ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
22 сентября 2020, 16:38

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
881 (561)
880 (560)
879 (559)
878 (558)
877 (557)
876 (556)
875 (555)
874 (554)
873 (553)
872 (552)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 16:59
Раздел: Политика

Толобек ОМУРАЛИЕВ: Сказ об административно-территориальной реформе Кыргызстана

По решению Президента Кыргызской Республики С. Ш. ЖЭЭНБЕКОВА в стране продолжается Год регионального развития и цифровизации управления страной, усиливается борьба с коррупцией, Правительством утверждена Дорожная карта поэтапной реформы административно-территориального устройства. Все эти меры были восприняты обществом с большой надеждой на то, что они будут реализованы в указанные сроки, улучшив социально-экономические условия жизни населения страны. Об этом и многом другом корреспондент ОР беседует с экс-министром по делам местного самоуправления и регионального развития Толобеком ОМУРАЛИЕВЫМ.

– Толобек Эсенгулович, каковы реальные темпы решения поставленных президентом задач? Нет ли на этом пути «подводных камней», которые тормозят их реализацию?

– Если опираться на сообщения соответствующих госорганов, а также на выступления главы государства, то можно отметить, что ход выполнения указанных заданий президента по коррупции набирает темпы. Регионам оказывается государственная поддержка для их развития. Сроки же реформы административно-территориального устройства (далее АТУ) пока отодвинуты. Но пристальный разбор принимаемых мер указывает на ряд недоработок при осмыслении сути осуществляемых изменений в вышеуказанных трех сферах, породивших ряд причин, помешавших процессу своевременного выбора более правильных и рациональных методов, путей и сроков претворения их в жизнь.

– В чем заключаются эти недоработки?

– Научно-практический анализ сути этих трех важных вопросов показывает, что при подготовке вышеуказанных решений президента их «проектировщики» не разглядели существование объективной связи между ними. Хотя глава государства, будучи опытным руководителем, подспудно чувствовал такую взаимосвязь, выдвигая эти сложные задачи друг за другом. Однако получилось так, что все внимание проектантов обращалось на модную тему борьбы с коррупцией и развитие регионов, оставив без присмотра старейшую проблему Кыргызстана – реформу АТУ. В результате не проанализированными остались вопросы: почему и в силу каких причин проведение реформы АТУ, являющегося «каркасом» государственности республики, затягивалось более четверти века, как и печально известное преобразование системы судебной власти? Кто и какие силы не давали ходу перестройке этой проржавевшей конструкции? Почему неоднократно объявляемые всеми без исключения правителями кыргызского государства решения по региональному развитию страны и развертыванию борьбы с коррупцией тоже застревали на полпути?

– А по какому пути и порядку должны были идти реформы АТУ, коррупции и регионального развития, в чем видится их взаимосвязь?

– В первую очередь требовалось обратить внимание на громоздкую 4-этажную пирамиду АТУ государственности, в соответствии с которой создаются вертикальная и горизонтальная структуры государственного управления, оказывающие прямое влияние как на развитие регионов, так и на состояние коррупции в стране. Это один из основных факторов, указывающих на крупное значение феномена административно-территориального устройства в структуре государственности Кыргызстана. Наверное, как раз этим объясняется тот факт, что 14 декабря 1990 года Жогорку Кенеш Киргизской ССР, почуявший «дух» свободы перед крахом Советской власти, первым делом решил, что республика вместо имеющихся двух областей должна состоять из шести: Джалал-Абадской, Иссык-Кульской, Нарынской, Ошской, Таласской и Чуйской. Москва не воспротивилась такому решению, поскольку это не противоречило делу «охраны» единственно существующей социалистической собственности и осуществления жесткоцентрализованного партийно-советского руководства. Но получив независимость, молодая республика быстро попала в безжалостные сети рыночных отношений и начала испытывать небывалые финансовые трудности. Учтя это, легендарный Жогорку Кенеш проявил прозорливость и в первую Конституцию 1993 года ввел краткую, до сего времени незыблемо действующую норму о том, что «В целях организации государственного управления территория Кыргызской Республики делится на определяемые законом административно-территориальные единицы». Как видим, в данной конституционной норме нет ни слова о том, что государство обязательно должно состоять из областей, районов или других территориально-административных единиц.

– Что изменилось в республике после введения такой конституционной нормы, не ограничивающей рамки и пределы перестройки АТУ?

– К сожалению, зримых продвижений на государственном уровне не произошло, хотя на местах начались процессы по разделению, образованию и переименованию сельских территориальных единиц. Лишь в 1996 году, когда в стране начал создаваться институт сельских управ (айыл окмоту), был принят Указ Президента А. Акаева об оптимизации административно-территориального деления страны. Республиканская комиссия по данному вопросу уже тогда пришла к выводу, что территориальное устройство Кыргызстана должно быть без областного уровня и состоять из трёх вертикальных звеньев: «центр – округ – село (город)», позволяющие формировать качественно новое территориальное строение путем образования административных округов. Но официальное обсуждение этого новаторского проекта не состоялось, проект отправлен в архив. Однако под влиянием демократизации в 1997 году была разработана правительственная Концепция реформы АТУ, давшая возможность в Чуйской области образовать Иссык-Атинский район на базе Иссык-Атинского и Кантского районов, а также обновленный Токтогульский район после соединения с Уч-Терекским районом. Стоит отметить и факт объединения города Кок-Жангак с Сузакским районом, а города Каракол с Ак-Суйским районом Ысык-Кульской области. Перевод центра Чуйской области из Бишкека в город Токмак в 2003 году был разрекламирован как начало реформы АТУ республики, после чего в 2004 году были упразднены районные и областные кенеши. Однако на одновременное преобразование районных и областных госадминистраций у Правительства не хватило смелости. Вместо этого была объявлена программа развития регионов, которая осталась невыполненной.

– Высказываются мнения, что в период правления К. Бакиева был совершен большой «скачок» в сфере реформы АТУ.

– Здесь нужно отметить, что, придя к власти, К. Бакиев сразу же (21 июня 1995 г.) обнародовал свой Указ о государственной стратегии по борьбе с коррупцией, что вселило в душу кыргызстанцев чувство надежды на честное государственное управление. В то же время перевод по инициативе президента центра Чуйской области из города Токмок обратно в перенаселенный город Бишкек, являющийся столицей республики, вызвал недоумение в обществе. Но принятие в 2007 году Указа о разработке Концепции по изменению административно-территориального деления республики было воспринято с воодушевлением. В специальную комиссию, возглавляемую премьер-министром, поступили дельные предложения от Минсельхоза (которым тогда руководил Сооронбай Жээнбеков), от ряда депутатов во главе с Исхаком Масалиевым и многих других. Тогдашний министр финансов Акылбек Жапаров (ныне депутат Жогорку Кенеша) начал принимать конкретные меры по внедрению в республике двухуровневого бюджета, без которого реформа АТУ не дала бы ожидаемых результатов. Под влиянием такого активного движения власть впервые пошла на упразднение некоторых социальных структур области, а отдельные правоохранительные и финансовые органы были преобразованы в межрегиональные. Но затем она же позволила «усопшим» областным органам потихоньку «восстать из пепла». Чтобы отвлечь внимание общественности от таких откатов, в 2009 году Указом Президента была объявлена Национальная стратегия борьбы с коррупцией, в которой, как известно, власть сама потерпела сокрушительное поражение.

– Насколько изменилась политика государственной власти в этой сфере после апрельских событий 2010 года?

– Я бы не сказал, что послереволюционный период стал началом успешной государственной политики в сфере АТУ. Вместо обещанного политиками резкого сокращения госаппарата, намного увеличился состав парламента, возросло и количество органов исполнительной власти. Согласно постановлению Правительства «О Концепции административно-территориального устройства Кыргызской Республики», к 2017 году планировалось полностью внедрить в республике двухуровневый бюджет, укрупнить айыльные аймаки, затем районы и в заключение за счет сокращения штатных единиц оптимизировать областной уровень управления. Но эта Концепция также осталась не выполненной. Прослеживая всю четвертьвековую историю «потугов» госвласти по проведению этой пресловутой реформы, поневоле вспоминаешь басню И. Крылова «Слон и Моська». Поскольку непоколебимое административно-территориальное устройство Кыргызстана превратился в могучего «слона», несущего на спине непобедимую «рать» забюрократизированных и коррумпированных чиновников, а госвласть, принимающая время от времени «грозные» решения по реформе, уподобилась «моське», о действиях которой можно сказать: «Ай, Моська! знать, она сильна, что лает на Слона!».

– В чем видится главная причина провала принимаемых мер в сфере преобразования АТУ?

– Ответ на этот вопрос еще 200 лет тому назад дал Оноре де Бальзак, прозорливо предупредивший: «Существует только одна гигантская машина, управляемая пигмеями, и это бюрократия». Это прямо касается нас, ибо величина бюрократической машины Кыргызстана напрямую связана с 4-этажной вертикалью его АТУ, на каждом «этаже» которого содержится весь набор госчиновников, зараженных вирусом бытовой, средней и элитарной коррупции. Реальная картина ныне такова: если в центре идет борьба с элитарной коррупцией, то на областном и районном уровнях, а также в муниципальных образованиях малая и средняя коррупция продолжает распускать свои корни. Недаром Президент С. Жээнбеков, выступая 27 февраля 2019 г. на Национальном форуме, с горечью признал: «Мы продолжаем системную борьбу с коррупцией. Она пустила корни глубже, чем мы думали». Поэтому для борьбы с тотальной коррупцией, опутавшей государственную службу Кыргызстана, требуется выработка и реализация особой тактики, так как применение против них методов войны с элитарной коррупцией уподобится «стрельбе из пушек по воробьям».

– Что необходимо сделать в первую очередь для войны с такой коррупцией?

– Результативная борьба с этим международным злом, как показывает мировой опыт, возможна на пути значительного и реального сокращения количества чиновников и резкого повышения качества новых госслужащих. В условиях нашего бедного государства рациональным методом достижения такой цели выступает решительная реформа устаревшей системы административно-территориального устройства, ставшей благоприятной средой обитания сформировавшегося класса чиновников. По моему личному убеждению, этот процесс нужно начинать не с укрупнения и разукрупнения бесправных айылных округов, как практикуется у нас издавна, а с решительного упразднения областной системы. Естественно, что многие государственные деятели и чиновники «завоют» и воспримут это как посягательство на устои государственного строительства. Но в международной практике таких примеров немало, ибо согласно науке государственности АТУ государства подразделяется на естественные и искусственные. Естественные единицы представляют собой пункты постоянного проживания людей – сёла, поселки и города, которые очень трудно объединять, разделять, переселять или упразднять. К искусственным единицам относятся так называемые надстроечные образования – районы, кантоны, области, регионы, провинции, губернии, которые государство может создавать, объединять, упразднять и т.п., исходя из своих особенностей, внешних и внутренних интересов. Так что упразднение области не противоречит мировой науке и практике государственного строительства.

– А за какие «грехи» и недостатки нужно упразднять областной уровень?

– Демократические, правовые, рыночные, социально-экономические и другие реалии современного Кыргызстана показывают, что областная система управления выполнила на переходном этапе свою административную миссию и уже изживает себя. Первые признаки этого явления проявились в период событий 2005 и 2010 годов, когда областные власти не сумели обеспечить правопорядок и покой граждан на своей территории. Во-вторых, почти все области не имеют достаточных средств для содержания своих органов, будучи иждивенцами крайне скудного бюджета Кыргызстана. В-третьих, в условиях высокогорья большинство населенных пунктов находится вдали от областных центров, не позволяя установить активные двусторонние отношения между их жителями и органами госслужбы. В таких условиях аппарат системы областного госуправления в основном играет роль канцелярии, передающей решения и указания центра в районы и осуществляющей обратную отправку собранной информации и отчетов «наверх». Вдобавок к этому чиновничья среда области заражена вирусом бюрократии, взяточничества и коррупции.

В-четвертых, наличие забюрократизированной прослойки областного управления служит одной из причин существующего отчуждения между населением и властью. Свидетельство этому – длинный «титул» первого лица области – Полномочный представитель Правительства в области, который рядовой гражданин не может ни запомнить, ни выговорить. Такое «звание» сильно умаляет авторитет первого лица области, ибо население привыкло иметь дело с руководителями. Вышеуказанный краткий анализ показывает, что Коэффициент Полезного Действия (КПД) областной системы крайне низок. При таком состоянии наиболее практичным и рациональным вариантом реформы АТУ является, как мы предлагаем, реконструкция обветшавшей 4-этажной госпостройки за счет «сноса» её областного уровня. Осуществление такого варианта позволяет решить задачу сокращения «4-уровневого управления до 3-уровневого», высказанную С. Ш. Жээнбековым в интервью 24 телеканалу 16 ноября 2018 года. Однако «реформаторы» «Белого дома» до сего времени отмалчиваются, не говоря «ни бэ, ни мэ» по данному вопросу.

– Как говорится, разрушать – не строить. А не получится ли так, что, упразднив области, потом скажем: «Думали как лучше, получилось как всегда».

– Этот вопрос волнует многих, и вариантов, поступающих от граждан, политических партий и общественных организаций, немало. Одни предлагают упразднить области и оставить только районы; другие, наоборот, выступают за усиление роли и функций областного управления; третьи считают целесообразным укрупнение районов; четвертые ратуют за создание совершенно новой системы территориального управления и т.п. Ряд из них содержит в себе рациональные зерна, но, к сожалению, не сопровождаются конкретными и выверенными расчетами по переустройству этой громоздкой системы. Естественно, что такой раздрай мнений служит отличным предлогом для госчиновников, крайне заинтересованных в бесконечном затягивании реформы АТУ.

– Какова ваша личная точка зрения на решение данной проблемы?

– Прежде хочу отметить, что с этой проблематикой я впервые столкнулся в 1982-86 годах, когда руководил отдаленным Тогуз-Тороуским районом. Теорию же АТУ хорошо познал в аспирантуре Академии общественных наук при ЦК КПСС, где в 1989 году защищал кандидатскую диссертацию по проблеме демократизации государственного управления. Четырехлетний стаж руководства Нарынским районом, 11-летний опыт работы завотделом Администрации Президента, директором Госрегистрации недвижимого имущества, министром по делам местного самоуправления и регионального развития (без портфеля), а также шестилетнее наблюдение состояния АТУ Таджикистана в качестве советника Мирового Банка (после выхода на пенсию) позволили познать все плюсы и минусы АТУ и сделать ряд научно-практических выводов о его состоянии и перспективах. При анализе указов президента по борьбе с коррупцией, реформе административно-территориального устройства и развитию регионов мне удалось выявить наличие связей между этими тремя проблемами, которые можно и нужно решать совместно.

– В чем выражается эта связь?

– Во-первых, выше мы уже установили, что количественный состав чиновников госслужбы Кыргызстана, являющийся основной базой возникновения коррупционной системы, напрямую связан с вертикальной структурой его АТУ. Подобная тесная связь есть и между понятиями «регион» и «административно-территориальное устройство», поскольку термин «регион» является составной частью территории государства. С учетом упразднения Иссык-Кульской и Нарынской областей, а также строительства железнодорожной ветки между Кара-Кечинским угольным месторождением и городом Балыкчы целесообразно на базе близлежащих Джумгальского, Кочкорского и Тюпского районов образовать Прииссыккульскую АРЕ с центром в городе Балыкчы. Подобный вариант дает возможность образовать Восточно-Иссыккульскую АРЕ за счет объединения Джеты-Огузского, Ак-Суйского и Тюпского районов с центром в городе Каракол. Учитывая, что Чолпон-Ата становится центром международной зоны отдыха, можно в виде исключения объединить этот город только с Иссык-Кульским районом и образовать особую курортную Чолпон-Атинскую АРЕ.

Чуйскую область можно разделить на Восточно-Чуйскую АРЕ с центром в городе Токмок в составе Иссык-Атинского, Чуйского, Кеминского районов и малыми городами; Западно-Чуйскую АРЕ из Московского, Кара-Балтинского и Панфиловского районов с центром в городе Кара-Балта; Центрально-Чуйскую АРЕ, состоящую из Аламединского, Сокулукского районов и города Шопоков. С учётом важности охраны госграницы Кыргызстана целесообразно образовать на особых условиях пограничную АРЕ из Лейлекского, Баткенского, Кадамжайского районов вместе с близлежащими городами. Примерно по такой же схеме образуются все административно-региональные единицы на территориях упраздняемых Ошской, Джалал-Абадской и Таласской областей. При этом государственной власти не стоит забывать и о судьбе городов Бишкек и Ош, АТУ которых уже 30 лет незыблемо стоят в неприкосновенном состоянии, хотя в них резко увеличилось количество населения, возникло множество проблем с обустройством городов, четкого определения их пригородной зоны и т. п. Такое равнодушное, «трусливое» отношение к АТУ этих столичных городов не делает чести руководству ни республики, ни этих городов.

– Выше мы перечислили недостатки областной системы управления. А какова будет польза от новоявленной региональной модели, в чем ее особенности?

– Переход на административно-региональную систему предоставит возможность по-новому управлять и решать задачи регионального развития:

– в политико-правовой, социально-экономической, административно-территориальной и других сферах государства и общественной жизни страны впервые будут применяться официально утвержденные конкретные понятия (термины): регион, территория региона, административно-региональная единица, региональная власть и управление и т.п.;

– организация региональных органов приведет к декоцентрации (не путать с децентрализацией) государственной власти путем наделения их более широкими (чем бывшие областные) правами, функциями и полномочиями, передаваемыми им за счет реорганизации ряда центральных органов, поскольку реформа АТУ не даст ожидаемых результатов без их переустройства и сокращения. Усиленные региональные органы смогут взять на себя полноту ответственности за состояние развития региона с учетом интересов и возможностей как республики, так и своих регионов. Тем самым реализуется предложение Президента о необходимости прекращения хаотичного развития регионов, высказанное им 27 февраля 2019 года на конференции по региональному развитию;

– региональные органы, став ближе к «земле», получают возможность напрямую взаимодействовать с органами местного самоуправления, с их жителями и самими гражданами, создавая реальные условия для преодоления отчуждения между населением и властью, что является одним из главных условий демократического государства;

– компактные территории административно-региональных единиц позволят региональным органам осуществлять конкретное руководство делами государственного значения в регионе, ужесточить контроль за деятельностью районных организаций и служб по оказанию государственных услуг населению, повысить спрос с органов местного самоуправления за исполнение законов и их подотчетность по делегированным государственным полномочиям;

– региональные органы, приблизившиеся к малым городам, существующим за счет дотаций и многочисленных госпрограмм по их развитию, смогут мобилизовать деятельность городских органов на установление тесных взаимосвязей с соседними районными и сельскими органами по созданию коопераций и ассоциаций, внедрению мирового опыта по организации агломераций (не путать с агромелиорацией – орошением);

– переход на региональное устройство территории дает реальный шанс правительству впервые за свою историю сформировать качественно новую систему регионального управления, которая должна иметь совершенно иную структуру, адаптированную под цифровизацию и другие новые программы, в результате чего региональные органы будут состоять из минимального количества госслужащих с высокой квалификацией;

– организация административно-региональных единиц путем упразднения всех областных органов с их забюрократизированным и коррумпированным аппаратом также впервые предоставит правительству объективно оправданную возможность «одним махом» уволить всех «служак» областного звена, облечь «в плоть и кровь» мечты кыргызстанцев по созданию качественной госслужбы. Именно это имел в виду канцлер относительно высоко дисциплинированной Германии Отто фон Бисмарк, когда говорил: «С плохими законами и хорошими чиновниками вполне можно править страной. Но если чиновники плохи, не помогут и самые лучшие законы».

– На словах все это напоминает «свет в конце тоннеля». Но насколько реальна возможность введения этой «диковинной» региональной модели в систему АТУ?

– По своей сложности эта реформа, решаемая в одной связке с региональным развитием и борьбой с коррупцией, является более масштабной и глубокой, чем судебная, которая тянулась в течение многих лет. Учтя такую опасность, целесообразно реформировать территориальное устройство с разбивкой на два организационных этапа со строгим соблюдением определенных принципов и правил. Так, на первом этапе организацию новых административно-региональных единиц разумно начать на фундаменте вышеуказанного нами главного принципа, согласно которому соседствующие районы и близлежащий к ним город (малые города) включаются в состав этой единицы только на условии полного сохранения их существующих границ, включая все пастбищные угодья, находящиеся в их пользовании и владении. Такой принцип позволяет правительству бесконфликтно и в короткий срок подготовить обоснованную карту АРЕ каждого новообразуемого региона и внести в парламент проект нового Закона «Об административно-региональном устройстве КР». Одновременно правительство разрабатывает конкретные организационно-правовые, финансово-бюджетные, кадровые и другие положения формирования властно-управленческих структур региона вместе со штатной численностью, а также расходы на их содержание, определяет компетенцию региональных органов и готовит проект нового закона о региональной государственной администрации. Следует не забывать, что самой больной проблемой первого этапа является проведение «шоковой» операции по упразднению всех областных структур, лишающей «насиженных» мест сотен госслужащих разных рангов. Среди них есть прослойка чиновников, которые уйдут в свой бизнес, а подозреваемыми в коррупции займутся соответствующие госорганы, подрывая корни этой заразной служебной болезни. Поскольку номенклатура новоформируемых региональных госорганов будет крайне ограниченной в связи с цифровизацией и другими новшествами, встает труднейшая задача по решению судьбы остальных многочисленных служащих, остающихся без работы. Эта цель требует принятия заранее продуманной программы по их переобучению, переквалификации и трудоустройству, не забывая и о судьбе служащих предпенсионного возраста.

– Здесь высказаны почти все основные действия по организации региональной системы управления. А зачем нужен второй этап?

