Главная, Новости, Газета, RSS, Старая версия

Идеология общественно-экономических формаций. Истоки национальной идеологии

16/02/06 - 14:03

Если бросить еще более широкий взгляд на роль идеологии в истории развития общества, то вырисовывается следующая картина. В первобытном обществе господствовали обычаи, традиции, обряды, ритуалы, церемониалы.

На что надеются составители идеологии, если время обычаев прошло. Их заменили нормативные акты в виде законов, указов, постановлений, приказов, решений. Поэтому я удивляюсь, будут ли работать старые родовые, дедовские, отцовские обычаи и традиции, собранные с большим трудом, ведь такие обычаи, как уважение старших, обычаи гостеприимства превращаются в неуважительное, хамское отношение к ним. В лучшем случае - сплошь и рядом встречаешься с равнодушием. А о прежнем гостеприимстве и речи не может быть.

Ведь обычаи и традиции требуют от лица автоматизма его действий по их реализации, что потребует минимум несколько десятилетий, чтобы сформировать привычку его автоматического исполнения. Что выбрать: добиться автоматизма (привычки) исполнения обычая или осознанного, осмысленного, аналитического, критического исполнения соответствующего требования, изложенного в соответствующих нормативных актах. Безусловно, мы за оптимальный второй вариант - за нормативное регулирование этих проблем.

Так поступают везде: и в национальных, и в региональных, и в международных организациях. Отношения, регулируемые обычаями и традициями, регламентируются теперь нормативными актами. Интересное происходит явление: если при первобытно-общинном строе чуть ли не все отношения регулировались обычаем, а затем при первых государствах - обычным правом (многие важные, существенные нормы обычаев были санкционированы государством и превращены в обычное право), то теперь, в современных условиях, обычаи вынуждены уступить свое место нормативным актам, потеряв какую бы то ни было роль, влияние и значение. Время старых обычаев прошло, а формирование новых обычаев требует очень много времени. На то они и обычаи, чтобы, повторяясь из десятилетия в десятилетие, из века в век, упрочиться как правило поведения, которое обеспечивается автоматизмом его исполнения. Например, исполняя обычай гостеприимства, не задумываясь, не подвергая себя разным колебаниям, моментально убираешь со стола все книги, бумаги и заменяешь их тем, что нужно по обычаю: спиртным, закусками, чаем, а затем  и бешбармаком.

Поэтому, думаю, в новой идеологии не надо особо выделять роль и значение обычаев, иначе мы получим декларативную, неработающую идеологию. Для стариков и домохозяек, загруженных домашней работой, они, возможно, и пригодятся. Но и здесь проблемы куска хлеба, ежедневной скудной жизни окажутся выше потребностей соблюдать эти обычаи. Потому объективные факторы сильнее субъективных.

В рабовладельческом обществе господствовало  право. Структура каждой нормы права состоит из:

Такая формула правовой нормы настолько понравилась древнегреческим и древнеримским философам, что они даже свои философские произведения стали облекать в такие формулы. Таким образом, право превращается в главный элемент идеологии: Праву должны подчиняться государство и политика, наука и техника, религия и  эстетика и т.д.

В феодальном обществе главной идеологией становится религия. Ей беспрекословно подчиняются государство, политика, наука, эстетика, право. Не будем говорить о последствиях инквизиции.

В буржуазном обществе господствующей, правящей, всесильной идеологией становится  политика. К слову сказать, никто в современном мире не мог еще дать конкретного определения политики, кроме В.И. Ленина, который путем длительных поисков, наконец, дал правильный ответ. Однако часто из его утверждений выбирают следующее: «Политика - это концентрированное выражение экономики», в котором нет конкретного ответа. Здесь показывается связь экономики и политики, где экономика - содержание политики, а политика есть форма экономики. В то же время он дает более конкретный ответ: политика - это общественные отношения, связанные с государственной властью, или с удержанием этой власти, или с отвоёвыванием ее. Поэтому, как для любого государства первичной является государственная власть, так и политика (из всего десятка социальных норм) стоит близко к ней, обеспечивая непосредственное (а не опосредствованное) ее обслуживание (в виде охраны, защиты, реализации воли и т.д.).

В социалистическом обществе господствующей формой идеологии становится марксистко-ленинская идеология. Она давала ответы и решала все жизненные проблемы не на обыденном уровне, а на профессиональном и научном, то есть доктринальном.  Но, к сожалению, её монополизм (правильная до какого-то исторического периода), отсутствие живых притоков в нее, догматическое решение многих стратегических вопросов страны привели  к краху этой идеологии. Потребовались новые качества в идеологии в виде нового демократизма, плюрализма, антимонопольности, или демонополизации. Меня недавно удивил своей откровенностью глава разведки КГБ СССР Геннадий Шебаршин. Он сказал: «Мы в течение одних суток восстановим прежний КГБ. Мы в течение одной недели очистим государственную власть от разных коррупционеров, мздоимцев и наглых бюрократов. Мы в течение одного месяца восстановим прежний СССР. Но кто пойдет в него? Только пенсионеры. Остальная часть населения или не знает, что такое СССР или не хочет знать». А кто-то из бывших руководителей сказал: «Только бессердечный может не сожалеть о развале СССР. И только пессимист может думать о возврате к СССР».

Думаю, настало время пересмотреть в нашей идеологии существующий принцип о правовом государстве. В постсоветских демократических режимах выбрали в качестве главной идеологии право. Все должно быть правовым: и государство, и экономика, и политика, и наука, и нормы общественных организаций и эстетические нормы. В силу того, что Кыргызская Республика является не религиозным, а светским государством, религия не подчиняется нашему праву, хотя многие стороны религии обслуживаются нашими законами. В этой системе социальных норм наблюдается определенное противоречие. Государство является системой государственных органов и учреждений, а право - системой определенных государством, установленных или санкционированных правил поведения. Ведь государство формирует и обеспечивает право, а не право - государство. Во – вторых, экономика относится к базисным отношениям общества, а право - к надстроечным. Надстроечные отношения подчиняются и зависят от базисных экономических отношений. И почему  получилось так, что базисные, экономические отношения оказались в зависимости от права, от надстроечных отношений? Экономика должна быть правовой, то есть такой, какой скажет право. И политика должна быть правовой. По своей важности и значимости в обществе политика стоит на втором месте после экономики, а право занимает третье место. Здесь же акценты совсем сместились. Политика будет такой, какой подскажет ей право. Я бы должен радоваться этому явлению, как юрист. Но истина дороже. Да и сам старик Шахназаров на страницах журнала «Государство и право» признавался, что термин «правовое государство» им был использован для красного словца при написании доклада М. Горбачеву, и что он не мог предвидеть, что его раздуют, разнесут до такого ажиотажа.

Мы старались обратить внимание только на некоторые методологические проблемы идеологии, в том числе классической, национальной и государственной. Идеология - самая широкая научная категория после сознания. Общественное сознание состоит из общественной идеологии и общественной психологии. Поэтому раскрыть все  проблемы идеологии в нескольких газетных статьях - это, конечно, задача нереальная для одного человека. Но если всем в обществе дружно взяться за них - это будет вполне реально. И задача эта - благородная, ибо её решение вооружит общество необходимой программой действий для прогрессивного развития.

Жумакадыр ТОГОЙБАЕВ,
судья Конституционного суда КР

eXTReMe Tracker

eXTReMe Tracker