Главная, Новости, Газета, RSS, Старая версия

Бермет Акаева не видит никаких перспектив улучшения ситуации в Кыргызстане. Интервью

17/01/06 - 15:44

Наряду с Даригой Назарбаевой и Гульнарой Каримовой ее называли наследницей власти. Наряду с Юлией Тимошенко, Саломе Зурабишвили и соотечественницей Розой Отунбаевой она оказалась в оппозиции новым властям. Год назад ее партии «Вперед, Киргизия!» предрекали большое будущее. Мартовская революция поставила все с ног на голову. Бермет Акаева покинула родину вместе с отцом, но частенько наведывается туда, демонстрируя готовность бороться за утерянные позиции семьи и за справедливость, при этом отождествляя эти понятия.

- Бермет, насколько изменилась ваша жизнь после смены власти в Киргизии? Ваши родители живут в Москве. Где живете вы?

- Конечно, жизнь изменилась кардинально. Я не могу сказать, что постоянно живу в каком-то одном месте. Значительную часть времени провожу в Бишкеке, часто бываю в Москве, Алма-Ате. Словом, там, где живет сейчас моя семья.

- В Бишкеке не страшно жить? Наверняка у вас есть недоброжелатели.

- Есть определенные опасения, потому что ситуация не очень стабильная. Волна заказных убийств, которая прокатилась по республике, не может не беспокоить. С другой стороны, это моя родина, и другой у меня не будет. Я стараюсь соблюдать меры предосторожности. Однако не могу сказать, что я себя чувствую в полной безопасности. Да и никто в нашей стране сейчас не чувствует себя в полной безопасности. Но люди ко мне относятся очень хорошо, и меня это поддерживает.

- Как бы вы оценили политическую ситуацию в Киргизии?

- К сожалению, ситуация сейчас очень нестабильная, и пока я не вижу никаких перспектив ее улучшения. Ни для кого не секрет, что сейчас идет активное сращивание власти с криминалом. Есть и будут попытки убрать Кулова. Отставка Кулова привнесет еще больший элемент нестабильности и только усугубит ситуацию. Тандем Бакиев-Кулов - конструкция в значительной степени стабилизирующая, создающая необходимый баланс. Если один элемент из этой конструкции выпадет, то, боюсь, нас ожидает дальнейшая дестабилизация обстановки.

- Если произойдет роспуск парламента, вы будете бороться за депутатский мандат? Или продолжите оспаривать решение суда о лишении вас депутатских полномочий?

- К сожалению, все легальные возможности в нашей стране для обжалования решений судов и избирательных комиссий у меня уже исчерпаны. Я обратилась в комитет по правам человека ООН. Но, к сожалению, любое решение этого комитета имеет рекомендательный характер. Если в стране будет распущен парламент и объявлены новые выборы, я не исключаю для себя возможности принять в них участие.

- Продолжает ли свою деятельность ваша партия «Вперед, Киргизия!»?

- Партия возрождается, несмотря на тяжелые условия. На нашу партию, на членов политсовета оказывается политическое давление. Был достаточно сложный период, когда мы не могли вести активную работу. Но с начала осени мы приступили к восстановлению партийных структур, возобновили поездки по регионам.

- Были ли в последнее время обращения о вступлении в партию?

- Что интересно, с весны поступают заявления о приеме в партию. Очень много молодежи. Наиболее активны студенты Славянского университета. За это время мы получили около 800 заявлений.

- А сколько всего в партии человек?

- До 24 марта официально в партии числилось 12 тысяч человек. Но мы начали процесс перерегистрации, и он еще не закончен. Я думаю, число партийцев сократится. Но насколько, сейчас трудно сказать. Мы надеемся, что останется до 70 процентов партийцев.

- Почему, по-вашему, это происходит? На людей оказывают давление или они руководствуются конъюнктурными соображениями?

- С самого начала наша партия была связана с моим именем. Хоть и не официально, но все знали, что я самым непосредственным образом принимаю участие в создании партии, поддерживаю ее. Были люди, которые приходили по конъюнктурным соображениям, из карьеристских соображений. Они сейчас отсеваются. Мы отметили закономерность: наиболее верные партийцы у нас там, где мы проводили активную работу, особенно в социальном направлении. Остались предприниматели, учителя, врачи.

- Как сейчас работается предпринимателям в Киргизии?

- После событий 24 марта отечественному бизнесу на всех уровнях был нанесен серьезный удар. Вся та вакханалия, которая последовала за переворотом, отпугнула не только иностранных инвесторов, но и местных бизнесменов. Крупные предприниматели постарались вывести свой бизнес либо в Россию, либо в Казахстан. Сейчас ситуация для развития бизнеса не очень благоприятна. Появился новый слой проверяющих, новый слой сотрудников фискальных органов, и, естественно, все это влечет за собой увеличение поборов. Хотя главным лозунгом наших «революционеров» была борьба с коррупцией. Надо признать, что в последнее время коррупция возросла в несколько раз. Нынешняя политическая нестабильность тоже не способствует привлечению инвестиций, развитию экономики.

- В СМИ были сообщения о том, что Аскар Акаев может стать советником в администрации президента Киргизии. Так ли это? И примет ли он такое предложение?

- Насколько я знаю, таких предложений не поступало. Он человек, который лучше всех знает свою страну, все наши проблемы и слабые места. У моего отца всегда была стратегия развития страны, всегда были четко определенные цели, по которым он двигал страну. Я думаю, его опыт полезен для нашей страны. 27 октября исполнилось 15 лет с тех пор, как мой отец впервые был избран президентом. Я сравниваю, какую страну он получил, и какую оставил 24 марта. 27 октября 1990 года Киргизия была на грани гражданской войны. Республика только пережила кровавый ошский конфликт, в Бишкеке был введен комендантский час, шел наплыв людей из регионов, которые пытались поделить землю. А 24 марта, когда мы были вынуждены покинуть страну, Акаев оставил Киргизию с положительным имиджем. Это была страна, у которой списана значительная часть долга, велась работа его по реструктуризации. В Киргизии отмечался 7-процентный рост экономики. Мой отец оставил страну, которая была на подъеме. По мере списания долга Киргизия должна была совершить рывок в своем развитии. Да, были проблемы. А где их нет? Но если сравнить Киргизию со странами, сопоставимыми по размеру и геополитическому положению, то можно сказать, что республика проделала наиболее успешный путь. Поэтому мне очень обидно видеть, что за полгода все, что было сделано за 15 лет, практически свели на нет.

- Есть мнение, что киргизы по своему менталитету вольный народ и им нужна «сильная рука»…

- Киргизы - действительно очень вольнолюбивый народ. Причина этого – наше кочевое прошлое. Но далеко не всегда «сильная рука» обеспечивает экономический подъем. Сейчас, после того, что произошло, наверное, необходим какой-то период более жесткого правления. Процессы, которые набирают рост в стране, в частности, усиливающийся криминал как в экономике, так и в политике, требуют очень жестких мер, к которым мы не привыкли, но которые необходимы. Я не знаю примеров, когда демократическим путем решались проблемы криминала.

- Каков ваш прогноз на ближайшее будущее?

- Тяжело сказать. Сейчас действительно стоит вопрос: может ли власть победить криминал, отторгнуть от себя криминалитет, или криминал нас победит? Тогда, конечно, ничего хорошего ждать не придется. Мне трудно делать какие-либо прогнозы. Многое будет зависеть от того, насколько наш парламент сумеет сохранить свою независимость.

- На членов бывшей правительственной команды, включая экс-премьера Киргизии Николая Танаева, а также вашего брата Айдара, новая власть завела уголовные дела. Насколько далеко это может зайти?

- Мартовский переворот прошел под лозунгами борьбы с Акаевым и с коррупцией. Естественно, все это каким-то образом хочется оправдать, показать народу, что это была не просто борьба за власть. Именно поэтому начали возбуждать уголовные дела. Делаются громкие заявления, которые совпадают с моими приездами в Бишкек или моими выступлениями. Это своего рода еще и попытка оказать на меня давление, вынудить меня уехать из страны.

- Возможно ли формирование новой оппозиции президенту Бакиеву?

- Она уже есть. Правда, это пока отдельные личности. Например, Бекназаров (экс-генпрокурор Азимбек Бекназаров, во время «тюльпановой» революции ближайший соратник Курманбека Бакиева, уволен за злоупотребления должностными обязанностями в сентябре 2005 г., - Ред.) находится в оппозиции Бакиеву, это уже ни для кого не секрет. В парламенте до недавних событий была сильная оппозиция. Во всяком случае, были депутаты, которые высказывали свое мнение, пытались оказывать давление на власть. Но пока такой оппозиции, которая была при моем отце, нет. Раньше быть в оппозиции у нас считалось геройством. Это приносило политические дивиденды, в том числе на международном уровне. Сейчас дело обстоит иначе. Те, кто были политическими противниками власти, в частности, депутат Эркинбаев, устраняются. (Баямана Эркинбаева назвали одним из спонсоров мартовской революции. Самым значительным объектом его собственности был рынок «Халмион» у киргизско-узбекской границы. При Акаеве Эркинбаев был обвинен в связях с криминальными структурами, однако до суда дело не дошло. Этой осенью, уже при нынешней власти, он был убит в Бишкеке. - Ред.)

- Как вы можете охарактеризовать ситуацию с прессой? Известно, что «Вечерний Бишкек», который стал в последнее время оппозиционным изданием, фактически задавили по решению суда. Это издание, принадлежавшее вашему мужу, перешло в другие руки, лояльные новой власти. Несколько дней продолжалось противостояние в телекомпании КООРТ. Есть ли сегодня в Киргизии оппозиционные СМИ?

- Остались еще небольшие островки, есть несколько газет, которые осмеливаются писать достаточно открыто, независимо. Но их тираж незначительный – несколько тысяч экземпляров, и распространяются они только в столице. Сейчас власть оказывает очень сильное давление на руководителей и собственников СМИ с тем, чтобы они «правильно» выстраивали свою редакционную политику. Самая крупная независимая пресса уже ликвидирована, остались только мелкие издания. Но борьба не закончена, на них тоже давят тем или иным способом.

- Бермет, у вас хорошее образование, вы написали серию книг для детей. Собираетесь продолжить творческую деятельность? Чем займетесь в будущем, если не политикой?

- Я пытаюсь закончить диссертацию, которую пишу уже три года. Ее тема «Развитие гражданского общества в странах переходного периода на примере Киргизии». Сейчас я вынуждена вносить значительные коррективы в свою работу. Надеюсь вскоре завершить диссертацию и защититься.

- Где будете защищаться?

- В Дипломатической академии при МИД РФ. Также параллельно работаю над книгой. Но в связи с тем, что мне часто приходится ездить, работа продвигается не быстро. Сейчас я пишу книгу о событиях 24 марта, о том, что произошло после и что предшествовало этим событиям.

eXTReMe Tracker

eXTReMe Tracker