– Дело в том, что в период проведения решительной и относительно быстрой реформы по организации регионального уровня управления за бортом остается ряд «долгоиграющих» спорных вопросов по уточнению границ земель и пастбищ между айыльными округами и населенными пунктами. Кроме этого, после организации административно-региональных единиц могут возникнуть объективные потребности по оптимизации территориального устройства между районами, малыми городами и айыльными аймаками на основе их укрупнения, разукрупнения и т.п. Решением этих вопросов как раз и займутся новообразованные региональные органы при участии соответствующих правительственных комиссий. Кроме этого, именно на втором этапе реформы предстоит решить судьбу районных административно-территориальных единиц, поскольку они не будут вписываться в новую 3-этажную модель АТУ (центр – регион – айыльные аймаки, города). Проблема в том, что как раз на районном уровне сосредоточены и функционируют все районные государственные организации, учреждения и предприятия, напрямую оказывающие государственные услуги населению, а также правоохранительные и судебный органы, обеспечивающие правопорядок и законность в районе. В силу этого район играет роль передовой позиции государственного управления, что исключает его упразднение. Но поскольку новая региональная власть получает реальную возможность напрямую руководить районом, это приведет к дублированию функций акимиата, чего нельзя допускать. Поэтому возникает объективная необходимость упразднения «проржавевшего», ни разу за 28 лет не перестроенного института акимства. В результате такой «хирургической» операции район вместо нынешней политизированной административно-территориальной единицы превратится в функционально-территориальную единицу, в которой основной функцией соответствующих районных госорганов станет оказание качественных государственных услуг населению, что является мечтой всех жителей городов и сёл страны. Эту проблему целесообразно решить по итогам годичной деятельности новой системы государственной региональной администрации.

– Как видим, картина в сфере обсуждаемых нами преобразований не столь радужная, как представляется. Что больше всего тревожит на пути реформы АТУ?

– Во-первых, руководству государства нужно понять, что реформа АТУ в Кыргызстане – это не разнонаправленный, а единовременный и взаимосвязанный процесс, позволяющий путем упразднения областной госслужбы резко сократить коррупционную среду, а также создать новый территориально-региональный уровень с качественной новой системой властно-управленческих структур, призванных решать проблему развития регионов. Вторая трудность в том, что реформа АТУ, собранная в такой единый «кулак», крайне опасна для всей областной бюрократическо-коррупционной системы, так как лишает её «насиженных» мест и государственной «кормушки». Поэтому чиновничья верхушка начала ловко тормозить перестройку АТУ, сочиняя в этих целях разные «объективные» причины. Таким путем они убедили президента в том, что к реформе АТУ надо приступить после развития регионов, о чем он сказал на республиканском совещании. Затем нашли еще один повод, связав ее с предстоящими выборами в Жогорку Кенеш осенью 2020 года, заставив главу государства заявить, что реформа АТУ начнется после выборов в парламент. Однако они «забыли», что согласно конституционному Закону о выборах, областные органы власти и управления не несут никаких прав и обязанностей в сфере организации выборных кампаний. Поэтому сохранение этого института даст повод обвинить власть в том, что областные органы суют «нос» в выборный процесс, помогая провластным партиям.

– Что нужно предпринять главе государства, чтобы выправить сложившееся положение на пути реформы АТУ?

– Нашему президенту нужно помнить, что реформа АТУ – это его личный почин, его родное «чадо», за судьбу которого он несет личную ответственность. Поэтому нельзя его оставлять в положении «подкидыша» у правительства, у которого нет времени и искреннего желания заниматься его судьбой. Время бежит, и не только оппоненты, но и соседние государства с любопытством наблюдают, когда и как наше руководство построит очередной «кыргызский островок» в Центральной Азии под названием «реформированное административно-территориальное устройство Кыргызской Республики». Посему на повестку встает острый вопрос: какие неординарные меры следует принять, чтобы наверстать упущенные возможности? Опираясь на свой опыт, могу сказать, что необходимо поблагодарить авторов Дорожных карт и пилотных проектов за работу, и вместо них, не теряя времени, найти и привлечь к работе опытных профессионалов и советников, способных в короткий срок направить процесс реформы в нужное русло. Это реальная задача, поскольку земля кыргызская «еще не оскудела кадрами». Завершая нашу беседу, хочу выразить благодарность редакции любимой газеты за поднятую актуальную тему и выразить надежду, что наша беседа на эту острую проблему дойдет до «глаз и ушей» руководства республики, а также общественности, которая давно жаждет реальных преобразований.

Беседовал Эрик ИСРАИЛОВ

27 февраля 2020

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
КомментироватьВсего 1 комментарий
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2020 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg