ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
21 сентября 2018, 20:34

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
804 (484)
803 (483)
802 (482)
801 (481)
800 (480)
799 (479)
798 (478)
797 (477)
796 (476)
795 (475)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 10:53
Раздел: Общество

Секреты Лагеря 1142

С 1942 по 1946 год в военном лагере Восточного побережья США немецким евреям было поручено вести допрос нацистов, которые убили их семьи. И вместо того чтобы их пытать, с целью заставить их давать показания, они играли с ними в шахматы и водили их делать покупки.

Три друга, надев униформу, ранним погожим утром вышли из бараков и направились к восточному побережью Соединенных Штатов. При мысли о том, что днем они увидят прямо перед собой нацистов, в чем они нисколько не сомневались, американские солдаты начинали потирать руки от удовольствия. К этому моменту они готовились уже многие месяцы, и это обстоятельство обостряло предвкушение и приводило их в безумный восторг. Когда-то нацисты выгнали из страны немецких евреев, кем они и являлись в равной степени, за это они теперь их сильно ненавидели.

В момент, когда Соединенные Штаты вступили в войну против Рейха, три молодых человека прыгали от радости. Они только достигли своего совершеннолетия и были зачислены на службу в американскую армию, где они и подружились. Вот их имена: Петер Вейс – интеллектуал, который любил читать Канта и Макиавелли, Арно Майер – баламут, в словарном запасе которого никогда не было хороших слов, и Генри Колм – мастер на все руки, с раннего возраста он любил читать научные журналы.

За год до этого события, когда американская армия высаживалась на берег Нормандии, они еще учились в школе и получали особую специальность в секретных службах армии. В тот момент, когда Гитлер покончил жизнь самоубийством, они еще тренировались вести допросы. Когда же они выполняли работу, которая была предусмотрена получаемой специальностью, проживая в лагере, в лесу Мериленда, то узнали, что Германия капитулировала. Война в Европе была закончена, и они – три друга – прошли рядом.

В это утро 9 июня 1945 года они садились в армейскую машину и не знали, что волны Второй мировой, которые прокатились по всем уголкам планеты, застанут их скоро тоже. Машина направилась к Вашингтону и остановилась перед огромным бетонным блоком, состоящим из пяти сторон, главным кварталом первой военной мощи планеты – Пентагоном. Затем они получили приказ сесть в другую машину, которая совсем не была похожа на первую.

Петер Вейс: Окна были затенены деревянными досками. Только шофер мог видеть, что происходит впереди. Мы встретились у входа в лагерь, где не было никакой стены, только застава и военный полицейский, который стоял рядом. Кто-то у него спросил: «Как называется это место?». Он ответил: «Никак. Место без имени».

Генри Колм: Они нам сказали: «Этот лагерь является секретным, никому о нем не говорите».

Арно Майер: Это было полным безумием. Ваши читатели, вероятно, скажут, что у отца Майера поехала крыша, но такие вещи нельзя придумать.

В течение многих лет их история пылилась в ящиках национального американского архива. Сотни тысяч страниц – некоторые из них были напечатаны на машинке, другие хранились в виде манускриптов – были отмечены штампом: «Конфиденциально». Несколько лет назад работники армии рассекретили эти документы, но первое время они оставались незамеченными мировой публикой. Однако сегодня их можно найти в книжных справочниках в городе Колледж Парк штата Мэриленд.

Долгое время мужчины не говорили своим женам и детям ни слова о миссии, которую им доверила армия. Сегодня те, кто остался в живых – Арно Майер и Петер Вейс, которым по 90 лет, – нарушили завет молчания. Что касается Генри Колма, то он умер в 2010 году, оставив автобиографические записи и шестичасовое интервью, взятое историком, отрывки которого отражены в этой статье. Также газета «Ди Цайт» нашла следы других шести ветеранов этой конфиденциальной миссии. Что касается данного материала, то он опирается также на другие двадцать допросов, которые исследователи вели с военными, которых уже нет в живых. Помимо допросов, использовали журнал и архивные документы. Весь материал состоит из фактов о Второй мировой войне, которые до сих пор оставались неизвестными. Долгое время историки обходили стороной этот «лагерь без имени». Ветераны его называли 1142, одиннадцать сорок два. Это был официальный адрес лагеря в нескольких милях к югу от Вашингтона.

Сегодня на месте лагеря расположен парк с подстриженной лужайкой. Но планы и фотографии свидетельствуют о том, что между 1942 и 1946 годами там находились деревянные бараки. Внутри пола, состоящего из ячеек, армия помещала микрофоны, размеры которых были величиной с церковный колокол. Прослушивался весь лагерь. При этом не ограничивались только прослушиванием допросов узников. Без их ведома также прослушивались их разговоры с сокамерниками. А чтобы это осуществить, американцы нуждались в сотрудниках, которые должны были знать в совершенстве немецкий язык. И не только его стандартный вариант, но и еще немецкий Берлина, Саксонии, Бадена и Австрии.

Петер Вейс: Однажды, когда я учился на артиллериста, меня позвал полковник. Он спросил у меня: «Мне сказали, что вы говорите на немецком? – Да, мой подполковник. – Скажите мне что-нибудь. – Кто едет верхом так поздно, когда стоит темная ночь и дует ветер? Это отец с его… – Хорошо, – прервал он меня. – Этого достаточно, у меня есть работа для вас».

Американская армия прочесала все части в поисках солдат, которые говорили бы на немецком языке. Именно таким образом они нашли Питера Вейса, уроженца Вены, Генри Колма, также родившегося в этом городе, и Арно Майера, родом из Люксембурга. Так же как и десятки других солдат, приехавших из расширенной Германии, они только недавно приняли американское гражданство и практически все были евреями.

В этом маленьком райском уголке на восточном берегу Соединенных Штатов, в тихом и зеленом местечке, вдали от военных смятений скоро должна была произойти перестановка сил. Всемогущие нацисты, представители режима, уничтожившего миллионы евреев, теперь сами должны были подвергаться допросу молодыми представителями этого народа. Складывалось впечатление, как если бы кто-то захотел предоставить этим людям золотой случай, чтобы отомстить за себя, за 3451 осужденного, за 3451 случай казни, за тех, кого послали работать на табачные поля, за замученных. Только перед допросами инструкторы германо-американских солдат давали им недвусмысленные запреты: не угрожать, не бить, не мучить. Призывники находили это любопытным. «Эти люди совершили жестокие преступления против человечества, а нас заставляют любезничать с ними?» – удивленно задавали они себе вопросы. Их главный инструктор был специалистом по допросам, его звали Санфорд Грифит. Еще во время Первой мировой войны он допрашивал немецких пленников и постиг методы, направленные на то, чтобы заставить говорить человека, сидящего против него. Его первое правило звучало так: быть любезным. Он применял это правило не потому, что это было написано в международном праве, в Женевской Конвенции от 1929 года и в Военном кодексе Армии США. Но главным образом потому, что это было действенно.

Кроме того, Грифит выпустил журнал, который он раздал солдатам. В журнале можно было прочитать: «Люди ничего не любят так сильно, как выставлять напоказ свои знания. В особенности немцы. Они неудержимо нуждаются в том, чтобы чему-нибудь научить собеседника. Военнопленные попытаются вам это показать». Уяснив это, во время допросов мы старались вживаться в роль незнающих учеников.

Генри Колм: Арно и я, мы стали так называемыми «офицерами морали». Нам поручили развлекать осужденных. Нашей миссией было допрашивать важных узников. Для этого мы должны были играть с ними в шахматы или пинг-понг. Один из моих первых клиентов был Курт Хесс, нацистский пропагандист. Он узнал мой акцент, и однажды он мне сказал: «Твоя страна Австрия, это замечательная страна. Как-то случай занес меня в те края. Я проводил каникулы на берегу горного озера, в незаметном отдаленном месте». Я знал, что там работали только две гостиницы, и тогда я спросил у него: «Неужели? Так в какой гостинице вы остановились? В Зиглерхоф или Сихоутел?» Начиная с этого момента, он подумал, что я знал о нем всё. Вы даже не можете представить этого себе. Я пил с ними молочную сыворотку.

Узники типа Хесса не сидели в бараках, но жили в лесу, в домах барачного типа, состоящих из нескольких комнат, кухни и ванной. Американцы называли их «вилла». Применяемая стратегия лести, подхалимства, реверансов давала место сюрреалистическим сценам: молодые еврейские американцы, многие из них еще чувствовали себя немцами, говорили о дожде и прекрасной погоде с офицерами Вермахта. Летом все ныряли в бассейн. Вечером они ходили в кинотеатр лагеря смотреть фильм.

Петер Вейс: Можно было сказать, что это была колония, но где пленные проводили каникулы.

Продолжение следует

Courrier international
№ 1368, 2017 г.

Перевела
Жылдыз САКИШЕВА

8 июня 2017 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2018 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей