Главная, Новости, Газета, RSS, Старая версия

Война компроматов, или Смертельная битва СМИ

19/01/08 - 15:23

Журналистика считается одной из древнейших профессий. Нехорошая аналогия, верно? Но ещё Жан-Батист Мольер сказал, что творец должен уметь продать себя. А кто же мы, как не творцы, как не «четвёртая власть», формирующая мнение читателей и созидающая своих героев? Очень часто журналисты становятся политиками или политобозревателями. А за кулисами бушуют войны в море СМИ. О них и наш рассказ.

Не секрет, что многие журналисты друг друга не любят. Это неудивительно: все друг друга знают, видятся раз по сто в неделю, а редакции озабочены тем, чтобы не передрать друг у друга темы, а то никто читать не станет. Это здоровая конкуренция.
Однако она часто оборачивается нехорошими последствиями, вроде войны компроматов среди коллег. В ход идёт буквально всё: тут вам и шантаж, и обвинения в продажности. А ещё писаки взаимно упрекают друг друга во всех земных грехах. Часто в дело, помимо клеветы или грязной правды, пускается даже такое оружие, как колдовство.

Призрак сатанизма?

К примеру, была такая весёлая история. Пару лет назад одному средней руки журналисту, всю жизнь мыкавшемуся из редакции в редакцию без какой-либо пользы для своей репутации, на глаза попалась криминальная хроника. Одно из сообщений в ней было поистине золотым: с небольшим интервалом покончили жизнь самоубийством четыре молоденьких девочки-неформалки. То есть, любительницы рока, мистики и т. п.

Скорее всего, смерть первых двух вызвала сильнейший психологический шок у их подруг, следствием чего и стала их гибель. Но журналисту Игорю (все имена изменены) почудилось, что эта печальная история свалилась ему с неба, как манна небесная. Нужно было только раскрутить сенсацию, скандал. А как? Разумеется, кого-то обвинить.
Повод представился в самом ближайшем времени: через несколько дней ему позвонили коллеги-журналисты Владислав и Жанна . Они сидели рядышком и как раз обсуждали, как написать об этой истории так, чтобы получилось достоверное журналистское расследование. Ох, лучше бы они не звонили Игорю!

Через несколько дней вышла его статья в одной известной газете. В ней Владислав и Жанна объявлялись чуть ли не прямыми виновниками гибели четырёх девушек и дьяволопоклонниками. Это несмотря на то, что оба являлись католиками! В итоге обоих затаскали по следственным органам. И поныне все уверены, что причиной такой наглой инсинуации стало не только желание Игоря наконец-таки привлечь к себе внимание, но ещё и личная неприязнь к молодым и более успешным коллегам. Да только он остался посмешищем, а Владу и Жанне добавилось известности.

Люди, не будьте наивными

Кто читал французскую литературу, помнит роман Ги де Мопассана «Милый друг», где главным героем был дерзкий журналист Жорж Дюруа. Мопассан подробно описал, с помощью каких тонких недомолвок, коварных намёков и беспощадного расчёта пишутся статьи, особенно, политические.

В принципе, механизм этот не изменился и по сию пору. Наивно было бы предполагать две вещи: что все журналисты живут в добром мире и согласии и что есть неангажированные ничем и никем издания и авторы. Нету таких! Потому что все мы люди и все мы неизбежно контактируем меж собой. Дальше… дальше в ход идут уже симпатии и антипатии. А также конкурентная борьба.

Расчёт прост: писать, только чтобы писать, не нужно никому. Это хорошо для школьников или первокурсников, для которых сам факт публикации представляет событие чуть ли не мирового значения. Когда же ты начинаешь работать уже всерьёз, ты понимаешь, как важно уметь столько всего, что вряд ли преподают на кафедре журналистики, что приходит только с опытом, а может и не прийти вовсе.

Я не буду сейчас раскрывать вам тайны ремесла. Овладеть ими полностью может только маститый журналист, прошедший огонь, воду и медные трубы. Но скажу одно: чтобы выжить, надо уметь положить на лопатки коллег. Вот для чего существует конкурентная борьба в среде СМИ.

Как ты станешь известным политобозревателем, если ты не умеешь недомолвками говорить о том, что вот этот депутат нечист на руку? Как ты станешь крутым «скандалистом», если ты не умеешь соответственно подать информацию, создать впечатление, вызвать эмоции, интерес у читателя?

Даже несведущий читатель догадывается о существовании такой борьбы. В конце концов, под ковром всегда таятся скелеты, а неровности под ним легко выдают их присутствие. И вот второй аспект расчёта журналиста: нужно постоянно доказывать, что ты круче вон того коллеги, что именно ты лучше напишешь крутой материал и разбомбишь кого надо. Потому что умение писать так, как это показывал Мопассан, говоря о работе Дюруа и Мадлены Форестье, необходимо для выживания и для создания карьеры.

Война перьев

Теперь понятно, почему журналистам постоянно приходится сражаться между собой. Выживание, господа.

Информационные войны были всегда. Ими уже никого не удивишь. Даже старшее поколение азартно следит за перепалками акул пера и делится мнениями, а заодно и делает ставки. Прямо как в тотализаторе.

Такие же точно ставки делают и политики, когда нужно заказать тому или иному журналюге пиар или анти-пиар. На какую лошадку поставить, чтобы удачно реализовать желание? А ставкой для самого журналиста в данном случае являются не только деньги, которые он получит за работу, но и его профессиональное будущее. А если, не дай Бог, ты не на того наедешь? Съедят же со всеми потрохами.

Но информационную войну могут развязать и твои же собственные соратники по цеху. Тут уже не поздоровится никому: журналисты, как правило, друг друга не щадят.

Была такая история. Жили-были две подруги-журналистки. И надо же так случиться, чтобы они столкнулись вне работы. Марина, будучи человеком скоропалительным в некоторых вопросах, захотела покатить бочку на Ингу, грозя какими-то сплетнями в виде компроматов. Инга только усмехнулась. Её шефа всё это волновало меньше всего, прижать журналистку было нечем, а виноватой она себя не чувствовала. Значит, и взятки гладки. Но у женщины вспыхнул азарт: а что, если вынести полуделовой конфликт на всеобщее обозрение? Доказать, что в профессиональной сфере я круче?

Сказано — сделано. И если раньше Инге было, что говорится, по барабану, что писать, то теперь она стала смело требовать себе громкие темы, и даже замахнулась на большие размеры материалов. Результат не заставил себя ждать — оклад её поднялся, равно как и репутация. Как смеётся сама Инга, возлюби врага своего. Он ведь даёт тебе возможность расти. А с Мариной отношения у неё нормальные. Просто Инга держит теперь планку и технично поднимает её повыше.

Смертельные игры

Но бывают и иные примеры. И война компроматами слишком часто оборачивается гораздо более серьёзными последствиями. Тогда речь может идти либо о взаимных препирательствах в прессе, завуалированных под что угодно, вплоть до нахождения по разные стороны баррикад, либо до криминальных разборок и шантажа. В этом случае писака, которому повезло меньше, с треском вылетает из редакции. Иногда — и вовсе лишается возможности продолжать творческую деятельность. Его просто компрометируют до такой степени, что ни одна редакция не хочет с ним связываться.

Может быть и такое, что власть имущие находят аналогичные способы разделаться с не угодившим журналистом. Яркий тому пример — Кайрат Биримкулов, избитый неизвестными злоумышленниками и сбежавший за границу в поисках политического убежища. Ни у кого ведь нет сомнений, что за всем этим стояли сильные мира сего.
В таком случае подобные игры опасны. Можно лишиться здоровья, а то и жизни. Ведь часто журналисты становятся жертвами собственных публикаций.

Так, до сих пор неизвестно, от чьих рук погиб журналист Алишер Саипов. Отчего погиб российский журналист Артём Боровик? Кто убил Влада Листьева?

Зачем избили Катарину Радзиховскую, известно: не понравились её разоблачения католического священника. Но если бы это произошло не в самом здании церкви, на глазах у свидетелей, никто бы и не знал, что, зачем и почему избили женщину.

Что изменят акции протеста?

После смерти Саипова был проведён митинг его памяти и в знак протеста против убийств журналистов. Но что это изменило? Скорее, ничего. Подобная акция скорее выставила на всеобщее обозрение, насколько жалко выглядят наша пресса и правосудие. Правозащитники сотрясают воздух, а потом сами оказываются за решёткой, как это и случилось во время последней акции протеста в декабре прошлого года.

Войны среди журналистов были, есть и будут всегда. Это тоже самое, что и войны среди, скажем, строительных бригад, среди крупных фирм и среди политиков.
«Выбери меня!» — кричат все в унисон.

«Я создаю и уничтожаю мир!» — кричит любой журналист.

Это нормально. Но нормально ли стремление буквально уничтожить друг друга на фоне медленного уничтожения прессы в Кыргызстане? В одном только прошедшем 2007 году было зафиксировано 17 случаев нападений на журналистов в нашей республике.
Давайте сначала разберёмся с теми, кто избивает и расстреливает нас, давайте будем по-настоящему создавать и низвергать политиков, а не просто осуществлять кампании в прессе «за» и «против». Больно мы при этом смахиваем на презервативы, честно говоря. А ведь с нами должны считаться.

Или мы так и будем умножать жертвы, помогая власти?

Пора остановиться.

Анна Мостфа

eXTReMe Tracker

eXTReMe Tracker