ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
20 августа 2018, 12:29

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
802 (482)
801 (481)
800 (480)
799 (479)
798 (478)
797 (477)
796 (476)
795 (475)
794 (474)
№ 793 (793)
24 апреля
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 12:44
Раздел: Общество

Джамал Сейдакматова: Я счастлива, когда наши спектакли помогают людям!

Интервью с актрисой театра и кино, руководителем театра «Тунгуч» Джамал Сейдакматовой.

– Джамал, свою деятельность вы начали с того, что долгое время играли в театре, также снимались в фильмах, поддерживаемых государством. Расскажите, что заставило вас оставить прежнюю работу и создать собственный молодежный театр «Тунгуч»?

– Это произошло в 1989 году. В то время работали только государственные театры, в которых репертуар составлялся по указке сверху, что мне не очень нравилось. Но в городе Санкт-Петербург я посетила театр имени Льва Додина, это был необычный театр, который во всем был новаторским. Мне удалось посмотреть спектакль по Абрамову «Дом», который длился шесть часов. Другой спектакль, «Братья и сестры», шел целый день: четыре часа до обеда, три часа после обеда. Чтобы поставить такой спектакль, актеры жили на берегу Волги и даже учились особым манерам и особому волжскому говору – оканью. Затем я видела спектакль по роману Чингиза Айтматова. Тогда я очень удивилась: чтобы попасть на этот спектакль, за билетами стояла очередь длиной в три километра. Люди стояли ночами, с термосами в руках! До этого я видела многие театры: театр Веры Комиссаржевской, театр Товстоногова, оперный театр и очень много других театров. Но этот театр прямо запал мне в душу. И когда я возвращалась, в самолете уже знала, что уйду из своего родного театра ради того, чтобы найти и создать что-то новое. И когда вернулась, начала это дело.

– Вести свой бизнес, особенно делать первые шаги в нем – трудное и рискованное дело. С какими трудностями вы встретились, когда открывали свой театр?

– Сначала я не понимала, как все будет происходить. Несмотря на это, я стала создавать группу, которая могла бы работать со мной ночами. У нас не было опыта, но мы начали делать первые шаги, пусть и небольшие. Ночью мы делали новые постановки по пьесе Женишгуль Озубековой «Кара-кыз», «Апамдын махабаты», затем  спектакль Жаныш Кулмамбетова «Сокровенные тайны Чынгызхана» и постановки по произведениям Казата Акматова. Именно тогда мы начали менять форму театра. Мы не стали делать упор только на текст. Я считала, что театр не должен быть только радиотеатром, где все время говорят, говорят… Надо было найти такую физическую форму, чтобы театр стал действующим. В конце концов мы выпустили спектакль, который имел огромный успех и колоссальный резонанс. Поехали на гастроли, мы выполняли план. Билеты продавали по 200, по 300 процентов. Я настаивала, чтобы дирекция выдавала премии актерам, которые со мной работали. Но однажды новый директор театра, покойный Советбек Жумадылов, пригласил меня к себе и сказал: хватит делать театр в театре. Он имел право говорить такое. Потому что, действительно, группа делилась на части. К тому же, наверное, актеры были недовольны. И я стала искать здание для театра. Меня приютил Геннадий Базарбаев, тогда он работал председателем союза театральных деятелей. В результате мы начали работать на бульваре Эркиндик, в бывшем здании Внешэкономбанка. И через год мы поехали на первые зарубежные гастроли в Каир, на фестиваль экспериментальных театров мира. Вот так я отважилась создать свой театр. Оказывается не надо ничего бояться, а просто надо работать засучив рукава.

– Первое время вам было тяжело. Вы искали средства, чтобы поддерживать работу театра. Каких результатов вы добились сейчас? 

– У меня появились постоянные спонсоры. Часто я работаю с Международными организациями. Честно скажу, меня обеспечивают деньгами такие организации, как ПРООН, ЮНИСЕФ, ОБСЕ, добрые и богатые люди. Например, Аскар Салымбеков помогал и другие. Я не могу сейчас называть всех поименно. Кроме того, мы научились сами зарабатывать, на гастроли ездим, а это многое значит. Через неделю мы уезжаем со спектаклями по городам Джалал-Абад, Кара-Кульджа, Ош, Токтогулський район. Театр уже имеет свой имидж.

– Расскажите, как проходят будни в театрах? 

– Я приглашаю режиссеров, в первую очередь нахожу материал, переводные мы обычно не ставим, затем спонсоров. Потом нахожу постановщика. Вот поиск постановщика – это большая проблема. Одно время мюзикл ставил Нурлан Асанбеков, затем покойный Искендер Рыскулов, другие четыре спектакля делал великолепный режиссер Марат Козукеев, который скончался, к сожалению, для нас это большое горе. Он и актером был замечательным. Потом два спектакля ставили по пьесам Султана Раева. После революции мы поставили спектакль «Моя революция, моя любовь». Сейчас мы, наверное, будем делать спектакль не по одной повести, не по одному произведению, а по мотивам произведений Чынгыза Айтматова. Основная идея его творчества – гуманизм, а эта тема всегда нужна людям. Но мы еще не начали, я ищу деньги.  

– Вы всегда ищете новые идеи, в чем новаторство вашего театра?

– Последние несколько спектаклей – «Не уходи, Мать-олениха», «Весна любви на Сулайман-горе», которые ставил Марат Козукеев, также спектакли по мотивам Шекспира и китайской сказки, мы решали через пластику, в них не было слов. Вы знаете, это не балет, чтобы через движение передать сюжет, необходимо было найти таких хореографов и режиссеров, которые могли бы реализовать это. Такой спектакль хорош тем, что он понятен любой национальности. Я несколько раз ездила в Китай. Однажды во время спектакля «Не уходи, Мать-олениха» в зале было 1500 человек, также были дети. Я очень боялась. Но они поняли все, о чем шла речь в представлении. После этого они постоянно стали нас приглашать, так что мне пришлось ездить с театром каждый год. Затем мы сделали 70 постановок за один месяц от Лейлека до Алая. Создание спектакля «Весна любви на Сулайман-горе» финансировал ЮНИСЕФ, а его тема созвучна с сюжетом «Ромео и Джульетты». В момент показа спектакля в центре Оша, где были установлены двухэтажные юрты, я стояла на площади. В это время троллейбусы остановились, народу было очень много, но не было ни одного лишнего звука. Когда спектакль закончился, две пожилые женщины, узбечка и татарка, со слезами на глазах подошли и накинули мне на плечи свой изношенный платок, сказав: «Эже, будьте счастливы, живите еще долго». Их лица были заплаканы, потому что народ совсем недавно пережил горе. Все знают, что случилось в Оше. Я была счастлива, что наши спектакли помогают людям пережить горе.

– У вас есть свой стиль, методика преподавания? Или вы пользуетесь традиционной методикой, например, методикой экспериментальных театров?

– Нет, если работаешь 62 года, то уже выработаны своя методика и стиль. Я никогда впустую не говорю, я знаю, о чем я буду говорить перед моими учениками на первом и на последнем уроках. У моих учеников судьба сложилась неплохо, есть такие, которыми я могу гордиться. Я считаю, что у каждого человека должен быть свой метод работы. Я не люблю копировать, подражать. Во время работы я стараюсь всегда внести что-то свое. Например, если в песне звучат африканские ритмы, но люди должны знать, что это кыргызская мелодия.

– В прошлом году в Лондоне прошел 2-й Международный фестиваль искусств «Открытая Центральная Азия». В нем участвовали группы из Беларуси, Казахстана, Туркменистана, Узбекистана. Однако главный приз был вручен вам. Расскажите, как прошел фестиваль, за что вы получили приз?

– К середине фестиваля наши участники стали уезжать. Тогда я сказала организаторам: «Спасибо, что вы нас пригласили. Нам очень понравилось в Лондоне». Мы пробыли там четыре дня, посмотрели много интересных мест, увидели театры. Но меня не отпустили. Мне ответили: вы не поедете, вы наша фишка. Тогда я поняла, что меня что-то ждет. Я осталась и пробыла там 11 дней. И очень благодарна руководителям фестиваля, сейчас одна из них находится в Кыргызстане. В предпоследний день мы показали нашу постановку. Конечно, я боялась, так как действие шло на кыргызском языке. Это был не пластический спектакль, как многие другие наши представления. В этом спектакле я практически не разговариваю. Я играла роль больной женщины, которая только несвязно бубнила. В начале спектакля я закрыла глаза, затем чуть-чуть приоткрыла, чтобы видеть зрителей. В зале сидели в основном люди театра, участники фестивалей, актеры. Среди них были пожилые люди. Одна немолодая пара, интеллигентного вида мужчина и женщина, смотрели наш спектакль, держась за руки. Я думала, они так далеки от этих проблем. Но все оказалась совсем по-другому. Когда спустя 10 минут я увидела их реакцию на нашу постановку, и потом, когда в конце зрители плакали и кричали «Браво!», я поняла, что им было всё понятно, потому что проблема отцов и детей существует у всех. В последний день перед отъездом было награждение, нам вручили статуэтку «Золотой тюльпан» за пьесу Султана Раева «Илегилек», или «Белый Аист». Затем вручили другую номинацию. Когда я попросила перевести текст награждения, мне прочитали: за огромный вклад в развитие мирового театрального общества. «Почему мирового? – спросила я. – Я же в Кыргызстане работаю». Я была потрясена! Они отблагодарили меня за всю полувековую жизнь.

– Применяете ли вы театральный опыт других стран, например, тех, кто участвовал в фестивале?

– Вы знаете, я увидела спектакль туркменского режиссера Аблякули – одного из самых талантливых режиссеров в Центральной Азии. Мы посмотрели его «Медею». Для наших граждан это непонятная и сложная постановка, в которой используется любая форма, лишь бы это было талантливо, и чтобы была новизна. Лондон – это город, где собирается самое лучшее со всего мира. Соревноваться с ними не стоит, но учиться у них надо. Мне очень нравится театральное искусство Японии, Китая. Но я хочу развивать национальный театр, а иначе кто будет преподносить миру культуру и искусство нашего народа? Только мы. Например, Россия – большая страна, где миллионы актеров, сотни театров, она уже давно прославилась театрами. Мы должны сохранить и показать другим народам свою музыку, свою речь, свой балет, свои танцы, свои костюмы, свою манеру игры и даже манеру жизни.

– Что вы думаете об отношении людей к театру? Что вам удалось сделать, чтобы публика стала чаще посещать театры?

– Одной биться очень сложно. Я все время говорю, пишу, словом, делаю так, чтобы горела свеча. Я знаю, что люди вернутся в театр, просто они были заняты совсем другими делами. Тут, конечно, свою роль сыграла политика. Было время, когда у нас на улицах разыгрывались «шекспировские» трагедии, а театр был забыт. Однако театр способствует духовному развитию человека. Театр – это вид искусства, который воплощает идею. Идею государства, идею той страны, где ты живешь.

Беседовала
Жылдыз САКИШЕВА

26 апреля 2018 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
12:41 // Спорт
ОТКРЫТОЕ ПЕРВЕНСТВО ЮЖНОГО РЕГИОНА КР
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2018 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей