Главная, Новости, Газета, RSS, Старая версия

От прошлого к будущему

03/03/06 - 14:14

Наша родная земля всегда была богата талантами, рождала героев и хранила память о прошлом, полном сложных и противоречивых жизненных коллизий. Очень важно правильно оценить это прошлое, чтобы извлечь из них уроки и не повторить совершенных ошибок. А для этого надо знать историю Отечества, ратные и трудовые подвиги своих предков, ибо только тогда не прекратится связь времен и мы, их потомки, не будем обречены на историческое беспамятство.

В начале XXI века кыргызстанцы оказались лицом к лицу с колоссальными переменами в экономическом, политическом, социальном и духовном развитии. В этой связи не только интересным, но и жизненно важным для будущих поколений представляется взгляд на историю кыргызов и кыргызстанцев. В научной разработке истории и успешном овладении предметом решающее значение имеет объективный метод познания истории.

Однако до недавнего времени, гипертрофируя действительные заслуги КПСС и Советской власти, историки «забывали», что первое упоминание о государственном образовании «Владения Кыргыз» относится к 201 г. до н.э. Они не учитывают, что в Средние века кыргызы на Енисее (Эне Сай) создали государство, которое в IX в. н.э. контролировало всю Центральную Азию – от Байкала (Бай кол) до Тянь-Шаня. Академик В. В. Бартольд еще в 1927 г. писал, что «киргизы (кыргыз) принадлежат к древнейшим народам Средней Азии». В 70-х годах, в эпоху Советской власти, его труд подвергался партийной критике за идеализацию так называемого кыргызского «великодержавия».

В трудах великих мыслителей Караханидского каганата Ж.Баласагуни и М. Барсхани встречаем наименования племен, обитавших на территории Средней Азии. Они широко использовали народную мудрость, тюркский фольклор, пословицы, поговорки, крылатые слова. К сожалению, нынешние политические и культурные деятели, особенно историки соседних государств, каждый по-своему толкуют национальную принадлежность Ж. Баласагуни и М. Барсхани. Однако мы не имеем права забывать наше историческое наследие, например, рассуждения из книг М.Барсхани: «Хотя я происхожу из тюрок… Я полностью запечатлел в уме своем живую рифмованную речь тюрок, туркмен, огузов, чигилей, ягма, кыргызов…», где совершенно не упоминаются племена или народы соседних  государств. Поэтому мы должны понимать, что эти великие творцы культуры принадлежат всем тюркоязычным народам, особенно нам, так как они родились и творили на территории сегодняшнего Кыргызстана.

Попытки некоторых историков и писателей осветить события прошлого в полном соответствии с историческими источниками (К. Нурбеков, Т. Касымбеков, В. Плоских, К. Усенбаев и др.) в годы тоталитарного режима пресекались, а виновные подвергались, по меньшей мере, публичному шельмованию, а иногда и изгнанию с  работы.

Сейчас,  когда на территории бывшего СССР обострились межнациональные отношения, а у нас в Кыргызстане - межродовые (Север и Юг), именно теперь учителя истории в школах и вузах нуждаются в учебниках  истории Кыргызстана, изучение которой поможет решить множество вопросов, неразрешимых автоматом Калашникова или другими силовыми методами.

Человек, презирающий, ненавидящий свою историю и культуру, стыдящийся своих предков, как правило, - пациент если не психиатра, то, по крайней мере, психоаналитика. Представителям этноса, общества присуще гордиться страной, где он живет, народом, к которому принадлежит, отечественными героями и мыслителями. Лишение исторической памяти автоматически выводит его за рамки нормального общества, превращает в манкурта.

Можете ли вы представить себе человека, с гордостью произносящего: «Предки мои – кощеи поганые!»? Абсурд?

Разумеется. Но этот абсурд длился 70 с лишним лет и продолжается, в общем, до сих пор. Читает маленький ногаец или кумык (они являются представителями племен ичкиликов-кыргызов) в учебнике истории, например, как наш «князь» зарезал касожского вождя Ердеде и основал на месте победы новый славный город, а чуть повзрослев, узнает, что поганый тот кассы – предок его Ердеде. Сколько татарских малышей звонко декламировали в советских школах строчки: «И башку с широких плеч татарских отсечь!»

