ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
10 декабря 2018, 20:57

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
814 (494)
813 (493)
812 (492)
811 (491)
810 (490)
809 (489)
808 (488)
807 (487)
806 (486)
805 (485)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 16:29
Раздел: Общество

Дооронбек Садырбаев: «Мои ровесники уже покидают этот мир. Время изменилось, и что-то хочется оставить после себя»

12 мая 2007 года Дооронбек Садырбаев рассказал читателям Бишкекского пресс-клуба (ВРС) о своей юности, мечтах и планах. Мы предлагаем вашему вниманию прошлогоднее интервью с человеком, чья жизнь оборвалась вчера, 28 мая 2008 года. Это был действительно очень достойный Человек, который любил свою страну и народ.

— Дооронбек Садырбаевич, расскажите, пожалуйста, о вашем детстве.

— Я родился в селе Апыркан Ноокенского района Джалал-Абадской области в семье обыкновенных колхозников. Моего отца избрали председателем колхоза «Бирлик», где я отучился до 7 класса. Тогда было очень трудно со школами, их было мало, и после 7-го класса все шли в единственную в районном центре среднюю школу № 1. Тогда были хорошие межнациональные отношения, и поэтому учились мы дружно. Отец нынешнего спикера парламента Марата Султанова Абдуразак Султанов был моим одноклассником. В школе я учился очень хорошо, у нас не было проблем с русским и узбекским языками, так как все дети играли вместе. Моими любимыми предметами были математика и литература. Это благодаря молодым преподавателям из Чуйской области. Хорошо помню учителя по кыргызской литературе и языку Жумабека Ниязова — это отец Мирослава Ниязова, и учителя математики Марию Ибрагимову. По математике и геометрии у меня всегда были пятерки, по литературе у меня были лучшие сочинения по области на кыргызском языке. В 8 классе, когда у Жумабека Ниязова бывали неотложные дела, он просил меня провести уроки, заменить его в 9-10-х классах. У нас были очень уважительные и доверительные отношения. И если бы в то время были экстренные выпуски по литературе и грамматике, то я сдал бы эти все экзамены. Школу я закончил в 1957 году. В то время у нас не было демократии, но независимо от национальности, от религиозных убеждений государство заботилось о своих гражданах. Я рано остался сиротой, приехал в город, поступил учиться в Медицинский институт, меня поселили в общежитии и давали 220 рублей стипендии.

— Если вы так любили и хорошо знали математику и литературу, почему поступили в медицинский институт?

— Мы окончили школу в послевоенные годы; в то время те, кто знал русский язык, были в дефиците, и их сразу разбирали по центральным вузам. Когда мне было 14 лет, умер мой отец, ему было всего 45 лет. Я очень болезненно пережил потерю отца и начал читать книги по этой болезни. Меня просто злил тот факт, что советская наука не может лечить рак, поэтому я приехал в город с уверенностью, что найду противоядие раку, излечу всех больных и не позволю умирать молодым из-за этой болезни.

В Медицинский институт я поступил с первого раза. Учился у таких великих людей, как Иса Ахунбаев, по терапии — у академика Миррахимова и других светил кыргызской медицины. На втором курсе я спел в хоре в Москве, где проходила декада кыргызского языка и культуры. Я первый раз тогда попал в Москву, и меня интересовал ВГИК, в частности, режиссерский факультет. Со мной поговорили и сказали, что перевод из Медицинского института во ВГИК невозможен, и если я очень хочу учиться во ВГИКе, то лучше поступать на 1-й курс. Так, будучи уже на 4-м курсе в Медицинском институте, я понял, что мне не излечить рак и врачом не стать. Тогда только открылось кыргызское телевидение, и я пошел работать туда режиссером. Я работал с первыми ласточками кыргызского телевидения Тамарой Бакиевой и другими. Я был тогда смазливым юношей. Дикторов всего было двое, и когда одна из них вышла в декретный отпуск, меня назначили диктором. Но я комплексовал, потому что на улице меня начали узнавать как диктора. Когда я встретил свою будущую жену, она спросила меня, почему я комплексую по этому поводу. Я ответил, что хочу, чтобы меня узнавали как писателя или как кинорежиссера, но не как диктора. Потом мы с ней поженились, я бросил Медицинский институт, пару лет работал ассистентом режиссера, освоил профессию актера дубляжа, и когда русские фильмы стали переводить на кыргызский, познакомился с Муратбеком Рыкуловым, Жамал Сейдахматовой, Бакен Кыдыкеевой т. д. Именно на дубляже и сформировалась свободная кыргызская интеллигенция, которой нет ни у узбеков, ни у казахов, потому что на дубляже никто не спрашивал биографии, взглядов и т. д. Сначала у меня были маленькие роли, потом закрепили большие. Роли Вячеслава Тихонова, Кирилла Лаврова были закреплены за мной, и вот эта работа обеспечивала мне заработок, позволяющий быть независимым. Потом на телевидение пришел новый председатель и сказал, что я способный, но у меня нет образования, и посоветовал ехать в Ленинград, где открыли режиссерский факультет — наполовину очный, наполовину заочный. И я поехал туда учиться. У меня была республиканская стипендия 100 рублей — это были очень большие деньги, и еще стипендия Ленинградского института, то есть я не испытывал материальной нужды. На практике после 3-го курса я был у Сергея Бондарчука в фильме «Война и мир», работал с известными людьми. Окончил институт, вернулся. Кыргызский народ знает меня как достаточно хорошего режиссера, достаточно хорошего писателя. Я снял более 80 документальных хронометражных фильмов, 16 художественных фильмов и написал 20 книг на кыргызском и русском языках. И немного творчески устал…

В 90-е годы я снял фильм «Песня памяти», и с этого начались мои злоключения, потому что это была правдивая картина ошских событий 90-го года, и бывшие президент Акаев, секретарь ЦК Масалиев оказались против меня. Они создавали мне невыносимые условия для жизни, и я был вынужден бежать сначала в Чечню, где работал советником по делам искусства и информации у президента Дудаева, потом он отправил меня работать в Ирак. Когда американцы проводили операцию «Буря в пустыне», я все это снимал. Потом из Ирака меня пригласил генеральный секретарь партии «Национального возрождения» в Турцию, там меня сделали генеральным руководителем новой студии в Стамбуле «Ихлас фильм продакшн». При этой студии мне позволили открыть кружок для молодых режиссеров Турции. Я выпустил 24 режиссера. Вернулся с накопленными деньгами в Кыргызстан, где за 2 года меня уже забыли. А тут — выборы, и мне родственники говорят: «Не пора ли тебе поучаствовать?». Я задумался, потому что это была единственная возможность борьбы с режимом Акаева, ведь для депутата оружием является правда. Народ дал мне большинство голосов, второй раз я снова выиграл выборы, потому что народ знал, что я всегда говорю правду. Так я выиграл и в третий раз. Сейчас я уже на закате своих лет, я не накопил богатства, заводов у меня нет, постоянной прибыли нет, но я постоянно работаю. Как могу, оказываю народу помощь.

— В молодости вы хотели участвовать в политике?

— Нет, никогда. В своих фильмах я издевался над политиками, над секретарями обкомов, райкомов. Но я был вынужден стать депутатом, потому что ни Акаев, ни Масалиев не позволили бы мне вернуться в Кыргызстан. И если сейчас Бакиев пригласил меня и профинансировал фильм, который он хочет снять, я бы с удовольствием ушел из депутатства. Но уже поздно. Мои ровесники уже покидают этот мир. Время изменилось, и что-то хочется оставить после себя. У меня не хватает времени на те книги и фильмы, которые нужны сейчас нынешнему поколению. Несмотря на то, что в Турции я очень прилично зарабатывал, я сильно скучал по своей стране, по своему народу.

— Какая у вас была мечта?

— Снимать фильмы, и я ее воплотил.

— Были ли у вас какие-либо страхи?

— Нет, никаких страхов у меня не было. Я был достаточно смелым парнем. В детстве, в 6-м классе ночью я пугал прохожих, это было для меня развлечением. Я много дрался, потому что был вспыльчивым. Не могу сказать, что всегда побеждал в драках, меня тоже били, но страха не было никогда.

— Как вы познакомились со своей супругой?

— Когда на 2 курсе я поехал в Москву и пел в хоре, на этом же курсе освоил работу над пьесой и самостоятельно поставил пьесу — комедию Райхана Шукурбекова «Мое село». Постановка имела большой успех. Я руководил кружком самодеятельности в Медицинском институте, у меня была своя группа, мы ставили небольшие пьесы и сами играли. В одной из пьес я играл вместе с Сонунбубу Кольбаевой. Мы играли влюбленную пару, так мы сблизились, а потом и поженились.

— Какие качества вы цените в вашей супруге?

— Она очень красивая и коммуникабельная, очень грамотная. У нас общие взгляды на жизнь, поэтому нам хорошо вместе. Мы практически не ссоримся, у нас полное взаимопонимание. Когда мне приходилось куда-то уезжать, то мы всегда ехали вместе. Я многому обязан ей, и все достигнутое мною — это и ее заслуга. Она освободила меня от семейных проблем, от сложных взаимоотношений с родственниками, всегда помогала мне. И наши прекрасные, теплые отношения были для меня источником вдохновения.

Рассказ «Ситцевый бумеранг» был очень популярным в свое время. А появился он не просто так. Однажды мы поехали в гости к моим родственникам на юг и там мне подарили ситцевую рубашку. Я тогда безбожно курил и случайно прожег ворот этой рубашки своей сигаретой. Рубашка была мне немного мала, и когда мы приехали домой и пошли в гости к родственникам жены, мы подарили им эту рубашку. А через 2 года мы снова поехали на юг, к моим, и мне дарят эту же рубашку с прожженным воротом, которую 2 года назад я подарил на севере. Из этой истории получился юмористический рассказ, его публиковали во многих газетах и журналах, в том числе и в журнале «Работница», который выходил миллионным тиражом. И, как автору, мне выплатили около 1500 рублей — в то время это было как 1500 долларов США сейчас, я никогда в то время не видел таких денег. Мы купили себе мебель, так как у нас ее не было. Потом за этот четырехстраничный рассказ пришли гонорары из казахских, узбекских, русских журналов. Это составило материальную базу нашей семьи, рассказ перевели на 30 языков, и я тогда почувствовал себя профессиональным писателем.

Также я написал большой роман про Алыкула Осмонова, это даже кинороман. Меня попросили написать сценарий по этому роману, хотели снять серийный фильм, но накануне запуска первой серии Советский Союз развалился. И мне предложили выпустить роман книгой в Москве с условием, что книга будет продаваться в Москве. Вместо гонорара я попросил оставить мне 100 экземпляров книги. Отпечатали 11 тысяч экземпляров, мне оставили 1000 экземпляров. Потом меня пригласили в издательство в Москву и говорят: «Возьмите гонорар». А я говорю: «Мы же договорились, я беру только 1000 экземпляров». А они отвечают: «Мы хотим сотрудничать с вами дальше. Только за одну неделю 10 тысяч экземпляров вашей книги раскупили. У нас такого не было. Мы не только окупили затраты, но и получили большую прибыль, и нам неудобно не поделиться с автором». Тогда я во второй раз почувствовал себя профессиональным писателем.

— Спасибо.

ВРС

P.S. Коллектив редакции газеты «Общественный рейтинг»  выражает искрение соболезнования родным и близким САДЫРБАЕВА Дооронбека в связи с его кончиной. Разделяем боль и горечь утраты.

ЭРНЕСТ АКРАМОВ: «ДООРОНБЕК САДЫРБАЕВ СКОНЧАЛСЯ ОТ БОЛЬШОЙ ПОТЕРИ КРОВИ»

«Дооронбек Садырбаев скончался от большой потери крови», — сказал заведующий отделением хирургии Чуйской областной клинической больницы Эрнест Акрамов.

Народного артиста Кыргызстана Дооронбека Садырбаева родные привезли сюда 27 мая поздним вечером. На даче депутату парламента трех созывов стало плохо, затем он потерял сознание.

«Я уже собирался уходить, и примерно в 21.30 мне сообщили, что привезли Дооронбека Садырбаевича. Разумеется, я остался и практически всю ночь мы проводили реанимационные мероприятия», — говорит Эрнест Акрамов.

По его словам, «Дооронбек Садырбаев потерял много крови, у него был цирроз печени, сердце не в порядке».
«За ночь у Дооронбека Садырбаева дважды останавливалось сердце. Мы сделали все, что смогли», — резюмирует известный доктор.

ИА «24.kg»

Врач Вячеслав Мазуров предлагает медицинский перевод

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
16:58 // Интервью
Владимир Познер: «Вот такие времена!»
(1 комментарий)
16:50 // Общество
Пусть всегда будет мама, пусть всегда буду я…
16:46 // Политика
Принцип разновластия, или Еще раз о единстве рядов президентской гвардии
16:42 // Общество
Счастливые дети — счастливые мы
16:40 // Общество
Почем нынче в Кыргызстане высшее образование?
16:30 // Общество
Генералы Кыргызстана
16:29 // Общество
Дооронбек Садырбаев: «Мои ровесники уже покидают этот мир. Время изменилось, и что-то хочется оставить после себя»
16:17 // Общество
Символ и гордость Кыргызстана
16:12 // Общество
Не искушай судьбу!
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2018 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей