ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
13 декабря 2019, 22:01

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
852 (532)
851 (531)
850 (530)
849 (529)
848 (528)
847 (527)
846 (526)
845 (525)
844 (524)
843 (523)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 14:12
Раздел: Политика

Нурбек Касымбеков: «Омуркулов не приходил, хотя должен был обсудить аресты членов Политсовета с председателем партии Атамбаевым…»

За то время, пока это интервью готовилось к печати, Алмазбек Атамбаев сложил с себя полномочия председателя СДПК, как того требовали изменения в законе о гарантиях деятельности президента. Однако это вовсе не означает, что ситуация с двумя альтернативными версиями социал-демократической партии Кыргызстана мирно разрешилась. О том, как возникло это внутрипартийное противостояние и к чему оно привело, мы говорили с Нурбеком Касымбековым, бывшим представителем президента в Конституционной палате, а ныне – членом Политического совета СДПК (того, которое с Атамбаевым).

Окончание.
Начало в № 835

– Это был юридический блок вопросов. Теперь что касается, так сказать, политической и идеологической составляющей. Правда ли, что Атамбаева приглашали на все собрания движения «СДПК без Атамбаева», на партконференции, на съезд, который проводил Абдрахманов. Поступали такие приглашения? Если да, то в какой форме: устной или письменной?

– Нет, от движения приглашений не поступало. Устно на своих пресс-конференциях Абдрахманов говорил. Но вы же понимаете, что Атамбаев не мог принять приглашение от человека, который был исключён из партии, а теперь всеми своими действиями вредит ей.

– Вы как-то отслеживали состав участников этих встреч? Были среди них члены СДПК помимо Абдрахманова?

– Да, но их было мало. Несколько членов партии было в этом движении. На свои конференции они приглашали даже тех, кто не имеет отношения к партии. Например, кандидата в депутаты Жогорку Кенеша от партии «Республика – Ата-Журт» Данияра Тербишалиева, кандидата в депутаты от партии «Ата-Мекен», Эркингуль Иманкожоеву. Вот такие люди участвовали в этих так называемых конференциях СДПК. Когда они проводили в Бишкеке, некоторые наши партийцы пошли посмотреть, но их не пустили внутрь помещения. Только один раз депутат Ирина Карамушкина смогла попасть внутрь помещения. Об этом писали СМИ.

– А как вообще можно узнать, отличить члена партии от не члена партии? Например, Сагынбек Абдрахманов утверждает, что в СДПК отсутствует учет членов партии. И что есть политики, которые не являются членами партии, но становятся депутатами Жогорку Кенеша от СДПК. Как узнать, кто партиец, а кто нет?

– У нас была такая практика, когда районные и городские координаторы на местах выдавали партийные билеты, у них было право, были свои печати. У нас на сегодня более сорока тысяч членов партии.

А в октябре прошлого года мы Политсоветом приняли решение ввести электронный учет членов партии. Создать единый реестр членов партии. Чтобы не было разных игр с партийными билетами, ввели новую форму партийного билета с QR-кодом и с нового года начали выдавать. На сегодняшний день выдано более двух тысяч партбилетов. Особенно активно обмен старых партбилетов пошёл после съезда, прошедшего 6 апреля 2019 года.

– Как происходит взаимодействие с вашей фракцией в Жогорку Кенеше?

– Во фракции Жогорку Кенеша есть депутаты, которые соблюдают партийную дисциплину, не теряют связи с партией и с её руководством, участвуют в партийных мероприятиях, съездах и в заседаниях Политсовета. За что Омуркулова исключили из партии? Именно за то, что он потерял связь с партией, не участвовал в заседаниях Политсовета, игнорировал, не встречался с председателем партии, чтобы обсудить ситуацию внутри партии. Вот эти его действия и стали причиной исключения Омуркулова из партии. Полгода он не связывался с руководством партии. Проходило несколько заседаний Политсовета, а он игнорировал.

– Может, у него были уважительные причины, не интересовались? Болел, например?

– Нет, секретариат всегда докладывал, что он на месте, помощники Омуркулова говорили, что он в курсе, он придет. Но он не приходил. Насколько я знаю, работники нашего секретариата связывались. Оповещение надлежащим образом всегда было.

Как может Омуркулов не знать, что происходит в партии, когда членов Политсовета арестовывают, в отношении них возбуждают уголовные дела? Это никак не беспокоило его. Он же лидер фракции, лидер коалиции! Он должен был обсудить эти вопросы с председателем партии Атамбаевым.

– На сегодняшний день у вас 38 депутатов во фракции СДПК. Сколько из них поддерживают связь с партией, участвуют лично в заседаниях Политсовета и партийных мероприятиях?

– Около 10 депутатов активно участвуют в деятельности партии. Ирина Карамушкина, Асель Кодуранова, Мурадыл Мадеминов, Карамат Орозова и другие.

– Около 10 депутатов. Получается, остальные 28 связь не поддерживают? Я правильно понял?

– Нет, не очень активно участвуют, но тоже встречаются с нашими членами партии, внутренне поддерживают. Наверное, некоторые боятся, потому что у многих бизнес есть.

– Следующий момент. На вопрос, в чем суть разногласий, которые привели партию к расколу, Сагынбек Абдрахманов ответил, что партия разделилась на элиту и простых членов. Что Атамбаев ни с кем не общается и даже интервью дает только собственным средствам массовой информации, в общем, стал совсем недоступен для членов партии. Что он ни с кем не советуется, сам всё единолично решает и так далее. Этот вопрос я, конечно, хотел бы задать непосредственно Атамбаеву…

– Абдрахманов свои обиды должен был высказать кому-то другому. Атамбаева избрали председателем в марте прошлого года. До этого, с 2011 по 2017 годы, он был президентом и согласно Конституции не мог участвовать в партийной деятельности. Если Абдрахманов на кого-то обижен, при чем тут Атамбаев? Он должен был адресовать свои претензии тем, кто был во главе партии тогда…

– А кто был во главе партии в этот период?

– Во главе партии был Чыныбай Турсунбеков. Также ключевыми лицами в партии были Асылбек Жээнбеков, Сооронбай Жээнбеков, Икрам Ильмиянов, Фарид Ниязов и другие. Почему Атамбаев должен был принимать члена партии в кабинете президента или решать партийные дела в нарушение Конституции?

И еще. Где в эти годы был Абдрахманов? Он же был губернатором, был вице-президентом «Кыргызалтына».

– А разве не СДПК выдвигала его на эти должности?

– Нет, СДПК не выдвигает, не имеет права партия выдвигать. После Апрельской революции его назначили губернатором. Потом он при всех премьер-министрах бессменно был вице-президентом «Кыргызалтына».

– По словам Абдрахманова, многие старопартийцы недовольны, что депутатами Жогорку Кенеша стали не активисты партии, а состоятельные люди, которые пришли со стороны и прежде не участвовали в партийных делах, не были связаны с партией.

– В нашу партию действительно входили люди, которые ранее были членами других партий. И да, в парламенте они сейчас заседают. Но они не делают погоду в партийной деятельности. Если он говорит, что такие-то люди ушли и пришли, то должен назвать конкретные имена, фамилии.

И ещё. Всё познается в сравнении. Пусть он сравнит нашу партию с другими партиями и с тем, кто у них стал депутатом. В некоторых партиях, не буду называть, почти все олигархи. По сравнению с ними в нашей партии есть рядовые учителя, врачи и журналисты. Разве они олигархи? Нет. Наоборот, в настоящий момент к нам идет приток интеллектуальных людей, небогатых. Вот такой процесс идёт.

– В этой связи на память приходят слова Фарида Ниязова. Однажды во время передачи на телевидении он сказал, что список кандидатов в депутаты от СДПК очень качественный, потому что Атамбаев лично отбирал каждого кандидата. Это правда, что не партия принимала решение по списку кандидатов, а лично Атамбаев?

– Могу сказать, что Атамбаев не занимался этим вопросом. Да, Ниязов и другие наши партийцы занимались этим вопросом, изучали каждого. Я не могу сказать, что всё было прекрасно, что отличный список. Да, спустя два-три года мы признаём, что некоторые люди попали в список недостойно.

– Абдрахманов заявил, что будет собирать с партийцев ежемесячные взносы, и сейчас активно ведется обсуждение, в каком порядке это будет проводиться, как рассчитываться размер взносов и так далее. На сегодняшний день или прежде в СДПК была такая практика?

– Нет. В нашем Уставе записано насчёт членского взноса, но активно в эти годы членские взносы не собирались. Мы собираемся этот механизм запустить, в прошлом году приняли решение, в октябре. Видимо, придет время, когда будем заниматься системно по членским взносам тоже. А сейчас другие, более важные дела…

– Приняты поправки в закон о гарантиях деятельности президента и на днях вступят в силу. В том числе запрет на совмещение должности экс-президента и руководителя политической партии. Вы можете сказать, от чего откажется Атамбаев: от статуса экс-президента или поста председателя СДПК?

– Председатель партии сам примет решение по этому вопросу.

Мы не раз заявляли, что не согласны с этой идеей, потому что она ограничивает гражданские и политические права экс-президента. Его право на объединение, право быть избранным и так далее. Что касается президентских привилегий, то они не дают никаких преимуществ в политической деятельности.

– По словам Сагынбека Абдрахманова, на съезде 31 марта 2017 года, который избрал Атамбаева председателем партии, южная часть делегации встала и ушла. Это правда?

– Нет, не совсем так. Когда уже заканчивался съезд, Кушбак Тезекбаев попросил слово. Он спросил, почему некоторые депутаты не были приглашены. Например, Асылбек Жээнбеков. Алмаз Шаршенович сразу ответил, что завтра он может на «Форуме» принять тех, у кого есть вопросы, кто хочет прийти и переговорить. На этом вопрос был исчерпан, никакого конфликта не было. Потом, когда уже съезд был закрыт и все вышли, Кушбак Тезекбаев сказал: «Мы не согласны с таким съездом». Но это было, когда съезд уже закончил свою работу. Голосования по позиции Кушбака Тезекбаева не было.

– Итак, что дальше? Какие изменения теперь произойдут в вашей партии?

– Изменения большие. Мы создали в партии восемь комитетов по направлениям деятельности. И постоянный комитет при Политическом совете для оперативной, постоянной работы. Тем самым мы превращаемся в системную партию. Каждый день работаем, у каждого органа свои функции. Раньше у нас такого не было.

– А когда началось?

– В этом году.

– Не Абдрахманов ли подтолкнул партию к этим реформам своей активностью?

– Нет. Наоборот, Алмаз Шаршенович сказал, что нам нужна системная партия. Чтобы все ключевые вопросы решала команда, а не он сам. И теперь эти комитеты будут выполнять функцию рабочих органов Политсовета. Как комитеты в Жогорку Кенеше.

Беседовал
Нурдин ДУЙШЕНБЕКОВ

13 июня 2019 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2019 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg