ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
20 августа 2018, 12:31

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
802 (482)
801 (481)
800 (480)
799 (479)
798 (478)
797 (477)
796 (476)
795 (475)
794 (474)
793 (473)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 16:31
Раздел: Спорт

Алижан АМАНТАЕВ: «Главное – не обряды и другая экзотика, а дух кочевничества, философия, перенесенная через века»

Сегодня мало, говорит Алижан Амантаев – главный художник двух прошедших в Кыргызстане Всемирных игр кочевников, показывать нашу культуру через традиционные обряды и обычаи, мир этим не удивишь. Экзотика есть и в Африке, важнее продемонстрировать дух кочевничества, философию кочевой культуры, перенесенную через века.

Он выпускник Фрунзенского художественного училища. За плечами десятилетия работы в сфере искусства, выставки за рубежом. Помимо традиционной живописи Алижан тяготеет к прикладному искусству. Оно позволяет через использование кожи, металла, дерева, камня, кости и других материалов передавать самобытность народа, своеобразие национального колорита.

– Алижан, откуда талант художника?

– От Бога, конечно, и от отца. Мой отец стоял у истоков народно-художественных промыслов Кыргызстана. Он был художественно одаренным человеком, с детства увлекался различными поделками из глины, а в более зрелом возрасте отправился в Алма-Ату, где под руководством мастеров прикладного искусства изучил все тонкости этого дела, причем обращал внимание не только на технику, но и на применяемые материалы, приспособления, оборудование. Вернувшись во Фрунзе, отец открыл мастерскую, где начал производство сувенирной продукции, в том числе изделий из кости и рога.

– А что окончил ваш отец?

– Жизнь отца похожа на легенду. Он учился на рабфаке Казанского университета на юриста, был первым секретарем комсомольской организации Токмока, воевал под командованием маршала Василия Блюхера, служил советником Торобая Кулатова, когда тот еще не был председателем президиума Верховного совета Киргизской ССР. Были в его биографии вообще диковинные вехи. Он рассказывал о скитаниях по Ближнему Востоку. После возвращения был репрессирован и сидел в застенках НКВД. После начала Великой Отечественной войны дело отца пересмотрели, оправдали и отправили на шахту в Джезказган. После войны жизнь продолжилась.

– Что послужило причиной переезда родителей на Иссык-Куль?

– Здоровье отца после всех перенесенных испытаний серьезно ухудшилось, и ему посоветовали переехать на Иссык-Куль. Тогда как раз председатель республиканского Союза художников Гапар Айтиев создавал Дом творчества на Иссык-Куле. Он, близко знавший отца, сказал ему: «Живи, лечись, занимайся своими поделками и заодно присматривай за Домом». Так в 1962 году отец и поселился в селе Комсомол.

– Вам, наверное, приходилось видеть наших художников, других известных людей?

– Конечно. Благодаря Гапару Айтиеву рядом с Домом творчества художников открылись базы отдыха композиторов, писателей, медиков. Мое детство было облагорожено, могу так сказать, знакомством с этими выдающимися людьми, деятелями культуры и искусства, других сфер. Я стоял рядом, когда за мольбертом работал Семен Афанасьевич Чуйков. Присутствовал при беседах Гапара Айтиева, композитора Абдыласа Малдыбаева, писателя Мамасалы Абдукаримова. Речь всегда шла о высоком, говорили ли они об искусстве или жизни. Интересны были их повествования родословных. Многое пролетело мимо моих ушей, но многое запало в душу. Прежде всего, любовь к истории, искусству, ценность общения.

Я и позже, будучи студентом художественного училища, ходил с друзьями в гости к Абдыласу Малдыбаеву. В доме композитора доводилось видеть ученого-филолога Зияша Бектенова, Гапара Айтиева, Мамасалы Абдукаримова, быть свидетелем нескончаемых интереснейших бесед.

– Вам можно позавидовать. А каким был ваш отец?

– Отец был знаком и с нашей политэлитой, и богемой, при этом оставаясь простым и скромным человеком. А на Иссык-Куле всегда происходили знаменательные встречи. Открытый им музей (сейчас он располагается в «Авроре»), где были собраны образцы прикладного искусства, созданные им живописные композиции из корней деревьев, привлекал внимание всех гостей Иссык-Куля. Им хотелось познакомиться с художником. У нас дома бывала Клавдия Антипина, выдающийся кыргызский этнограф. Однажды в гости заглянул Юрий Сенкевич, но, правда, отца не застал. Очень интересная история связана с космонавтами.

Находясь на отдыхе в пансионате «Кыргызское взморье», космонавты Валентин Лебедев, Владимир Комаров и Константин Феоктистов из журнальной статьи узнали об отце, его поделках из корней деревьев. Узнав, что художник проживает неподалеку, они захотели встретиться с ним, посмотреть заодно его выставку и музей. Время обеденное. Матери дома в тот момент не было. Отец подогрел вермишель, поставил чай. Сидят все вместе, пьют чай, разговаривают. Отец пошутил: Я думал, что космонавты – люди необычные, только из тюбика кушают! – Нет, мы обыкновенные люди, кушаем как все!  – Тогда, может быть, по коньячку? – С удовольствием!

Вот так душевно сидел отец с космонавтами и сопровождающими их врачами и другими товарищами в штатском. Их, конечно, берегли как зеницу ока, но и позволяли маленькие радости, потому что ценили и уважали. Потом пришла мать и сказала отцу: «Что ты кормишь гостей вермишелью?! Есть же баранина, давай плов сделаем!» После этого дружеское застолье продолжалось до вечера. На следующий год космонавты привезли отцу сделанные тогда фотографии.

– Куда поступили после школы, легко ли прошли конкурс? С кем из известных в будущем художников учились?

– После окончания 8-го класса в 1975 году поступил во Фрунзенское художественное училище. Конкурс не составил для меня труда, ведь я уже многое знал, подготовил рисунки и эскизы. Да, многие из сокурсников стали народными художниками, заслуженными деятелями. Это целая плеяда, среди них, к примеру, Каныбек Давлетов, Доктурбек Нургазиев, Садабек Ажиев, Суйутбек Торобеков. После нас училище окончили Аскар Турумбеков – сын Асанбека Турумбекова, внучка Г. Айтиева Саадат Айтиева.

Я дружил с детьми Джакуля Кожахметова, Кульчоро Керимбекова, Сабырбека Акылбекова.

– Как складывалась карьера после окончания училища?

– Ну, «карьера», наверное, сильно сказано. «Путь» будет вернее. Начал с оформительских работ в Чолпон-Атинском Доме культуры. Работа рутинная – лозунги, афиши, наглядная агитация. Через несколько месяцев уехал в Пржевальск, работал там в мастерских Художественного фонда. Занимался всем спектром оформительских дел до призыва в армию в 1980 году. Отслужив два года в артиллерии, в Семипалатинске, вернулся и продолжил работу в Пржевальске, оформлял пионерские лагеря, заводы и предприятия, объездил весь Иссык-Куль. Где-то в 1986 или 1987 году переехал с семьей во Фрунзе.

Во Фрунзе, конечно, масштабы были другими. Здесь пришлось участвовать в оформлении центральной площади к праздничным дням, украшать на парадах автомашины, придумывая различные конструкции, создавать объемные вещи, писать огромные транспаранты и плакаты. Также выезжали по заказам в регионы.

В составе творческой группы выполнял небольшие объемы росписей и мозаичных панно. Большие-то заказы уходили маститым художникам, мэтрам. Но благодаря авторитету отца, знакомству с видными деятелями искусства удавалось получать заказы на росписи и витражи в пионерлагерях «Барчын», «Илим», пансионате «Кыргызское взморье» и других объектах. Постепенно мои работы стали замечать, я рос в творческом плане, хотелось уже создавать более монументальные вещи.

– Как вы стали главным художником первых Всемирных игр кочевников?

– Этому предшествовала встреча и знакомство с Асхатом Акибаевым. Он и поведал мне свою идею организации игр кочевников в мировом масштабе. А для меня тема кочевничества – это не просто история народа, а целая философия, непреходящая ценность. Поэтому я с радостью поддержал эту идею и предложил устроить не только спортивные и конные состязания, но и обязательно установить юрты, показать национальные обряды и обычаи, продемонстрировать культуру народа. Сразу обговорили эмблему Игр – солнечный мальчик из наскальных рисунков. По нашей просьбе художник Майрамкул Асаналиев – автор герба Бишкека – нарисовал эмблему в окончательном виде.

Затем начался этап продвижения идеи, завоёвывания сторонников. Где только ни выступал Асхат, с кем только ни встречался – объяснял, убеждал, уговаривал. Так, идея стала кыргызским проектом, получив поддержку президента, вышла затем на международный уровень. Первыми свою поддержку выразили главы тюркоязычных стран – Азербайджана, Турции, Казахстана. В феврале 2015 года состоялась презентация будущих Всемирных игр, я представил эскизы, которые были одобрены, в том числе куратором Игр С. Исаковым.

Я занимался оформлением сцены, руководил изготовлением деревянных изделий, предметов и украшений, в том числе получившего популярность трона. Довольно много времени заняла работа над значком, надо было подумать о размере, форме, цвете, решить, что сподручнее – штамповать или отливать его. Также велась работа над медалями, сувенирами. Всё делалось ускоренными темпами. Местные жители тоже помогали, кроме того приносили еду, боорсоки. Был сильный общественный настрой. Много души мы вложили в оформление Игр. В том, что они получили высокое признание со стороны гостей, есть и наша заслуга.

– А спустя год пришла пора подготовки II Всемирных игр кочевников, вы снова занялись оформлением главной сцены.

– Да, время пролетело быстро. Подготовка, можно сказать, началась сразу после окончания Первых игр. Все ошибки и недостатки были проанализированы, сделаны выводы, в том числе организационного, финансового и материально-технического характера. Был построен современный ипподром, спортивный комплекс, проложены дополнительные объездные пути для транспорта. Часы отсчета времени на центральной площади сделаны и установлены по моему проекту. На мой взгляд, Вторые игры прошли более масштабно, технически красочно, помпезно даже. Но было меньше души во всем этом действе. Что касается этно-городка в ущелье Кырчын, то была задача показать национальный колорит, и с этим организаторы справились. Оттуда некоторые иностранцы даже уезжать не хотели, так им понравилось.

– Ну, что же, грядут Третьи игры кочевников, каковы ваши мысли об их организации, может быть, нужна изюминка какая-то?

– Сегодня мало показывать традиционные обряды и обычаи, мир этим не удивишь. Экзотика есть и в Африке, главное – продемонстрировать дух кочевничества, философию кочевой культуры, перенесенную через века. Спортивная часть важна, спору нет, но куда важнее энергетика, духовный настрой, которые дают Игры.

В данное время нахожусь в Булан-Соготту, готовлю эскизы к третьим Играм кочевников. Я уже говорил, что для меня тема кочевничества – это философия, духовная ценность. Она настолько меня притягивает, что я даже совершил путешествие по Алтаю, Хакасии, Монголии. Мне хотелось прикоснуться к истокам, своими глазами увидеть земли предков, почувствовать ауру этих мест. Прошел тысячи километров, поклонялся святым местам, купался в священных водах, общался с людьми, хранящими память о своих корнях. Не забуду встречу с Жусупом Мамаем, когда в составе делегации был в Китае, глубину данного нам благословения.

Тема кочевничества станет основой моей выставки, которую я планирую провести осенью текущего года в Бишкеке. Обязательно приглашу художников, артистов с Алтая, из Хакасии, чтобы выставка была не просто демонстрацией картин, всевозможных творений из различных материалов, но и стала культурным событием в жизни столицы.

– Дух кочевничества, философия кочевой культуры – разве их не демонстрируют Игры кочевников? А что бы вы еще предложили как художник?

– У всех зарубежных гостей, туристов, посетивших Всемирные игры кочевников, в памяти остались конные игры, виды народной борьбы, национальные обряды и традиции. Я повторяю, ничего уникального мы не показали – подобное происходит везде, в разных масштабах, с разной степенью участия, а ведь в памяти гостей должно было запечатлеться нечто выдающееся.

Нет монументальности, величественности, символизма, вот о чем я толкую. Возьмите памятник Чингиз-хану близ Улан-Батора, взметнувшийся на высоту 40 метров, который подавляет своей мощью. Посмотреть на него едут со всего мира. Или башню «Байтерек» – «Древо мира» в Астане, построенную по эскизам президента Н. Назарбаева, ставшую символом и главной достопримечательностью не только города, но и всего Казахстана.

Когда собирались возводить «Манас ордо», я написал письмо Аскару Акаеву с просьбой не торопиться в таком важном деле, связанном с духовным памятником народа, делать не спеша, на века. Посмотрите на соборы и храмы Европы, Лувр, Нотр-Дам и другие достопримечательности разных стилей – готика, барокко, ренессанс. Их строили веками, писал я президенту, и стоят они веками. Лувр и Нотр-Дам вообще ведут свою историю с двенадцатого века. До сих пор весь мир, и мы в том числе, восторгаемся их красотой, удивляемся, как их могли построить в то время, как смогли так тщательно обрабатывать камни и граниты, возводить стены и венчающие их купола практически руками, с помощью лишь несложных приспособлений?!

Жаль, что президент не понял смысл моего предложения. А представляете величественную стометровую, к примеру, фигуру Манаса в центре композиции, во главе его соратников и витязей – чоро?! Да сюда бы ехали как на паломничество со всех концов мира, чтобы поклониться Манасу, заодно восхититься нашим искусством, нашим талантом! И не только иностранцы, а сами кыргызы в первую очередь. Нужны символы государственности, а для них лучше всего подходят образы славного прошлого, исторические и легендарные герои – Манас, Эр-Табылды, Курманбек, Тайлак баатыр, выдающиеся личности – Чингиз Айтматов, Исхак Раззаков, Саякбай Каралаев и другие.

Надо использовать в новом прочтении природные объекты, гору Сулайман-тоо с домиком Бабура, памятники древней истории – Таш-Рабат, башню Бурана, наскальные рисунки в Тамге, Саймалуу-Таше и многие другие достопримечательности.

***

Алижан АМАНТАЕВ – уникальный художник, его живописные работы, гобелены, изделия из различных материалов восторгают ценителей прекрасного, которые видят в них глубокий национальный колорит, неповторимость образов, особенно его женских портретов, в которых гармонично сочетаются яркость цветов, утонченность техники выполнения. Его значительный вклад в духовную сокровищницу кыргызской национальной культуры неоспорим.

Темирбек МАМАТКАНОВ

2 марта 2017 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
КомментироватьВсего 1 комментарий
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
16:07 // Спорт
ПРАЗДНИК В АКАДЕМИИ ТАЭКВОНДО
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2018 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей