ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
29 мая 2020, 06:00

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
869 (549)
868 (548)
867 (547)
866 (546)
865 (545)
864 (544)
№ 863 (863)
12 марта
862 (542)
861 (541)
860 (540)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 11:13
Раздел: Политика

Яков КЕДМИ: «Позиция России, поддержавшей действия сирийской армии, привела к тому, что Турция прекратила оказывать поддержку боевым действиям террористических формирований»

Интервью с политическим экспертом Яковом КЕДМИ (Израиль).

– Яков Иосифович, Владимир Путин провёл переговоры с президентом Турции Тайипом Эрдоганом. Цель встречи – обострение ситуации в Сирии. Как сегодня складывается обстановка в Сирии?

– Обстановка складывается так, что сирийская армия овладела пятой автострадой, связывающей Дамаск и Алеппо. А все попытки террористов отвоевать это с помощью турецкой армии оказались неудачными. Попытки турецких войск оказать содействие террористам также были сорваны своевременной организацией сирийских сил, что в конечном итоге привело к нейтрализации беспилотных летательных средств. Из них было уничтожено порядка двадцати единиц. Четкая позиция России, которая поддержала решение Сирии о введении закрытого неба над Идлибом, не дала тем самым возможности вмешаться турецким самолётам в действия. Позиция России, поддержавшей действия сирийской армии, привела к тому, что Турция прекратила оказывать поддержку боевым действиям террористических формирований. А те, в свою очередь, без поддержки со стороны турецкой армии были вынуждены остановиться, уступив сирийской стороне не только пятую автостраду, но и, по соглашению в Москве, после введения патрулей в радиусе шести километров к Северу, к Югу от четвёртой автострады, практически потеряли провинции Идлиб и несколько частей. Такова ситуация сегодня. Попытка Турции привести Россию к тому, чтобы она оставила сирийскую армию с турецкой лицом к лицу, закончилась решительным отказом, и она отказались от данной идеи. Попытка Сирии обратиться к НАТО закончилась отказом вмешиваться в действия турецкой армии на сирийском поле. То есть в результате сирийцы достигли практически всего, чего они хотели: продвижение и открытие двух основных дорог в провинции Идлиб для передвижения; завоевание части третьей провинции Идлиб; отступление террористических сил. Турецкая армия практически не может действовать в этом районе, рискуя столкнуться с российскими силами. Сирийцы резко укрепили систему противовоздушной обороны.  Турция оказалась в беспомощной ситуации, потому что основные плодородные земли, которые были в районе пятой автострады, перешли под контроль сирийских сил. То есть элементарно нечем кормить террористические силы, находящиеся под покровительством турецкой стороны. Всё это ложится огромной тяжестью на турецкие войска. Сами же террористические группировки, точнее, отдельные части, убедившись в неспособности турецкой стороны их обеспечить, просто перебежали на территорию Турции.

Так, положение в районе Идлиба, с точки зрения позиции террористических сил и турецкой стороны, резко ухудшилось, а положение сирийской стороны улучшилось. Положение же России осталось неизменным. То есть Россия определяет правила игры и не готова идти по отношению к Турции ни на какие уступки в Сирии. Поэтому Р. Эрдоган был вынужден согласиться и огласить приверженность Турции принципу неделимости и единства Сирии как государства; при этом он оставил за собой право реагировать на атаки со стороны сирийской армии, что является голословным заявлением, которое вряд ли может быть реализовано без высокой вероятности столкновения с сирийскими и российскими войсками. Здесь можно отметить, что российское руководство предпочитает решать проблемы политическим путём, а не действовать силовым методом, выдавливая и помогая Сирии выдавливать террористов с их позиций. Хотя чисто силовым путём эту проблему можно было бы решить очень быстро. Политические методы срабатывают, но это занимает больше времени. Само время, требующееся для выхода террористов из Идлиба, оно не такое быстрое, как надеялись, и не такое, как можно было бы обеспечить военными действиями. Террористические группировки потеряли в этих боях порядка шести тысяч человек, помимо вооружений и прочего. Для них это серьёзные потери.

– Что, по-вашему, ещё обсуждали лидеры государств помимо официального коммюнике?

– Попытка Р. Эрдогана побудить Россию оставить Турцию наедине с сирийской армией потерпела фиаско. Турецкой стороне чётко объяснили, что Россия поддерживает все действия сирийской армии и не допустит ни сохранения террористических сил, ни их поддержки, ни каких-либо попыток посягательства на территориальную целостность Сирии.

– То есть в ходе визита был услышан только отказ?

– Он надеялся, но ничего не удалось. И данная операция, так же, как и попытка направить турецкую армию в курдский район, закончилась тем, что сирийская армия вернулась на турецкую границу. Россия с сирийской стороной навсегда остановили продвижение турецкой армии по территории Сирии. А последняя операция привела к потере третьей провинции Идлиб и резкому улучшению положения сирийцев в данном районе. Кроме того, правительство Халифа Хафтара в Ливии, которое поддерживается и Египтом, и Россией, и Францией, открыла своё Посольство в Сирии. А Сирия выразила свою готовность помочь Хафтару в его боях против турецких сил в Ливии, если напряжённость начнёт возрастать. То есть и здесь Турция потерпела поражение, потому что турецкие силы и террористы, которых перебросили в Ливию, находятся в довольно сложном положении по причине затруднённости их снабжения со стороны Турции.

– Надо полагать, что электоральные позиции главы Турции могут пошатнуться?

– Это вызывает напряжение и недовольство, несмотря на его усилия. Армия, которую втянули в бои, недовольна; население Турции недовольно тем, что страна теряет силы и авторитет в Сирии. Разумеется, неудачи политика на таком уровне сказываются на его политических позициях. Так, если Р. Эрдоган надеялся выиграть что-то от данной операции, то получилось всё наоборот. Единственно, что осталось, так это возможность выторговать денежные средства у Европы, угрожая потоком беженцев.

– Как вы оцениваете степень влияния Турции в Центрально-Азиатском регионе?

– Любые действия, заканчивающиеся неудачей, не способствуют укреплению позиций, особенно в тех районах, в которых они заинтересованы. Если, исходя из языковой, культурной общности стран ЦА с Турцией, есть и сохраняются надежды на помощь или конструктивное участие Турции, то именно такие действия не способствуют усилению этих настроений. Надежды, которые были на протяжении двадцати с лишним лет, мягко говоря, обернулись разочарованием. Турция дала намного меньше, чем могла дать государствам Средней Азии.

– Вы наверняка читали книгу «Стратегическая глубина»?

– Да, знаю.

– Отражает ли она концептуально внешнюю политику Турции?

– Можно даже назвать данную книгу «Турецкая идеология». Но эти мысли, эта идеология не учитывает реальной обстановки. Это было во времена Османской империи, но сегодня совершенно другой мир. Турции вряд ли удастся, в первую очередь с точки зрения места Турции в Исламе, усилить свои позиции. Турецкий вариант Ислама сегодня никто не поддерживает в самом исламском мире: арабские страны испытывают этническую, религиозную враждебность к Турции. Центр суннитского мира – это Мекка. И это не Истамбул, и турецкий Халиф, которого нет, не может быть главным религиозным деятелем, как это было во времена Османской империи. Второе – шиитская часть Ислама абсолютно противостоит претензиям Турции на гегемонию. И сегодня, кроме «Братьев мусульман», никто не поддерживает идеи, изложенные в книге «Стратегическая глубина». В действительности сегодня всё прямо противоположно идеям, высказанным в данном труде: на текущее время Турция намного более слаба, её авторитет в исламском мире намного ниже, а враждебность окружающих Турцию стран выше на порядок, чем было раньше. И у Турции нет ни одного международного успеха, кроме стремления выторговать у Европы порядка шести миллиардов евро.

– «Глубинный народ» Владислав Сурков считает опорой политического режима. Где, на ваш взгляд, рождается этот «глубинный народ»?

– Знаком со статьей. Я не совсем согласен с высказанными там идеями. Если посмотреть на результаты работы В. Суркова в Украине, то это не совсем укрепляет веру в правильность его мышления. И я бы не пользовался понятием «глубинный народ». Тут надо понимать, что народ начинается с самосознания, национального самосознания. Национальное самосознание в абсолютной форме – это создание национальной цивилизации. В более простой форме – это создание национальной культуры и политического самосознания. У каждого народа по-своему, в соответствии с историческим развитием тех этнических групп, которые помогли сформироваться нации. То есть отсутствуют общие формы. Но в той или иной степени я бы назвал это не «глубинным народом», а когда народ начинает ощущать себя народом. Он просто в один момент говорит: «Мы народ». Вот это самосознание является тем, что называется «глубинный народ».

Беседовал Эрик ИСРАИЛОВ

12 марта 2020 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
10:37 // Общество
Цифровизация судебной системы находится в постоянном движении
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2020 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg