ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
21 ноября 2018, 00:26

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
811 (491)
810 (490)
809 (489)
808 (488)
807 (487)
806 (486)
805 (485)
804 (484)
803 (483)
802 (482)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 11:31
Раздел: Общество

Особые дети

Особые дети

Нередко при рождении ребенок с тяжелым диагнозом оказывается ненужным своим родителям. Некоторые семьи рушатся под тяжестью болезни. Но многие любят свое чадо, разделяют его боль и пытаются облегчить страдания самого близкого человека. В Кыргызстане более трех тысяч детей страдают детским церебральным параличом. О проблемах и достижениях тех, кто не сдается и не опускает руки, нам рассказал кандидат медицинских наук, заместитель директора Национального Центра Охраны Материнства и Детства Нурмухамед Джамалович Бабаджанов.

–  Нурмухамед Джамалович, спасибо, что уделили время для беседы, хотя в коридоре вас ждут люди с детьми на руках и ваше внимание им очень важно. Расскажите, пожалуйста, над чем вы сейчас работаете?

– Самое главное сейчас – это решение проблемы реабилитации детей с последствиями поражений ЦНС перинатального периода, это воздействие неблагоприятных факторов во время  беременности и родов. На этом этапе нередки внутриутробные инфекции, гипоксия, родовые травмы, перенесенные менингоэнцефалиты. Если говорить о степени тяжести, то самой легкой степенью может быть умеренная задержка психомоторного развития.  А если новорожденный психически хорошо развит, то у него возможна задержка двигательного развития, к примеру, поздно сел, позже начал ходить и так далее. Более тяжелые исходы – это детский церебральный паралич (ДЦП), гидроцефалия, микроцефалия, эпилепсия. Во многих случаях истинная причина остается неизвестной. Описано более 400 факторов, влияющих на ход нормального внутриутробного развития, причиной же возникновения церебральной патологии в 50-60% случаев является воздействие на мозг комплекса вредных факторов. Термин «Детский церебральный паралич» объединяет группу различных синдромов, характеризуется неспособностью сохранять нормальную позу и выполнять произвольные движения. При ДЦП исключаются прогрессирующие наследственные заболевания нервной системы и различные метаболические, инфекционные заболевания.

– Наблюдается ли рост детей с ДЦП и эпилепсией?

– Рост, к сожалению, отмечается, однако он небольшой. Данные о распространенности ДЦП по мере развития медицинской науки меняются. Одни авторы отмечают в последние годы тенденцию к снижению заболеваемости церебральным параличом за счет улучшения акушерской помощи, профилактики и лечебных мероприятий. Другие, наоборот, считают, что на протяжении  ряда лет частота ДЦП остается стабильной. Однако большинство утверждают, что заболевание участилось, и объясняют это снижением смертности среди недоношенных и новорожденных с низкой массой тела, у которых риск развития ДЦП высокий. На этот показатель, безусловно, влияют социально-экономические условия семьи и многие другие факторы.

Выраженность симптомов и тяжесть зависит от распространенности поражения мозга и колеблется от легкой до тяжелой, приводящей к полной инвалидности. Могут наблюдаться эпилептические припадки, задержка психического развития, трудности восприятия и обучения. Иногда нарушаются зрение, слух, речь, интеллект. Умственная отсталость при ДЦП встречается в 25-40% случаев.

Пациенты с ДЦП лечатся в стационарах только в остром периоде, в поздней резидуальной стадии необходимо проведение комплексной реабилитации. Которая включает методы медикаментозного воздействия, упражнений ЛФК, психолого-логопедические и коррекционные педагогические занятия с социальной адаптацией.  Комплексный подход к терапии этой категории детей является наиболее успешным и эффективным. Сам комплекс реабилитации включает в себя и элементы массажа, лечебной физкультуры, гимнастики, кинезиотерапии, подбор вспомогательных подручных средств: стойки, укладки, протезы и многое другое.

К сожалению, в Кыргызстане эффективно функционирует лишь несколько реабилитационных центров. Чуйский областной реабилитационный центр «Максат» работает при поддержке шведского проекта «SIDA». Специалисты центра прошли обучение и стараются придерживаться определенных мировых стандартов. С 2012 года функционирует санаторий «Аксуу» в Иссык-Кульской области после проведенного капитального ремонта. В течение 20 лет добивались, чтобы этот санаторий восстановили и он начал работать в полную меру. Ранее основное здание было законсервировано, детей перевели в барак и там пытались им помочь в реабилитации. Сдвинуть ситуацию  помогло посещение президента А. Ш. Атамбаева. Корпус на 300 коек был построен во времена Советского Союза, для реабилитации детей, перенесших полиомиелит. Санаторий «Аксуу» уникален тем, что там есть радоновый источник, воды которого содержат радиоактивные вещества, которые в микродозах благотворно влияют на организм детей, страдающих ДЦП, и дают очень хороший эффект тем, у кого двигательный паралич. Температура воды источника – 60-70 градусов.

Надо отметить, что с 1993 года у нас в стране не было зафиксировано ни одного случая полиомиелита благодаря вакцинации. Этот санаторий пытались продать, предпринимались попытки доказать, что он нерентабельный и средств на восстановление нет. Нашлись средства для капитального ремонта, и с прошлого года санаторий введен в эксплуатацию. В г. Оше есть центр, который также стремится работать в соответствии с мировыми стандартами.  Бишкекский реабилитационный центр посещают дети более старшего возраста.  Все другие реабилитационные центры являются частными или функционируют благодаря поддержке различных фондов или зарубежных доноров.

– Известно, что к вам обращаются пациенты даже из соседних государств. Как вы справляетесь с большим наплывом больных, ведь ваша работа ведется в масштабе всей республики?

– Да, ситуация непростая. В отделении неврологии Национального Центра Охраны Материнства и Детства бывают конфликты из-за нехватки мест. Одной из основных задач отделения является ранняя диагностика, своевременное начало лечения и реабилитация детей с первых месяцев. В основном реабилитационные  центры занимаются с  детьми старшего возраста, а вот группа детей с двух месяцев до полутора лет – выпадает. По этой причине в нашем отделении всегда существовала огромная очередь. Мы делаем все, чтобы помочь всем детям, и положенный двухнедельный курс реабилитации мы вынуждены сокращать до 10 дней, для того чтобы большее количество детей прошло курс реабилитации. Это, конечно, сказывается на качестве. В действительности всем детям, имеющим проблемы  со здоровьем до года, необходимо провести хотя бы один курс лечения. Проблема ухода, кормления и обслуживания больного малыша ложится на плечи родителей, в основном на мам, а наша задача – научить их, дать им рекомендации, как действовать дальше. Благодаря международным донорам, мы выпустили методички для мам, в которых описано, как правильно купать ребенка, страдающего ДЦП, кормить, сажать и многое другое. Все хотят быстрых результатов, а с ДЦП и эпилепсией надо кропотливо, постоянно, годами работать с ребенком с верой в то, что все получится.

– Достаточно ли специалистов для осуществления реабилитации детей в центрах?

– Для полноценной реабилитации необходимы такие специалисты, как дефектологи, логопеды, психологи и многие другие.

А в наших центрах и лечебных учреждениях таких специалистов по штату даже не предусмотрено. Нам предлагают производить замены по имеющемуся штату, к примеру, три ставки невролога – одну преобразовать на дефектолога. Но тогда приходится сокращать штат врачей. Это не выход. Логопеды в дефиците, их единицы. Если в Бишкеке и в Оше такие специалисты есть, то в областях их нет. На сегодня дефектологи и логопеды в Кыргызстане в основном русскоговорящие, поскольку обучение проходит на русском языке. Им трудно работать с нашими пациентами из отдаленных областей и регионов, так как надо преодолевать и языковой барьер. Необходимо подготовить специалистов  со знанием государственного языка. Это очень большая проблема.

Другая проблема – у нас нет таких специалистов, которые могут использовать в реабилитации такие методики, как Войта-терапию, Бобат-терапию. Это очень широко используется во многих странах. Когда я был на Украине, мы пытались договориться, чтобы их специалисты приехали к нам и провели обучающие тренинги для наших студентов и врачей. Однако все это – на платной основе. Также специалисты из России готовы нам помочь, но тоже не бесплатно. В госучреждениях заработные платы низкие, и лучшие врачи переходят в частные клиники. Войта-терапия – малозатратная, но эффективная методика лечения. Специалист по Войта-терапии может осмотреть больного, назначить курс реабилитации, может научить родителей. Насколько мне известно, из государственных учреждений только в центре «Максат» используют большинство методик распространенных на западе. В центре «Умут – Надежда» широко применяется иппотерапия (езда на лошади), при которой используется благотворное  влияние температуры лошади (38 градусов), способствует расслаблению спастичности мышц. В комплекс необходимо также включать гидрокинезиотерапию, иглорефлексотерапию. Большой проблемой для нас является широкое использование ортезов.    Существует так называемая педагогика Монтессори. Это образовательная программа, и для ее внедрения нам необходимы специалисты уже с педагогическим образованием. Реабилитация ДЦП немыслима без таких критериев, как: комплексность, беспрерывность, а также в реабилитации не бывает мелочей.

– Насколько современные методы лечения отличаются от прежних?

– Все современные методы лечения не требуют больших финансовых вложений, они очень эффективны и помогают нашим пациентам  интегрироваться в общество.

На сегодня преобладает так называемая доказательная медицина. Это медицина, основанная на доказательствах. Доказано, что многие медикаменты не помогают нашим пациентам. Весь мир отказывается от медикаментозного лечения. Сегодняшнее лечение больше основано на работе рук и педагогических методах. Через образование ребенка мотивируют, чтобы он научился сидеть, правильно держать ложку и др.

– В некоторых Бишкекских общеобразовательных школах можно увидеть детей с ДЦП в обычных классах, да и учатся они хорошо.

– У ДЦП есть пять форм. Две формы самые тяжелые, а три формы менее тяжелые. Дети, у которых легкие формы заболевания, обучаемы и способны посещать общеобразовательные школы. Но здесь возникают проблемы: необходимы пандусы, иногда требуются специальные сиденья, кто-то должен страховать этих детей и так далее. Зарубежный опыт показывает, что если детей с детства не ограничивать и не изолировать, а позволить им общаться со здоровыми, то здесь можно получить хороший результат. Во-первых, больной ребенок, глядя на здоровых детей, стремится быть таким же, как они, он начинает быстрее говорить, улучшаются движения, больной начинает подражать сверстникам. Самые лучшие педагоги – это дети. Во-вторых, здоровые дети будут лучше воспитаны и научатся принимать и общаться с детьми с ограниченными возможностями. Один из моих пациентов сейчас учится на втором курсе в Гуманитарном университете. С тяжелой формой паралича он закончил школу на «отлично». Он пишет прекрасные стихи, хотя с трудом работает на компьютере. Сложности были и остаются.

– Успеваете ли вы принимать больных, ведь ваша должность обязывает больше работать с бумагами, посещать  министерства, а люди просят личного приема и осмотра детей?

– К сожалению, я не успеваю. Два раза в неделю я делаю обход в отделении, с врачами собираем консилиумы по тяжелым случаям, и раз в неделю с 10 до 13 часов я непосредственно принимаю больных.

– Скажите, что необходимо для решения проблем семей, в которых живут дети с ДЦП и эпилепсией?

– Самым главным является то, что общество должно повернуться лицом к больным детям, не закрывать глаза на них, не отворачиваться и не проходить безучастно мимо. Мы говорим, что «Дети наше будущее!», «Дети наше богатство!», но такие лозунги не должны оставаться декларативными, мы должны доказать детям, что они действительно наше будущее и являются ценностью нашего общества.

Войта-терапия — физиотерапевтический метод лечения младенцев, детей и взрослых с патологиями моторных функций из-за нарушений центральной нервной системы и опорно-двигательного аппарата, разработанный в 1950—1970 годах чешским неврологом профессором Вацлавом Войтой. В основе Войта-терапии лежит так называемая рефлекторная локомоция: путём активации двигательных рефлексов, при соблюдении заданных исходных положений и точек раздражения Войта-терапия помогает людям с нарушениями моторных функций, вызванных разными обстоятельствами, восстановить естественные модели движения. Войта-терапия воздействует на уже cуществующие нервные связи на разных уровнях тела: от скелетной мускулатуры до внутренних органов, с простейшего управления центральной нервной системой, до более высоких мозговых структур. Терапия использует врождённые способности пациента, естественные движения тела.

Кинезиотерапия — это активный метод лечения, при котором больной полноценно участвует в оздоровительном процессе. Таким образом, возрастает мотивация, у пациента появляется вера в собственные силы и в то, что установлен контроль над болезнью, — что ускоряет восстановление.

Беседовала
Чынара Жумакадыр

11 апреля 2013 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
КомментироватьВсего 2 комментария
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
11:25 // Спорт
Сейтбек КУЛМАШЕВ: Жизнь в боксе
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2018 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей