к мнению, что в религии есть замечательные вещи, которые приводят меня в восторг, но есть и утверждения, вызывающие у меня большие сомнения, а некоторые аспекты –– неприятие.
Убежден, что религия –– творение человеческого духа. Спорить с религиозными деятелями не собираюсь, бесполезно –– у них на все один ответ: это тайна, и человеку своим ограниченным умом этого понять не дано. У меня есть свое мнение. Пожалуй, прав был Вольтер, высказавший мысль о том, что если бы не было бога, его следовало сотворить.

–– Что представляют собой книги Священного писания для Вас?

–– Мне кажется, что очень умные люди обобщили опыт общественного бытия и невероятные сложности человеческой души, сделали выводы и рекомендации, которые сформулировали в виде заветов. В целом, они очень полезны. Сначала я прочитал Коран, было много непонятного, перечитывал. Затем прочел Библию, там тоже было что-то не до конца мне ясное, какое-то несоответствие между Торой и Евангелием.

–– Что было трудно понять или принять?

–– Я вижу то, что с точки зрения элементарного разума и житейской практики неприемлемо. Меня смущает то, что религия зачастую содержит нормы, чрезмерно регламентирующие нашу жизнь, причем на основе той житейской практики, которая существовала на Ближнем Востоке в то далекое время.

Возьмем, например, понятие «джихад», которое, к сожалению, часто преподносят нам искаженно. Да, оно имеет военный оттенок, как долг оказать вооруженное сопротивление тем, кто хочет уничтожить исламское общество. Но главное в нем другое –– это как раз-таки человеческое самосовершенствование. Там есть положение, в котором говорится о том, что человек, для того чтобы понять истину, должен постоянно стремиться к знаниям. В свое время, руководствуясь как раз этой установкой в исламском мире, наука пошла вперед, и восточный мир стал стремительно развиваться. Состоялся исламский ренессанс в то время, когда средневековая Европа находилась в плену схоластики и догматизма. Позже, когда ислам сам начал догматизироваться, пришло и его время спада. Европа вырвалась вперед.

В христианстве тоже есть свои догмы. По традициям иудаизма и ислама –– Бог един. Ислам в этом плане последовательно монотеистская религия: нет бога, кроме Аллаха, и нет ему сотоварища и равного. А по Евангелию, Христос –– бог. Так создают бога из человека. И как мы знаем из истории, на практике было немало случаев, когда люди отождествляли обычных людей с богом, например, падишахов, королей или религиозных деятелей.

Меня, допустим, смущает суждение о том, что «евреи –– богом избранный народ». В мою логику не укладывается –– почему они?

Почему же Бог, всевышний, милостивейший, справедливый, евреев считает своими детьми, а нас нет. Мы тогда чьи?

Короче говоря, в этой сфере духовной жизни есть о чем следовало бы поразмышлять. Протестантизм в христианстве сыграл важную роль. Но все это –– дело не наше. Я лишь отвечаю на вопросы. В исламе есть замечательная установка: в религии нет принуждения.

В религии очень много разумного и, обобщая все, я пришел к выводу, что есть абсолютная сила, обеспечивающая гармонию вселенского развития. В этом плане, весьма интересным мне кажется даосизм. В нем много созвучного с тенгринианством. Дао призывает: «Пойми законы жизни и действуй в соответствии с ними, тогда ты чего-то добьешься. А пойдешь вопреки, можешь получить поражение, но тогда пеняй на себя». Еще у них есть понятие «недеяния». Я спрашивал у многих китайцев, почему это хорошо, ведь это означает пассивность. Но у них это по-другому понимается. Если ты не знаешь, как правильно поступить, то лучше ничего не предпринимать. Неверное действие непременно приведет к отрицательному исходу. С этим я тоже согласен.

–– Людей, которые много знают, называют умными. Почему раньше казалось, что людей умных и мыслящих много, а сейчас их вообще как будто нет?

–– Это, видимо, внешнее впечатление, таких и сейчас много. Но есть одна деталь… Раньше умными часто считали тех, кто имеет знания. Тогда слово «умный» ассоциировалось со словом «знающий». А сейчас критерии меняются. Сейчас умными принято считать людей мыслящих и созидающих, а не просто знающих. Знание –– это основа, опираясь на него мыслишь более глубоко и плодотворно. Но главное –– результат.

Мы не привыкли критически мыслить, анализировать и делать какие-то выводы. Нужно задавать вопросы. В поисках ответа тоже можно заблудиться и ошибиться. Ничего, не беда, ведь в поиске рождается истина. А опора на истину –– самая надежная опора.

–– Истина необходима. А что нужно нашему народу больше всего?

–– Опираясь на истину, следует действовать далее. Нужна воля.
Можно безапелляционно говорить: мы «за» или «против», но что нам это даст? Мы говорим, «кыргызы –– это особенный народ». Ну, допустим, что это так. Но висит вопрос: как нам жить? Некоторые всерьез утверждают: ничего не надо менять, надо сохранить все, что есть, иначе мы потеряем самобытность, свое национальное лицо. Теоретически можно жить и так. Живут же до сих пор австралийские аборигены, в резервации живут индейцы, пожалуйста, никто их не трогает. Потому что они хотят жить так, как жили всегда.

Но мы-то хотим по-другому! У нас глаза открылись, и снова закрыть их невозможно. Процесс трансформации уже пошел, и то, насколько он будет скорым, качественным и плодотворным, зависит уже от нас, от нашей воли.

Беседовала Джамиля Ормушева

eXTReMe Tracker

eXTReMe Tracker