Главная, Новости, Газета, RSS, Старая версия

Судьба межнационального поколения

19/01/08 - 12:25

В прошлом номере мы рассказали вам историю — интересный пример того, какие проблемы могут возникнуть в случае заключения межнационального брака. Но ведь и у младшего поколения, появившегося в результате такого союза, могут быть аналогичные проблемы. А свидетельств тому, увы, немало. Вот три примера, наиболее ясно характеризующих нынешнее межнациональное поколение.

Чем бы дитя ни тешилось...

Каждое поколение считает, что не повторит ошибок старших. А ещё каждый хочет жить своим умом. Сейчас большинство деток вовсе не интересуются мнением родителей при вопросе вступления в брак. Детки настолько рано взрослеют, что, по сути, делают, что хотят, особенно ни с кем не считаясь. И часто повторяют ошибки родителей.

Что касается рождённых в интернациональном браке, то здесь ситуация двоякая. Во-первых, ребёнка часто начинает рвать на части: он не может определиться со своей принадлежностью, не только расовой, но и культурной, и ментальной. В сёлах эта проблема стоит менее остро. Там преобладает кыргызский язык, традиции, обычаи. Особенно ярко это выражено на юге.

А вот на севере, куда в последнее время ломанулись все, кому не лень, махровым цветом царит свобода. Тут вам и сексуальная революция, и интернационализм пополам с делением на «кыргыз» и «орус», и делением «Север» — «Юг», и делением кастовым. Последнее несёт в себе кучу аспектов: нарынские или чуйские, лох ты или «продвинутый» по понятиям, рэпер или рокер... И опять-таки: везде обращают внимание на то, какая кровь в твоих жилах. Ты сам бы ни за что об этом не задумался, да пришлось.

Однако мало кто задумывается о негативной и, соответственно, о позитивной сторонах таких браков. С одной стороны, позитив налицо: в случае односторонних в национальном отношении браков, неизбежно вырождение, болезни генофонда. Ещё такая позиция чревата расовой дискриминацией: вроде того, как в США долгое время не принимали и преследовали негров.

Негатив, пожалуй, состоит лишь в том, что многие нынче ломанулись за рубеж в поисках мужа-иностранца. А получают, в лучшем случае, шиш, в худшем же — рабство.

Не хочу учиться, хочу жениться

Это часто заявляют детки. Балбесу нет и 20-22 лет, а он уже ставит родителей перед фактом: мол, женюсь, и всё тут. Браки у нас нынче рано заключаются и притом не слишком разборчиво (Конечно, бывает по-разному: и устойчивые союзы, и относительно поздно заключённые, но сути это не меняет). Разумеется, чаще всего попадается такой пример брачного интернационализма: русский женится на кыргызке и наоборот. Все к этому уже привыкли, ничего особенного нет. Даже родители уже очень редко протестуют.

Но! Кыргызы не очень-то любят такие смешанные браки. Наиболее поощряется союз со своими или же с казахами — как-никак, братья. А попробуй в таких семьях сделать по-своему — святых вон выноси. В итоге, дети всё делают по-своему. Поневоле подумаешь, что самое главное в подобной ситуации — это воспитать дитя так, чтобы оно, по крайней мере, умело думать. Чтоб дров не наломало.

Потомки смешанных браков не всегда любят смешиваться сами. И внешне и внутренне такие дети редко чем отличаются от своих чистокровных сверстников. Проблема состоит не в том, смешиваться людям разных рас или нет. В конце концов, мы же не нацисты. Проблема в том, чтобы дети и подростки думали о чём-то, кроме развлечений, попсы и вообще хоть о чём-то думали.

Делиться детки начали

А политики подхватили...
Это я к тому, что политическое деление на северян и южан началось вовсе даже не с революции 24 марта. Пошла вся эта прелесть от наших любимых деток и их родителей.
Да-да, не удивляйтесь. Прискорбно, но факт: в школе, в вузах, в компаниях — везде одним из главных вопросов, который дети и подростки задают друг другу, является: «А ты кто по нации?» А кыргызы спрашивают вдобавок и из какого района республики. Откуда же они могли нахвататься этого, как не от своих родителей?

И ладно бы, если б просто интересовались. Это же хорошо: санжыра, знание своей родины. Так ведь неизбежным последствием таких вопросов становится деление на касты.

В одном только моём дворе всё наше детство прошло под знаком деления на две крупных девчачьих компании — кыргызки и все остальные. Кыргызки, в свою очередь, делились на нарынских, чуйских, таласских и т. п. И ни с кем не общались, кроме как внутри своей компании. А тем, кто нёс в себе заряд из нескольких кровей, но имел и кыргызскую, был предоставлен выбор компании.

Вот где таятся истинные корни нынешнего политического разделения страны!
В общем, все делают, что в голову взбредёт. А что получается в итоге — читайте в следующем номере.

Анна Мостфа

eXTReMe Tracker

eXTReMe Tracker