А каково было потомкам кыргызов Центральной Азии изучать в школе деяния покорителя Сибири Ермака? Кстати, совсем недавно в Казахстане снесли памятник Ермаку, рассудив, что, если для России он – национальный герой, то для Казахстана и Сибири – колонизатор, с огнем и мечом прошедший по их земле.

Таким образом, в научной разработке истории и успешном овладении предметом ее исследования решающее значение имеет правильный метод, т.е. способ изгнания.
 Характеризуя методологические принципы исследования, Ленин считал необходимым рассматривать каждое явление «… лишь (α) исторически, (β) лишь в связи с другими, (γ) лишь в связи с конкретным опытом истории».

Отсюда следует, что ни одно общественное явление не может быть до конца понято, если рассматривается без учета условий, в которых оно возникло. Аналитикам необходимо  помнить слова замечательного поэта XX  века Расула Гамзатова: «В того, кто в прошлое выстрелит из ружья,  будущее пальнет из пушки».

По данным китайских, иранских, арабских и русских источников, этноним «кыргыз» наравне с этнонимом «тюрок» является самым древним из всех современных названий тюркских народов. В настоящее время к тюркоязычным народам относятся  более 40 наций и народностей. Численность их различная: от караимов – 2,6 тыс., живущих в Литве и на Украине, до турков – 55 млн. (Подробные данные изложены в книге С.Омурзакова «История кыргызов и Кыргызстана»).

Возникает вопрос: в силу каких причин кыргызы (2 млн.930 тыс. по переписи 1989 г.), относящиеся к древнейшим народностям, в настоящее время оказались сравнительно малочисленными. Более того, численность кыргызов намного меньше (ведь в среде тюркоязычных народов самыми древними считаются турки, кыргызы  и уйгуры), чем азербайджанцев – 17 млн., узбеков – 18 млн. 400 тыс., казахов - 9 млн. 950 тыс., уйгуров – 7 млн.160 тыс., татар - 6 млн. 860 тыс., туркменов - 4 млн. 800 тыс. и т.д.

Такое несоответствие, на наш взгляд, объясняется неординарностью истории самих кыргызов. Правое и левое крыло, как утверждает Н. А. Аристов, «проживали на Тянь-Шане до новой эры под именем усуней».

В III - II вв. до н. э. восточно-туркестанские киргизы, упоминающиеся в источниках как усуни (уйшуни), создают на руинах уничтоженного ими Сакского государства собственное Усуньское государство и становятся известными в истории народов Европы как тянь-шаньские кыргызы, образующие уже западное направление (или ветвь) кыргызского народа. (Нусупов Ч.Т. “Кыргызы Евразии и тюркоязычные народы позднего средневековья”. Бишкек,  “Илим”, 1999)
 А третья часть кыргызов, то есть ичкилики: кыпчаки, найманы, кангы и др. появились и жили в Сибирском регионе, т.е. в Центральной Азии, большая часть из них в силу исторических переселений еще до нашей эры оказались в разных регионах Средней Азии и Европы.

Доказательством переселенческого движения кыргызов-ичкиликов является его язык. Недаром принято считать, что язык народа – это история народа. Особый интерес для читателей может представлять анализ древних шумерских клинописных текстов, переведенных многими учеными, которые доказывают, что большинство шумерских слов, а порой целые фразы, встречаются в кыргызском языке (С.Омурзаков. “История кыргызов и Кыргызстана”).

Очень интересные факты приводит известный ученый-филолог А.Бекбаллаев, который в своей научной статье показывает близость готско-немецких и гунно-кыргызских слов, так что трудно определить, к какому языку первично принадлежат приведенные им слова.

Этногенез любого народа – это сложный и длительный историко-культурный процесс, охватывающий многие века и тысячелетия. Этот процесс неразрывно  связан с различными перемещениями племен, смешением их культуры, языка.

Еще во II веке до н. э. кыргызы-ичкилики под эгидой гуннов активно участвовали в завоевательных походах с Востока на Запад и оказались в Средней Азии и в Европе. И не только оказались, но и способствовали  формированию многих тюркских народов, в частности казахов, узбеков, каракалпаков, кумыков, карачаевцев, балкарцев (малкар), ногойцев, гагаузов и части населения  Венгрии (почти 200 лет ичкиликский язык был государственным языком в Венгрии), а в самой Центральной Азии на основе кыргызов-ичкиликов появились тюркские народы - хакасы, тувинцы, алтайцы, шорцы и др.

Доказательством в формировании этих народов племенами ичкиликов–кыргызов являются следующие факты:

Например, кроме языка, материальной и духовной культуры кыргызов связывает с карачаевцами и балкарами письменность в виде рунических надписей, в большом количестве обнаруженных на территории Карачая и Балкарии в памятниках  VII-XII вв.

Американский исследователь истории кыргызов Каннен Катиснер в своей книге «Языки мира» писал: «Если опираться на известные сведения, следует считать, что самый древний тюркский народ – кыргызы. Их письменные памятники имеют место 2000 лет назад».

О судьбе же остальной части оставшейся на Родине, т.е. о енисейских кыргызах, пишет известный казахский ученый Ч.Валиханов: «Страна, в которой обитали хагасы, или древние кыргызы, были далеки от нынешней области распространения, а именно находились в южных частях нынешней Енисейской и Томской губернии… В этой стране застали кыргызов русские еще в XVII веке. В течение XVII века енисейские кыргызы вели против русских завоевателей Сибири отчаянную борьбу, которая кончилась уничтожением енисейских кыргызов: большая часть их погибла в битвах, часть бежала на юго-запад в киргиз-кайсацкие степи, где смешалась с другим населением Енисейской губернии, утратив навсегда свою самостоятельность и даже свое имя».

На резкое снижение численности кыргызов, сфоромировавшихся в Средней Азии, т.е. правого и левого крыла повлиялии субъективные факторы. Родоплеменная структура кыргызского общества сыграла отрицательную роль в исторических судьбах народа. Она тормозила объединения кыргызов для борьбы за свое освобождение, способствовала усилению междоусобной борьбы феодалов. Братоубийственные войны (в таком объеме, как у кыргызов в мировой  истории я не обнаружил), заметно истощали силы народа. Так, почти полностью погиб крупный род кыдыков, который входил в племя бугу.

Последствия его описал П. П. Семенов: «на поляне …решилась участь бугинцев после отчаянного боя. Все, что было еще в силах двигаться из их табунов, было отбито сарыбагышами и быстро угнано ими в верховья Нарына, а все, что не могло двигаться, пало в изнеможении на поле битвы, усеяв его трупами… День уже склонился к вечеру, когда мы, обогнув знакомую нам вершину с ее подножья, вышли на «мертвое поле», засыпанное замершими трупами... Только тут я глубоко почувствовал поэтическое обращение А. С. Пушкина к подобной поляне со словами: «О поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями?».

Используя межродовую борьбу кыргызских феодалов, Кокандские ханы нередко натравливали их друг на друга и расширяли границы, присоединяя к своим владениям все новые кыргызские земли. Одной из особенностей Кокандского ханства было то, что женами ханов в основном являлись представительницы кыргызских родов, и в армии – 30-тысячной пехоте, 10-тысячной кавалерии тоже были кыргызы, то есть ханы умели направлять солдат-кыргызов против своих же братьев-кыргызов.

Таким образом, в силу исторических объективных и субъективных причин количество населения кыргызов было резко сокращено.

Поэтому мы,  кыргызы, в условиях суверенного развития особенно нуждаемся в наличии целенаправленной идеологии, которая будет вести народы Кыргызстана к объединению, созданию единой кыргызской нации с чувством ответственности за свое будущее, за свое процветание на равных правах с остальными цивилизованными народами.

Саид ОМУРЗАКОВ,
профессор КГЮА

eXTReMe Tracker

eXTReMe Tracker