ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
25 октября 2020, 05:43

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
885 (565)
884 (564)
№ 883 (883)
01 октября
882 (562)
881 (561)
880 (560)
879 (559)
878 (558)
877 (557)
876 (556)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 10:02
Раздел: Интервью

Чингиз ДАРБЫШЕВ: «Устав от долгих тяжб в судах, заключили соглашение о передаче спора в арбитраж…»

Чем третейские суды отличаются от государственной Фемиды? Как связаны развитие экономики и нагрузка на арбитражи? Чем арбитраж привлекателен с точки зрения юриста и с позиции клиента? Об этих и других вопросах – в нашей беседе с ответственным секретарём Международного Третейского суда при Торгово-промышленной палате Кыргызстана, действующим арбитром двух международных третейских судов Чингизом ДАРБЫШЕВЫМ.

– Чингиз Адылович, вы стали арбитром. Не судьёй, прокурором или адвокатом. Почему? Это воля случая или осознанный выбор?

– Это не случайность. Альтернативные формы разрешения споров привлекали меня с первых дней моей профессиональной деятельности.

Во-первых, арбитраж, как более демократическая форма разрешения споров, ближе всего к менталитету кыргызского народа. Будучи кочевым народом, древние кыргызы не были знакомы с централизованной властью, чья вертикаль позволяла бы выстраивать жесткую судебную систему вроде Королевского суда средневековой Англии. Все аспекты кочевой жизни пронизаны требованиями мобильности, которые распространялись и на разрешение споров. Поэтому кыргызы разрешали возникавшие споры, обращаясь к наиболее опытному члену общины, чей авторитет обеспечивал неоспоримость вынесенного решения, а отсутствие бюрократических процедур позволяло решить любой спор без потери времени и ограничения мобильности кочевника. Современный арбитраж, по сути, строится на тех же принципах. Ему присущи такие свойства, как сжатость сроков рассмотрения, отсутствие института обжалования арбитражного решения, юрисдикционная универсальность, когда арбитражное решение признается и приводится в исполнение почти во всех странах мира без дополнительных, обременительных процедур. 

Во-вторых, мне нравится, что арбитраж раскрывает профессиональный потенциал юриста в наиболее полной форме. Профессия юриста более многогранна, чем представляется обывателю. Юрист может и заниматься научно-теоретической деятельностью, и вести непосредственную практику, будучи адвокатом, представителем, консультантом. Человек, решивший посвятить жизнь юриспруденции, имеет возможность раскрыть различные аспекты своего потенциала в разной степени. В этом смысле арбитраж – это форма профессиональной юридической активности, которая позволяет раскрыть профессиональный потенциал юриста в наиболее полной форме. Квалифицированный арбитр имеет практический опыт и навыки как в практической сфере, так и научной деятельности.

– Как давно вы работаете в Международном третейском суде? Расскажите о его коллективе.

– В МТС ТПП я с 2016 года. Коллектив, с одной стороны, небольшой, с другой – включает большое количество арбитров. Административный аппарат суда состоит из пяти человек.

– Так мало?

– Да. Но при этом список арбитров включает более 300 специалистов из 28 стран. Секретариат обеспечивает администрирование, бухгалтерия ведёт расчет и прием арбитражного сбора. Председатель суда руководит работой аппарата. Наши сотрудники систематически повышают квалификацию, в том числе при содействии Академии Альтернативного Разрешения Споров, которая проводит регулярные тренинги, семинары для аппарата, арбитров, юристов и адвокатов.

– Известно, что в некоторых государствах до половины дел рассматриваются именно в арбитражах. Что мешает выйти на подобный уровень в Кыргызстане? Законы, недостаток специалистов, привычка людей или ещё что-нибудь?

– Тут нужно сразу сделать оговорку, что под формулировкой «всех дел» в настоящем контексте надо понимать споры, вытекающие из гражданско-правовых споров коммерческого характера. Поскольку другие категории споров коммерческими арбитражами, как правило, не рассматриваются.

Действительно, в мире имеются страны, где большая часть коммерческих споров решается в рамках системы арбитража. Это, как правило, страны с развитыми экономиками, где частный бизнес формирует основную долю валового внутреннего продукта. Чем выше деловая активность и чем лучше развит бизнес-сектор, тем большая нагрузка наблюдается в арбитражных судах.

В нашей стране явных барьеров для того, чтобы большая часть коммерческих споров рассматривалась в арбитражах, не имеется. Более того, есть все предпосылки для такого сценария развития арбитражного института в Кыргызстане. Есть законодательство, постоянно действующий арбитраж, высококвалифицированный состав арбитров международного уровня и огромный опыт администрирования арбитражных разбирательств любой сложности. При этом, повторю, количество дел зависит уровня деловой активности в нашей стране. С каждым годом ситуация развивается, увеличивается как количество индивидуальных предпринимателей, так и масштаб бизнеса в целом. В начале «нулевых», говоря о бизнесе в Кыргызстане, мы имели в виду предпринимательство локального масштаба.

Сегодня отечественный бизнес уверенно перешагивает границы нашей родины и выходит на международный уровень. В такой ситуации для бизнеса важна возможность включения в свои договоры арбитражной оговорки. Её наличие позволит бизнесмену быть уверенным, что любой спор, вытекающий из договора, будет рассмотрен профессионалами и в наиболее оптимальные для бизнеса сроки. При этом не имеет значения, резидентом какой страны является контрагент и на каком языке заключен договор. Вынесенное решение признается и приводится в исполнение практически всеми странами мира. 

– В государственных судах споры рассматриваются по подсудности. А какие категории споров рассматривает третейский суд?

– Для того чтобы спор был рассмотрен в третейском суде, необходимо, чтобы он соответствовал двум критериям: подведомственности и компетенции.

Начнём с подведомственности. В соответствии с ограничениями, которые установлены законодательством Кыргызской Республики, третейскими судами не могут быть рассмотрены споры, которые вытекают из жалоб на постановление и иные действия судебного исполнителя; установления юридических фактов; восстановления прав по утраченным ценным бумагам; банкротства; возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина; защите чести, достоинства и деловой репутации; наследственных споров; порядка и условий вступления в брак и прекращения брака; в связи с усыновлением, опекой и попечительством; регистрации актов гражданского состояния, иные споры, в отношении которых законом установлен прямой запрет на передачу спора в третейский суд.

При этом к подведомственности третейских судов относятся споры по: купле-продаже, поставке товаров и услуг; выполнению работ; обмену товарами и услуг; перевозке грузов и пассажиров; торговому представительству и посредничеству; аренде; лизингу; научно-техническому обмену или обмену иными результатами творческой деятельности; сооружению промышленных и иных объектов; лицензионным операциям; инвестициям; кредитно-расчетным операциям; страхованию; совместному предпринимательству и другие формы предпринимательской деятельности и гражданско-правовые отношения.

Вопрос компетенции вытекает из наличия третейского соглашения, в котором стороны сделки договариваются, что все споры, связанные с заключаемым договором и вытекающие из него, передаются добровольно на разрешение в конкретно определенном сторонами третейском суде. С типовой арбитражной оговоркой, которую рекомендует МТС ТПП, можно ознакомиться на нашем сайте – arbitr.kg.

– В чём преимущества арбитража с точки зрения участников спора? Назовите причины, по которым им стоит обратиться не в государственный суд, а в третейский?

– Наиболее важным преимуществом третейского суда является то, что участники процесса могут сами выбрать того или тех специалистов, которые будут разрешать их спор. Иначе говоря, они имеют возможность влиять на состав суда. Если, обращаясь за защитой своих прав в государственный суд, невозможно предугадать, каким судьей будет рассматриваться спор, то в третейском суде стороны сами указывают, какой именно арбитр рассмотрит их спор. Перед его избранием сторона имеет возможность основательно изучить кандидатов: изучить резюме и квалификацию избираемого арбитра, учесть его опыт и специализацию относительно спора, который подлежит рассмотрению, принять во внимание количество и уровень знания языков, которыми владеет арбитр. Зачастую споры вытекают из таких правоотношений, которые требуют профессиональных узкоспециализированных знаний в специфической области науки, техники, жизнедеятельности. В третейском суде каждая сторона может избрать именно такого специалиста, знания и профессиональные навыки которого наиболее оптимальны для рассмотрения конкретного спора. Малое жюри позволяет привлекать для рассмотрения споров профессионалов, ученых мирового масштаба, которые не включены в список арбитров МТС ТПП.

Невозможно не упомянуть о сроках арбитражного разбирательства при разговоре о третейском суде. В МТС ТПП исковое заявление рассматривается, как правило, в срок от 1 до 3 месяцев. При этом у недобросовестной стороны отсутствуют какие-либо процессуальные возможности для затягивания разбирательства. Если все это рассматривать в ракурсе одной инстанции, то выбор бизнесменом, предпринимателем, простым гражданином МТС ТПП для рассмотрения споров более чем очевиден. 

Важным плюсом является цифровизированность третейского суда. МТС ТПП использует электронную базу данных рассмотренных дел. Разработан электронный арбитражный кабинет, который позволяет сторонам разбирательства знакомиться с материалами дела, приобщать документы, представлять ходатайства, направлять исковые заявления в электронной форме. Благодаря этому возможно проведение третейских разбирательств дистанционным образом в режиме онлайн, что трудно переоценить в периоды пандемии. Такая система позволяет говорить, что процедура арбитража не привязана к географическому месту нахождения сторон или арбитра. Любой житель самого удаленного уголка республики, в случае невозможности прибытия на место проведения третейского разбирательства, не теряет права участия в арбитраже посредством дистанционного процесса. Если же сторона находится на территории иностранного государства, но нанимает адвоката для представления его интересов в третейском суде, то возможен гибридный вариант устного слушания, когда представитель находится напрямую в зале суда, а доверитель может принимать участие в разбирательстве дистанционным образом.

Не стоит забывать и том, что расходы, связанные с уплатой арбитражного сбора в третейском суде, более экономны. Принцип одной инстанции гарантирует, что стороны не будут нести бремени по оплате пошлин в вышестоящих инстанциях. А универсальная система градации при исчислении арбитражного сбора использует систему понижающегося коэффициента. Кроме того, нет необходимости оплачивать своим представителям гонорары за участие вышестоящих инстанциях, поскольку в арбитраже таковых нет.

И, наконец, преимуществом третейского суда является его клиентоориентированность. В отличие от государственного суда, третейский заинтересован в том, чтобы участники третейского разбирательства чувствовали себя комфортно до, во время и после него. Образно выражаясь, в государственном суде вам не предложат чашку чая/кофе. В третейском суде разбирательство спора является разновидностью юридической услуги, выступая как некий «судебный сервис». Это означает, что любой участник разбирательства не встретит в третейском суде какого-то грубого или пренебрежительного отношения.

– Можете рассказать наиболее интересные случаи из вашей практики?

– На самом деле каждый спор уникален по своей сути. За каждым делом – своя история. В нашей практике было разбирательство, когда две стороны, изначально не имея арбитражной оговорки в договоре, но устав от долгих и изнурительных тяжб в государственных судах, заключили отдельное соглашение о передаче спора в третейский суд. В результате МТС вынес решение меньше чем за два месяца. Заметьте, по спору, который в государственном суде рассматривался несколько лет. 

По одному делу представители истца, получив решение нашего суда, обратились в Минюст Кыргызстана для приведения в исполнение решения в Турции. По истечении полугода бюрократических процедур по обмену документами между министерствами двух стран представители обратились в МТС за консультацией. Узнав о возможности прямого обращения за исполнительным листом в государственный суд по месту нахождения ответчика, истец получил исполнительный лист меньше чем за месяц.

Бывают, конечно, и курьезные случаи. Например, в бытность Межрайонного суда города Бишкек, ответчики, получив повестку, приходили в Международный третейский суд из-за созвучия прилагательных «межрайоный» и «международный».

– Теперь, когда межрайонные суды переименовали в административные, подобной путаницы не возникает?

– Разумеется. Теперь это в прошлом…

Беседовал Нурдин ДУЙШЕНБЕКОВ

1 октября 2020 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2020 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg