ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
25 сентября 2018, 11:17

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
804 (484)
803 (483)
802 (482)
801 (481)
800 (480)
799 (479)
798 (478)
797 (477)
796 (476)
795 (475)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 12:50
Раздел: Общество

Кино, которое объединяет

После «Недели российского кино» кинокритик и кинообозреватель газеты «Труд» Леонид Павлючик дал интервью о развитии кинематографа России и Кыргызстана.

– Скажите, по каким критериям проходил отбор фильмов для показа на Фестивале «Неделя российского кино».

– Естественно, хотелось привезти в Кыргызстан все лучшее, что есть на сегодняшний день в российском кино, и чтобы программа была разнообразной. Выбор был непростой, так как сегодня в России ежегодно создается порядка 130-140 фильмов. Мы брали как картины конца прошлого года, так и нынешнего года. Выбирали, спорили, какие-то картины отпадали, какие-то картины предлагали сами авторы. Учитывая, что в «Неделе» должны быть показаны семь картин, то брали, во-первых, картины крупных режиссеров, классиков: Николай Досталь – народный артист России, Павел Лунгин – народный артист России, Карен Шахназаров – народный артист России, а также руководитель Киноконцерна «Мосфильм». Они представлены, возможно, лучшими работами. Также хотелось, чтобы были представлены разные поколения, поэтому взяли картины молодых режиссеров. В частности, картина «Ледокол», ее поставил сорокалетний режиссер Николай Хомерики, который известен как представитель авторского, камерного, локального кино, снимающий фильм с несколькими актерами. А тут вдруг у него многонаселенный блокбастер «Ледокол», где много действующих лиц, вертолеты падают, льды и т.д. Естественно, эти картины имели определенный общественный резонанс в России. Некоторые из них были удостоены призами на фестивалях. Например, «Монах и бес» был удостоен нескольких премий Академии «Ника». Вся трилогия детского фильма «Частное пионерское» вообще получила около 200 призов на
отечественных и международных фестивалях. Судьба третьей картины только начинается, но уже есть победы, призы зрительских симпатий.

– Некоторые фильмы не получают премий и призов и не выдерживают критики. Тем не менее, некоторые из них при просмотре вызывают интерес и симпатии у публики. Все ли фильмы фестиваля были номинированы на премии и получали призы?

– Бывают случаи, что одни картины несправедливо замалчиваются, другие – благодаря рекламе – несправедливо возносятся. Поэтому призы на фестивалях, это хорошо и важно, это показатель какого-то качества фильма. Но есть очень много картин, которые не получили призов, тем не менее они ни в чем не уступают уже титулованным и награжденным картинам. Например, в нашей программе фильм «Дама пик» был номинирован и на «Нику», и на «Золотой орел», но ничего не получил, кроме работы художника. Но я думаю, это такая крупная режиссерская удача. Там чувствуется такая энергия режиссуры, такое сочетание драмы, комедии, фильма-оперы, триллера, все это так сплавлено режиссером в законченную картину нашей жизни, что, на мой взгляд, это одна из лучших картин года в России, которая просто недооценена. Посмотрим, оценит ли ее кыргызский зритель…

– С приобретением независимости киностудии многих стран СНГ, в том числе и России, не могли снимать хорошие фильмы. Одной из причин этого был развал экономики, из-за чего государства не могли выделять средства на развитие кинематографа. Как сейчас работают киностудии в вашей стране? Кто и насколько их финансирует?

– В основном – государственное финансирование, 90 процентов всех фильмов поддерживаются государством. Государство дает деньги не на весь бюджет фильма, а только на определенную часть. Но это обычно очень существенная часть, без нее мало кто рискует стартовать. Получив некий государственный грант, дальше продюсер добирает какое-то количество денег, чтобы проект состоялся, что называется, по высшему разряду. Но в последнее время появляется все больше независимых проектов, т.е. авторы и продюсеры собирают деньги самым разным образом. Во-первых, вкладываются какие-то меценаты, банки или «денежные мешки». Другой очень популярный сегодня способ добывания денег – краундфайдинг, когда собираются деньги на бюджет фильма с помощью населения. Это, как правило, фильмы нонконформистские, которые позволяют себе непопулярную в Министерстве культуры тематику. Пример абсолютно независимого проекта – фильм Кирила Серебряникова «Ученик», который получил приз в Каннах. Я был на фестивале в Выборге, там половина показанных картин была снята без поддержки государства. Эта тенденция нарастает. Фильм Андрея Звягинцева «Нелюбовь» тоже был снят без единой копейки государственных денег. Мне это нравится, когда на равных соревнуются фильмы, имеющие государственную поддержку и не имеющие ее.

– Нынешний кинематограф России как-то уступает кинематографу, который существовал в советское время? Когда показывают знаменитые советские фильмы, то многие зрители, сравнивая их с фильмами, снятыми в наше время, отдают предпочтение первым, аргументируя это тем, что в былые времена кинематограф был лучше. Что вы можете сказать по этому поводу?

– У зрителя, конечно, есть тоска по старому советскому кино, ему кажется, что тогда, в советское время, был «золотой век» нашего кино. На самом деле по телевидению повторяют лучшие картины, «сливки», которые были созданы за 70 лет. Каждый год в обороте были те самые 10 самых успешных фильмов. За 70 лет накопилось семьсот, может, даже тысяча, которые крутятся на экране и создают иллюзию великого, непревзойденного советского кинематографа. Тем не менее, рядом с ними было полно шлака, плохих, справедливо нынче забытых фильмов, которые никогда не повторяют и не будут повторять. Точно так, я думаю, происходит и сегодня. В любой кинематографии в год снимают примерно 10-15 очень хороших картин и много картин средних, много картин злачных, много картин просто коммерческих, пустых и т.д. И вот мне не кажется, что настоящий кинематограф в чем-то уступает советскому. Просто он менее известен зрителям. Например, фильм «Ликвидация» Сергея Урсуляка ничем не хуже тех сериалов, которые шли в Советское время, например, сериал «Семнадцать мгновений весны». Вы знаете, если сравнивать, то, на мой взгляд, фильм «Ликвидация» ярче. Или «Жизнь и судьба» этого же режиссера – он что, уступает «Вечному зову»? Ничуть. Если мы возьмем лучшие современные картины, например, «Экипаж» Николая Лебедева, который сделал как бы ремейк одноименного советского фильма Александра Митты. Вы знаете, если их сравнивать, то очень многие отдадут предпочтение новому фильму. В нем больше динамики, больше экспрессии, компьютерных чудес и т.д. Или тот же Карен Шахназаров, который работал в советское время и успешно работает сегодня. Его новая версия «Анны Карениной» вполне, на мой взгляд, выдерживает конкуренцию с «Анной Карениной» Александра Зархи с Татьяной Самойловой в главной роли. Поэтому у меня нет ощущения, что был «золотой век» кино, он закончился, и началось падение в бездну. Конечно, нет таких фигур, как Андрей Тарковский, как Чухрай. Но такие крупные личности вообще рождаются раз в пятьдесят лет. Может быть, Звягинцев, которому сегодня 50 лет, в течение ближайших десятилетий вырастет в фигуру не менее крупную, чем Александр Сокуров или Андрей Тарковский.

– Как вы считаете, как развивается современный кыргызский кинематограф?

–К сожалению, насколько я знаю, киностудия «Кыргызфильм» получает от Министерства культуры небольшой бюджет, примерно 100 тысяч долларов. По российским меркам это вообще ничто. Ни один фильм не запускается с таким мизерным бюджетом. А у вас в прошлом году, насколько я знаю, пять картин участвовало в конкурсе фестиваля класса «А». Это большой успех для молодой кыргызской кинематографии, если считать, что она возникла с независимостью государства! Также появляется огромное количество фильмов, снятых на частные деньги, на не совсем большие деньги, может небольшого уровня. Вообще-то, насколько я знаю, в Кыргызстане снимается порядка 60 фильмов в год. Тут ведь работает очень простой закон: количество рано или поздно непременно переходит в качество. И я думаю, что из этих пяти десятков любителей-непрофессионалов со временем два-три человека станут высокими профессионалами. Хотя уже сегодня авторитет кыргызского кино на международных фестивалях очень высок. Естественно, если бы государство имело возможность выделять больше денег, то и талантливых, ярких картин было бы больше. И тем не менее я считаю, что кыргызская кинематография развивается нормально. Как мне рассказал директор кинотеатра «Манас», кыргызское кино занимает в национальном прокате 30-40 процентов от общего проката. В России эта цифра составляет всего лишь 18 процентов. Поэтому кыргызское кино, на мой взгляд, развивается вполне успешно. А то, что зритель не ходит, ну так зрительская посещаемость кинотеатров вообще упала.

– Отсутствие такого писателя, как Чынгыз Айтматов, влияет на развитие кинематографа нашей страны?

– Конечно, влияет. Айтматов – это крупная фигура не только в кыргызской советской, но и в мировой литературе. Его присутствие в мировой литературе и создало феномен под названием «кыргызское чудо». Не было бы Айтматова, не было бы многих выдающихся произведений, которые появились на экране благодаря его книгам. Да и не только благодаря его книгам. Он вообще крупная фигура, инициировал проекты, связанные не только с его творчеством. Он много внимания уделял кинематографу. Однако не все его произведения еще экранизированы. А это поле деятельности как для кыргызского, так и для российского кино. Например, для создания совместных проектов, хотя они затратные. Но сегодня это навязать художникам невозможно, они сами выбирают себе темы. Но я надеюсь, что все-таки в ближайшие годы к творчеству Айтматова вернутся вновь и будут перечитывать его произведения. Например, как перечитывают «Анну Каренину». Три экранизации этого произведения были в России, всего в мире около 35. «Бег иноходца» это хорошая старая картина, но снять ее с сегодняшними возможностями техники, находить какие-то новые нюансы, снимать с новыми актерами, с новыми технологиями – это совсем другое дело.

– Однако кинематограф не может основываться на произведениях только одного автора. Необходимо открывать другие имена, чтобы их произведения могли использовать режиссеры в своих работах…

– Конечно, культурная среда сегодня истончилась, смотреть кино стали меньше, читать стали значительно меньше. Сегодня чувствуется нехватка новых идей в литературе, новых имен. Это, конечно, бьет по кинематографу. Однако сейчас идет медленный процесс окультуривания нации. Улучшается система образования в России. Надеюсь, что это происходит и в Кыргызстане. Должен еще подняться жизненный уровень народа, потому что поход в кино и покупка книг – это нынче дорогое удовольствие. Когда же поднимется жизненный уровень народа, когда будет стабильность, тогда люди позволят себе ходить в кино, покупать книги, и возникнет спрос на произведения литературы, кинематографа, появятся талантливые имена. Так не бывает, чтобы вдруг гении возникли в пустоте. На это дело должен быть общественный спрос. В Советском Союзе этот спрос был. В странах СНГ этот спрос значительно уменьшился. Поэтому вот такой замкнутый круг получается.

– Стоит отметить и другой факт. Сегодня отсутствует единое информационное пространство в области кино и литературы не только внутри государства, но и между странами. Например, нет совместных дискуссионных клубов, форумов, какие создавал когда-то Айтматов, сайтов, где можно было бы обмениваться мнениями, информацией, обсуждать какие-то проблемы в области искусства. Как вы считаете, нужна ли такая кооперация?

– Я за любую кооперацию, приветствую обмен мнениями, идеями, художниками на постсоветском пространстве. Общеизвестно, что кыргызский кинематограф во многом был создан при помощи России. Здесь снимали Лариса Шепитько, Андрей Кончаловский, многие специалисты второго звена создавали кыргызский кинематограф. Все классики кыргызского кино учились во ВГИК, хорошо знали и знают русский язык, впитывали через русский язык мировую культуру. Такой взаимообмен был ко всеобщему удовольствию и радости. Мне кажется, что это опасная история – замыкаться в национальных рамках, национальных границах. Это касается не только экономики, но и культуры тоже. Чем больше будет контактов с другими странами и больше взаимообмена, тем будет лучше. Надо учитывать еще тот факт, что русский язык остается по-настоящему мировым языком. Для того чтобы выбиться на мировую арену, для кыргызского автора желательно, чтобы его перевели на русский язык. С помощью русского языка он может быть прочитан в гораздо более широком ареале, чем если он будет издаваться только на кыргызском языке. Поэтому все формы сотрудничества я только приветствую. Приветствую практику переводов произведений с одного языка на другой. Я даже не знаю, издаются ли книги кыргызских авторов на русском языке. Не знаю, читает ли кыргызский читатель произведения Улицкой, Сорокиной, Левина и других популярных авторов России, переводятся ли они. Если это не делается, то это заслуживает большого сожаления. Я знаю, что в эти дни проходили Айтматовские чтения. В связи с юбилеем классика приезжали специалисты из России. И, на мой взгляд, это очень отрадный факт. Ну и не только из России. Есть интересные авторы на Украине, в Белоруссии. И этот взаимообмен идеями, книгами, фильмами очень продуктивен. Нужны «недели кино» России здесь и кыргызского кино в Москве. И не только «недели». Я не понимаю, почему в Москве не создан кинотеатр под названием «Дружба», где бы постоянно шли фильмы бывших советских республик, и где можно было бы следить за новинками. Пускай бы это был небольшой кинотеатр поначалу, пускай это были бы несколько небольших залов. Но зритель бы знал, что кроме американского кино и некоторых стран Европы есть также кино Болгарии, Чехии, Венгрии. Вот если бы это было поддержано на уровне министерств культуры не только России, но и бывших советских республик, по-моему, это был бы замечательный опыт. Сейчас происходит интеграция между нашими странами в экономике, в общественно-политической жизни, а вот интеграция культурная, мне кажется, отстает. Создали ЕврАзЭС, обсуждают, чтобы была единая валюта, ну уж один-то кинотеатр были бы в состоянии профинансировать! Я за это.

– После премьеры фильма «Время первых», а также других, когда члены российской делегации, в частности артисты России, проводили вместе со зрителями обсуждение фильмов, то последние с ностальгией вспоминали советское время, те связи, которые существовали раньше. Как вы думаете, возможно ли восстановление связей, как вы сказали, не только в экономическом плане, но и в культурном, в том же кинематографе?

– Возможно и нужно. Россия богата специалистами. У нас есть несколько крупных киношкол, начиная со ВГИК. Почему бы опыт наших мастеров не распространить в бывшие советские республики. В советское время Сергей Соловьев набирал казахский курс во ВГИК и выпустил его. Сегодня его выпускники собирают призы по всему миру, уже репрезентуя новый казахский кинематограф. Недавно Александр Сокуров, выдающийся режиссер, набрал курс в городе Нальчик в Кабардино-Балкарии. Он провел очень тщательный набор, выпустил 12 человек в своей мастерской. Один из них, Кантемир Балагов, стал призером в Каннах. Другая девочка стала лауреатом многих международных премий. Другие ребята тоже запустили большие проекты. Также Алексей Баталов дал национальные курсы. Почему бы в рамках дружеской помощи не продолжить эту традицию и такой опыт не применить к другим соседним братским республикам? Я понимаю, что в Кыргызстане есть своя киношкола, своя театральная академия, у вас есть и свои мастера. Но если бы крупные российские режиссеры на новом этапе помогли с поиском талантливой молодежи в Кыргызстане и выпустили бы таких же режиссеров и актеров, чтобы влить свежую молодую кровь в Кыргызский кинематограф, то это, мне кажется, было бы прекрасно. Тем более, что у России с Кыргызстаном самые плотные интеграции.

– На пресс-конференции было сказано о том, что, возможно, деятели кино России и Кыргызстана снимут фильм о горе Сулейман. Будут ли в совместных фильмах затрагиваться другие темы, например, социального характера?

– Да, конечно, возможно. У меня есть свежий пример. Два года назад Александр Галибин, известный актер, а ныне уже режиссер, снял фильм «Золотая рыбка», рабочий вариант фильма «Братья». В картине два брата во время войны оказались в эвакуации в Кыргызстане. Картина считается российской, так как ваша страна официально деньги не вкладывала в создание фильма, но там много кыргызских актеров, и это все снималось на территории Кыргызстана. По-моему, это пример удачного сотрудничества. Пока, насколько я знаю, «Золотая рыбка» до Кыргызстана не доехала. Мы хотели ее взять на «Неделю российского фильма», но в силу ряда причин не получилось. Мне кажется, продюсеры должны сами приехать с этой картиной и показать ее широко. Кыргызстан узнал бы свои пейзажи, своих актеров, своих людей. Сейчас он готовится снимать следующую картину – «Сестренка». Я читал сценарий: действие происходит на Иссык-Куле, теперь русская девочка оказывается в кыргызском селении, рассказывает о том, как складываются ее отношения со взрослыми, ребятами, как она, не зная языка, врастает в эту среду. Группа приедет снимать в вашу страну, на берега Иссык-Куля.

– Вы рассказали о двух примерах. Что нужно делать, чтобы было больше совместных фильмов?

– Сейчас в России развивается стремление к созданию совместных фильмов. На фестивале в Выборге был даже официальный конкурс по ко-продукциям. Там были ко-продукции с Испанией, Бразилией, совместные российско-грузинские картины. К сожалению, с Кыргызстаном не было показано ни одно фильма, созданного в сотрудничестве. Я считаю, что это вина как России, так и Кыргызстана. Не нужно замыкаться в своих национальных квартирах, а проявлять обоюдную заинтересованность, искать крупные совместные проекты и предлагать их сопредельным странам. Кыргызская киностудия могла бы активнее развивать стратегическое партнерство, чтобы быть соучастником процесса, а не просто предоставлять услуги и актеров. Вкладывать, чтобы потом иметь возможность показать эту картину у себя. Может быть, Министерство культуры Кыргызстана могло бы выйти с предложениями по проектам, о которых я уже говорил, в Министерство культуры России и сказать: давайте будем экранизировать такое-то произведение Чынгыза Айтматова. Совместный фильм обеспечил бы более широкий прокат в России. Возможно, при благоприятных обстоятельствах эта картина могла бы быть показана на международных кинофестивалях, в международном прокате.

Беседовала
Жылдыз САКИШЕВА

28 сентября 2017 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
13:02 // Интервью
Где компания Liglass Trading CZ могла бы взять деньги для реализации столь дорогостоящего проекта?
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2018 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей