ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
22 ноября 2019, 23:30

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
850 (530)
849 (529)
848 (528)
№ 847 (847)
18 октября
846 (526)
845 (525)
844 (524)
843 (523)
842 (522)
841 (521)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 16:40
Раздел: Политика

Канат Аманкулов: «Физически и технически наши спортсмены готовы побеждать любых соперников, а вот ментально…»

В последнее время Кыргызстан переживает своеобразный спортивный «бум». Представители разных видов радуют болельщиков высокими местами и непривычными для нас успехами. О спорте высоких достижений, о массовом спорте, о стипендиях и о чемпионской психологии наша беседа с директором Государственного агентства по делам молодёжи, физкультуры и спорта Канатом Аманкуловым.

– Канат Маратович, в последнее время даже обывателю заметны два веяния. Мода на спорт, если так можно выразиться. Мини-футбольные поля повсюду, легкоатлетические забеги, детей отдают в секции, люди ходят на матчи сборной... И параллельно пошли успехи наших спортсменов. Мы или раньше их не замечали, или их действительно стало больше…

– Раньше успехи были, не в таком количестве и без логического продолжения. Нынешние достижения носят более системный характер. Это заслуга не только государства, но и спонсоров, меценатов, спортивных клубов, органов местного самоуправления и, конечно, большая заслуга отдельных ведущих федераций. Плюс четкая координация и открытая работа нашего госагентства со всеми этими лицами, всеми этими структурами. Я ещё три с половиной года назад понимал, что без массовости больших медалей нам не достичь. Поэтому мы внедрили, условно говоря, ГТО, нормативы для школьников, для населения. Чтобы люди знали свое физическое состояние.

Берём на себя больше ответственности при проведении крупномасштабных мероприятий на наших спортивных объектах. В результате люди начали заниматься физкультурой, стало модно быть здоровым. То есть спортивные мероприятия, которые проводятся здесь и в регионах, дают позитивный эффект. Люди втягиваются, им нравится, во-первых.

Во-вторых, достижения наших спортсменов. На Азиатских играх. На Исламских играх. На азиатских играх в закрытых помещениях в Ашхабаде наши спортсмены выступили ошеломляюще. Затем был чемпионат Азии по спортивной борьбе в Кыргызстане, когда наша сборная по греко-римской борьбе впервые заняла командное первое место. Логическим завершением стали предолимпийские Азиатские игры в Джакарте.

– Становимся спортивной нацией?

– Так ещё рано говорить, но это доказывает, что мы идём в правильном направлении. За три года провели реформу управления физкультурой и спортом, сделали её более прозрачной и динамичной, от районов до центра. К примеру, раньше из всех спортшкол в стране около 20 подчинялись нам, а ещё более 50 – Министерству образования. При этом те школы, которые подчинялись им, были придатками системы образования и в плане спорта практически не давали эффекта.

Остаётся последний этап реформы, и в ближайшее время на коллегии я озвучу завершающие структурные изменения. Они касаются управления спортом высших достижений. Теперь будет чёткая градация юношей, юниоров, молодежи, главной сборной команды.

Плюс изменим систему школьно-студенческого спорта. Хотя называться она будет иначе, чтобы мы не заходили в сферу полномочий Министерства образования. Дирекция по профилактике и оздоровлению нации будет работать с обычными людьми по проведению массовых спортивных мероприятий для населения. Плюс добились, чтобы с этого года нам передали спортивную медицину. Провели крупномасштабную реконструкцию республиканского спортивного колледжа, где конкуренция сегодня составляет 17 человек на одно место. Со следующего года хотим изменить процесс поступления на учебу, чтобы учитывался не только спортивный критерий, но и образовательный уровень. Ребята сдают ОРТ, и их баллы с каждым годом растут. Стараемся, чтобы спортивное образование было конкурентоспособным и не уступало ни в чём.

– То есть занятия спортом без ущерба интеллектуальному развитию?

– Да, обязательно. Потому что из этих 400 детей, допустим, 40 станут хорошими атлетами и профессиональными спортсменами. Как быть с остальными? Поэтому важно, чтобы оставшиеся 360 ребят стали интеллектуально развитыми, образованными людьми и могли успешно работать по избранным специальностям…

– Денег на всё хватает?

– Почти. Когда я пришел в агентство, мы провели анализ. Для того чтобы спорт был на более-менее хорошем уровне, бюджет госагентства должен составлять миллиард сомов. Тогда он был чуть более 400 миллионов. Сейчас у нас больше 800 миллионов, и нам не хватает как раз этих 150 миллионов, чтобы проходить год без задолженностей. Пока же мы на протяжении трех лет постоянно выходим с дефицитом.

При этом мы исходим из приоритетов по видам спорта. По олимпийским видам: бокс, дзюдо, вольная, греко-римская и женская борьба, легкая и тяжелая атлетика – мы на 100% выполняем свои обязательства. Государством они финансируются полностью. Плюс игровые виды спорта. Допустим, футбол. Массовый вид, который требует больших средств. Во всех детско-юношеских школах госагентства есть футбольные отделения. 167 тренеров и 5 624 детей. В детско-юношеский футбол ежегодно вкладываем более 30 миллионов сомов.

Госагентство работает по системе, планирует реформы на каждый год и твёрдо придерживается этого плана. На первом этапе взяли всю систему ДЮСШ, выстроили в единую систему. Затем отремонтировали, создали комфортные условия для детей. Третий шаг – увеличили заработную плату. Четвертый – повысили стипендии для ведущих спортсменов, улучшили материальное стимулирование спортсменов и тренеров по итогам больших мероприятий на уровне президента, на уровне правительства.

Плюс моральное поощрение. Ведущие атлеты постоянно получают госнаграды со стороны государства. Все, кто заслуживает. То есть, подытоживая, всё это благодаря системному подходу.

– Вы говорите: «Все, кто заслуживает». А где гарантия, что поощрения и награды распределяются справедливо?

– Если вы про коррупцию, то, во-первых, людям известны результаты спортсменов, и если наградят не победителей, а других, то это сразу все заметят. Во-вторых, по индексу доверия населения, по индексу восприятия коррупции, мы ведущий госорган в Кыргызстане на протяжении последних двух лет. Народ доверяет руководству госагентства и системе управления спортом, и по противодействию коррупции мы среди госорганов занимаем первое-второе место. Выше нас только местные администрации. Среди министерств и ведомств мы первые.

Это не значит, что госагентство все вопросы решило в одиночку. Наша задача – организовать их решение, привлечь все заинтересованные стороны. В том числе и негосударственные. Сейчас пошла большая конкуренция, появилось много инвесторов, мы поддерживаем все мероприятия именно в организационном плане. Сегодня мы должны открыто сказать, что только в тандеме с внебюджетным финансированием спорт поднялся на этот уровень. Если у нас бюджет более 800 миллионов, то примерно такая же сумма, если не больше, – это внебюджетные средства, это средства федераций, средства частных клубов, бизнесменов, которые вкладывают, спонсоров и органов местного самоуправления. Когда они поняли, что в спорт надо вкладывать, что это большая хорошая сила, у нас пошёл рост. Государству было бы тяжело тянуть это бремя в одиночку.

– Вы предвосхитили мой вопрос. На нашей памяти сложными для спорта были 1990 годы, когда атлетов называли особым термином «инкуб», а слово «спорт» чуть ли не слилось с понятием «криминал». При этом лучший спортсмен Кыргызстана уехал в Казахстан и принес нашим соседям олимпийское золото. Можем мы сегодня сказать, что этот этап пройден, что мы оставили его позади?

– Знаете, у сильных спортсменов всегда есть соблазн уйти. У них есть выбор. Но все наши ведущие атлеты, когда им задают этот вопрос, гордо отвечают, что они патриоты Кыргызстана. Это во-первых. А во-вторых, готов утверждать, что по итогам крупномасштабных достижений мы стали одной из стран, которая максимально мотивирует своих спортсменов. Понимаете? По итогам Олимпийских и Азиатских игр мы даём финансовое поощрение не хуже Казахстана или России. И, в отличие от некоторых других государств, мы еще финансово поощряем личных тренеров, главных тренеров и врачей. То есть подходим более масштабно.

Просто для примера, чтобы более наглядно. Наша первая чемпионка мира по борьбе Айсулуу Тыныбекова ежемесячно получает 70 тысяч сомов по линии государства, плюс 35 тысяч сомов по линии Олимпийского комитета. То есть только её стипендия составляет 105 тысяч сомов. Плюс полный пансион за счёт государства. Это учебно-тренировочные сборы, медикаменты, экипировка, командировки. Все расходы в течение года берут на себя государство и спортивные федерации.

– Получается, стипендию она получает чистым доходом, помимо текущих расходов?

– Да, чистым. И это правильно, потому что эти деньги она должна направить на то, чего ей недостает, в чём есть необходимость. Условно говоря, может понадобиться докупить какое-нибудь лекарство, получить какую-то услугу. Это делается, чтобы спортсмен не отвлекался, а только совершенствовался. Многие люди не понимают, почему такая зарплата. Мы поддерживаем спортсменов, чтобы они достигли ещё больших результатов. И если они снова достигнут успеха, например, станут олимпийскими призёрами, то получат ещё и разовую помощь, финансовое поощрение – 50, 100, 150 тысяч долларов. Плюс меценаты, которые тоже хорошо поддерживают. Вот Айсулуу уже практически всё получила. Если спортсмен даёт такой результат, его уже не только государство, но и сам народ поднимает.

Тут просто нужно понимать, что в современных условиях профессиональный спортсмен ежедневно расходует огромное количество энергии. По несколько килограммов веса теряет за каждую тренировку. Поэтому если он будет экономить на себе, на своём питании, на фармакологии и прочем, если не будет в себя вкладывать, то организм потихоньку начнёт истощаться.

– Выходит, цель всех этих стипендий и выплат – не только поощрение спортсмена, но и создание условий, чтобы он мог максимально концентрироваться на спорте?

– Всё верно. И это касается не только Айсулуу Тыныбековой. Двукратная чемпионка Азии, победительница Азиатских игр по лёгкой атлетике бегунья Дарья Маслова до настоящего времени получала 60 тысяч сомов от государства и 35 тысяч сомов. Думаю, что 95 тысяч сомов в месяц – это тоже достаточно высокая стипендия.

Мы не очень богатая страна, но создали условия для ведущих атлетов. Минимальная стипендия в Кыргызстане составляет на сегодняшний день 10 тысяч сомов. А было время, когда стипендии давали по одной тысяче сомов. Сами посудите, какая это мотивация? Поэтому мы сузили круг людей, которые вправе получать государственную стипендию, но повысили их размер. При этом мы не ограничили количество спортсменов, привлекаемых в сборную. Просто теперь недостаточно быть членом сборной команды.

– Значит, стипендии спортсменов привязаны к их конкретным результатам?

– К результатам. Причём если раньше на Олимпиаде спортсмен получал пятое место, то государство премировало его тренера. Теперь условия жёстче: надо быть в первой тройке. Понимаете? Нам нужны чемпионы и призёры Олимпиады, Азиатских игр, чемпионата мира или Азии. Время, когда мы довольствовались первой пятеркой или первой десяткой, прошло. Потому что иногда, чтобы на международных соревнованиях попасть в десятку, достаточно выиграть две схватки, а в третьей вылететь. За что такому спортсмену давать миллион? Надо ставить высокие цели. Становиться чемпионами, попадать на пьедестал и поднимать над спортивными аренами наш флаг. За такие достижения мотивируем очень достойно. И тренерам это даёт более чёткую установку. Вместо выращивания середняков, которые в пятёрках или семёрках, пускай готовят настоящих победителей.

– Допустим, конкуренция среди спортсменов и тренеров стала жёстче. Это не будет источником конфликтов, скандалов?

– Поначалу было сопротивление. Но мы смогли всех убедить, а потом и доказать, что это нужно, это работает. А то помнится, в прежние времена на больших, крупномасштабных мероприятиях, на Олимпиаде, Азиатских играх идет руководство, руководители федераций, НОКа, госагентства, спортсмены. Даже не здоровались с людьми, такие важные. При этом они ничего не стоили. А после поражений оправдывались тем, что якобы там некие чиновники сидят, вмешиваются в судейскую коллегию и наших спортсменов «засуживают». Сегодня поколение другое, в сборных командах чёткая дисциплина, этикет и субординация. Мы каждый год подписываем с каждым спортсменом и тренером контракт, где прописываем обязанности и права спортсмена, обязанности и права госагентства. Мы чётко регламентировали процесс, начиная от общения со СМИ и заканчивая допингом. Всё это в контракте ежегодно прописывается. 

– Получается, теперь вы работаете с тренерами не на бессрочной, а на срочной основе. И на какой период обычно заключается контракт?

– С главными тренерами мы обычно заключаем контракт на два или четыре года, исходя из олимпийского цикла, чтобы процесс подготовки не ломать. Но бывают исключения, когда теряем тренеров, либо какой-то цикл проваливают и уходят досрочно. Госагентство имеет право расторгнуть досрочно, потому что мы их финансируем, они в нашей системе. При назначении мы обязательно согласовываем с федерациями, но последнее слово всё же за госагентством. 

– Кстати, о федерациях. Помнится, была такая проблема, когда по одному виду спорта создавались конкурирующие федерации, и между ними шли споры и тяжбы…

– Эта проблема есть, она усугубляется. К сожалению, регистрация спортивных федераций происходит по общим правилам, установленным для общественных объединений. Любой желающий может одну букву или слово поменять и пройти регистрацию в Министерстве юстиции. В свое время мы предлагали, чтобы регистрацию спортивных федераций проводили с нашего ведома, но этот законопроект не прошел.

– Это неудивительно. Потому что такой порядок ограничил бы право граждан на свободное объединение и ассоциации…

– Да, но, во-первых, это приводит к суматохе, к полной анархии во многих видах спорта. Во-вторых, возникает другая проблема. Создание федерации подразумевает, что некто решил заняться развитием данного вида спорта, привлечением в него инвестиций, намерен вкладывать, работать. И когда федерация начинает работать, её спортсмены регулярно выступают и дают результат, государство заинтересовано поддерживать этот вид спорта. Но, к сожалению, есть 30-40% федераций, где люди просто создают видимость, а потом, используя властные структуры, давят на госагентство, требуя выделить им деньги. Они не выращивают новых спортсменов, а переманивают их из других видов спорта. Пользуясь тем, что этот новый вид не развит, проводят свои чемпионаты без какой-либо конкуренции, а их атлеты сразу становятся победителями. В этом плане думаю, что пришло время внести изменения в Закон «О физической культуре и спорте», чтобы федерации и у нас тоже как-то проходили аккредитацию.

– Чтобы были какие-то минимальные требования?

– Конечно! Они же потом просто долбят! При этом никто из них реально не вкладывает в развитие. Приходят, каким-то образом вовлекают спортсменов, отдельных руководителей, отдельных меценатов и начинают долбить государство. Понимаете? Проблема на сегодня огроменная. И потом используют социальные сети. Мы-то знаем всех спортсменов, у нас же ведётся учёт. Вот есть атлет, который всегда неудачно выступал, был «нулевой». Переходит он в другой вид спорта, на «чемпионате Азии», где участвуют всего две-три страны, становится чемпионом и начинает себя рекламировать, давить на госагентство, требуя денег. Хотя по этому виду спорта он за всё время пару тренировок провёл. Конечно, пусть тренируется. Это же для себя, для твоего здоровья. Но у них цели другие. Говорят, что государство обязано им платить. А это не так. Государство должно поспособствовать, если ты хороший атлет, твоему развитию.

– Так что для агентства является критерием: признанность и распространенность этого спорта в мире?

– Да. Признание международной федерации, признание нашего Олимпийского комитета и то, насколько она представлена практически во всех областях Кыргызстана. Она должна отвечать требованиям федерации. А не так, что я, Аманкулов, учредил федерацию, своих ребят набрал, и вот теперь я федерация. Да, иногда бывают исключения, появляются уникальные спортсмены, как, например, Евгений Ваккер. Тогда вопросов нет. Мы напрямую работаем с этим спортсменом, адресно его финансируем, создаем все условия.

– Непосредственно спортсмена, а не федерацию?

– Да. Не федерацию. Вообще, в федерации мы деньги никогда не даем. Но давление со стороны некоторых федераций есть. Это где-то 30-40% от всех. В основном, конечно, настоящие организации, которые сами привлекают инвестиции, много вливают, работают, понимают проблемы государства, знают, в каких пределах, в каком порядке мы их можем финансировать и так далее. Если федерация хорошо работает, если спортсмены есть, практически 100% мы начинаем финансировать. А то есть президенты федераций (не буду имён называть), высокопоставленные лица, которые уже более 10 лет занимают свои посты, а ни копейки не вложили и для развития спорта фактически ничего не сделали.

– Тут речь же не о том, чтобы он именно свои деньги вкладывал? Не важно, свои или чужие, главное, чтобы он их нашёл и привлёк?

– Правильно. Он должен организовать, создать систему управления. Допустим, он какой-то чиновник, это не значит, что он, грубо говоря, должен где-то деньги выбивать. Нужно находить спонсоров, привлекать публику, налаживать контакт с международными организациями, рекламировать, организовывать, продвигать. Например, в единоборствах, особенно на международных соревнованиях, когда наши спортсмены выступают, иногда присутствие президентов федераций тоже играет роль. Судьи тоже люди, и они обращают внимание, когда у такой-то страны президент федерации авторитетный человек. Вхож в международную федерацию, с ним все считаются. То есть репутация руководителей тоже играет роль…

– Это может сказываться на судействе? 

– В какой-то мере. Это больше касается единоборств. В некоторых видах спортсмены и тренеры приходят и говорят мне: вот, наш президент не ездит, ничего не делает. Если бы он просто был там и, по крайней мере, поднимал вопрос объективного судейства, мы достигли бы результата. На международных соревнованиях я, как руководитель госагентства, не имею права вмешиваться в деятельность общественных организаций…

– Как вы прокомментируете ситуацию, что два самых известных спортсмена Кыргызстана на сегодняшний день – это Валентина Шевченко и Айсулуу Тыныбекова. У парней другие приоритеты?

– Не два, а три. Даша Маслова по рейтингу стоит даже выше, чем Валя Шевченко. Получается, что наши три девочки впереди. Это просто совпадение, по-моему. С другой стороны, возможно, они более профессионально подошли. Отдались спорту на 100%. Вот Айсулуу, она же совершенно изменилась. Сравните её прежние схватки и нынешние – это же небо и земля. Она спортсмен, который работает не только физически, но и над своим интеллектом, психологией. У этих девочек такой подход к спорту. Думаю, что они на 100% стали профессионалами. С ребятами мы где-то что-то недоработали. Я в интервью уже говорил, что наши ребята физически, технически хорошо подготовлены практически во всех видах спорта, но психоэмоциональное состояние пока не дотягивает. Есть какой-то барьер, что-то их внутри не пускает. А так, мы сейчас готовы на каждой Олимпиаде по две-три медали зарабатывать. В 2008 году я говорил, четыре медали будет. Три взяли, одну сами «профукали». Это наша вина, не спортсмена, что не было медико-биологического сопровождения. И на этот раз уверен, что мы две-три медали без проблем можем заработать. Не только на Олимпийских играх, у нас параатлеты сейчас. Идёт тенденция к развитию. Но сколько бы тренер ни вкладывал, важно, чтобы сам спортсмен подходил профессионально, ограждал себя от внешних факторов, соблазнов, не зазнавался. А так все наши ведущие спортсмены на сегодня хорошо подготовлены. Надо подтянуть психоэмоциональную составляющую.

– Может, это связано с общей нашей массовой психологией? Возьмём пример Мамаева и Кокорина. Некоторые говорят, что ребят испортили большие деньги. Но как быть с Месси, Роналду, которые получают в десять-двенадцать раз больше? Почему их деньги не испортили?

– Об этом и речь. Спортсмен тоже человек, и как любой другой, он подвержен соблазнам и влияниям. Поэтому подготовка спортсмена – это не только физические нагрузки и технические навыки. Это ещё и его психология. Это воспитание и живой пример со стороны семьи и тренера. Поэтому со следующего года планируем каждые четыре года проводить аттестацию, повышение квалификации. Тренеры, прежде всего, должны быть педагогами. Смотрите, в других странах все знаменитые спортсмены и на соревнованиях, и в обычной жизни ведут себя достойно, а после завершения спортивной карьеры идут в парламент. А чем наши хуже? Видимо, мы на начальном этапе упускаем вопросы воспитательной части.

Мы всегда говорим ребятам, что их спортивный век скоротечен. Но если они правильно строят работу, режим, питание, чётко формулируют цели, выкладываются на тренировках и соревнованиях, если выжимают из себя максимум, то к 25 годам у них будет всё. Имя, жилищные условия, финансовая независимость. А потом, если есть ум и желание, перед ними все пути открыты. Бизнес, политика, тренерская карьера. Должны быть ценности, цели, приоритеты. Надо планировать свою жизнь и не терять голову при первых успехах. А если после тренировки наш спортсмен лежит на диване, ковыряется в сотке, зависает в соцсетях, то он неизбежно переключается, теряет концентрацию, отдаляется от своей цели. А потом ещё удивляется, что падают результаты, и винит тренера.

И ещё немаловажный фактор. Нужно будить в ребятах чувство чемпионства. Иногда тренеры на них давят: вот попал на жеребьёвке на олимпийского чемпиона. Ну и что? Это же чемпионат мира или Азии. Понятно, что сюда не любители-разрядники ездят. Тут слабых нет. И ты не слабый. Если по борьбе в 16 лучших попал, ты уже элита. Не важно, что перед тобой однократный или десятикратный чемпион стоит. Ты такой же. Или ещё лучше. Потому что свежий, званиями и регалиями не обременённый. Тебе проще.

Вот у Айсулуу этот прорыв пошёл. Она барьер психологический преодолела. Она знает, что может без проблем прийти и, грубо говоря, «порвать» любого!

– В последнее время на фоне допинговых скандалов и прочего складывается впечатление, что для успеха на международной арене спортсмену надо иметь, как минимум, хороших спортивных юристов, врачей, фармакологов. Потому что новые правила, расширение списков запрещённых препаратов. Например, сборную Кыргызстана по хоккею после пяти побед дисквалифицировали из-за одного неправильно заявленного игрока…

– Эта глобальный вопрос, который касается всех видов спорта. У нас тоже есть проблемы с допингом. Есть случаи применения, пусть не таких дорогих. Часто по незнанию. Но мы ежегодно проводим два-три семинара, даём информацию. Мы начали платить взносы ВАДА (Всемирное антидопинговое агентство – Н.Д.). На следующий год в Бишкеке пройдёт региональный форум. Это Азия и Океания, 25-30 министров и замминистров спорта будут участвовать. Будут представители ВАДА и ЮНЕСКО.

Взяли на себя такую ответственность, чтобы показать, что мы против допинга. Последние научные исследования показывают, что 70% достижения спортсмена – это его тренировки и правильное питание, 30% – медико-биологическое сопровождение. К сожалению, некоторые молодые спортсмены думают, что если укол сделают, то станут чемпионами. Так не бывает. Только спортсмены высшего класса могут получить дополнительное медицинское сопровождение, фармакологию незапрещенную. В этой части ведущие атлеты, тренеры и наши врачи осведомлены, что можно получать, а чего нельзя. Спорт высших достижений предполагает фармакологическое сопровождение, современное. Потому что конкуренция растет, спорт стал интенсивнее, восстановительный процесс – короче. Чтобы восполнить 10 килограмм веса, надо получить укол. Мы обращаем на это внимание, всё же добились, чтобы у нас была своя клиника. В Бишкеке открылся спортивно-реабилитационный центр. Врачей начнём набирать, будет хороший центр и медицинское сопровождение спортсменов удовлетворительное.

– А юридические вопросы, отстранение, дисквалификация спортсменов?

– Тут, знаете, не столько юридические проблемы, сколько незнание самими национальными федерациями международных правил. Любые международные соревнования проводятся по правилам, которые создаются и утверждаются международными федерациями по видам спорта, затем спускаются вниз. Там не обязательно на английском языке. Допустим, я как президент федерации на русском языке получаю. Если надо, мне переводят и дают. Просто надо подходить, критерии есть. Необязательно быть великолепным юристом. У нас нет скандалов, чтобы мы судились в международном арбитражном спортивном суде, чтобы незаконно дисквалифицировали. Это упущение нашей федерации при оформлении документов. Надо следить, своевременно уведомлять международную федерацию. У всех международных федераций есть свои аппараты, международные отделы, отделы проведения соревнований, юридические отделы. По всем вопросам можно получить разъяснение, консультацию. Если происходит дисквалификация спортсмена, то это, как правило, является упущением его федерации.

– Что в планах работы госагентства?

– Хотим реформировать Академию физкультуры и спорта. Для того чтобы продвигать массовый спорт, привлекать зрителей на соревнования, нам нужно менять содержание и направление подготовки специалистов. Нужны кадры по спортивному менеджменту, маркетингу, психологии, коммерциализации, управлению спортивными сооружениями и т.д. А то наша Академия затерялась в системе высшего образования. Нужно определиться с направлением развития, определить потребности в тех или иных специальностях, выявить спрос на специалистов. Потому что много новых направлений. Взять тот же фитнес. Его никто не контролирует. Кто тренирует, есть ли у них соответствующее образование, опыт работы, какие дипломы и так далее. В развитых странах отработана система. Там даже Месси, прежде чем обучать детей футболу, должен будет получить соответствующий документ. И это правильно. Но у нас, к сожалению, пока нет такой конкуренции среди тренеров, клубов и секций, чтобы вводить ограничения или устанавливать минимальные требования. Но мы к этому придём.

– Но ведь спорт это непроизводительная и, в целом, некоммерческая отрасль. Откуда взять средства?

– Средства есть. Но идут они в другое русло. Смотрите, сколько по городу аптек, сколько клиник. И все загружены работой, клиентами. Каждый год население отдаёт фармакологам 100 миллионов долларов. И это ещё помимо больниц, клиник, врачей! Колоссальные средства люди тратят на устранение последствий нездорового образа жизни. А могли бы вкладывать их в более полезные и перспективные вещи. А сколько у нас построили ресторанов? И все заняты с понедельника по воскресенье. Вместо того чтобы нагружать полезной нагрузкой мышцы, мы заваливаем работой свои желудки и изнашиваем важнейшие системы организма. Страшные деньги идут на уничтожение нации!

Акцент государственной политики надо перенести с лечения болезней на их профилактику, сохранение и укрепление здоровья населения. В том числе и через развитие массового спорта. Работа ведётся, те же мини-футбольные поля, легкоатлетические забеги, секции и так далее. Но этого мало.

К счастью, есть понимание существующей проблемы. Благодаря президенту мы получаем 30 гектаров в верхней зоне Бишкека под строительство спортивно-оздоровительного городка. Там будет весь комплекс сооружений для массового спорта. Люди смогут побегать, поиграть. Бассейн, стадион, подъездные пути, стоянки – вся необходимая инфраструктура. Это очень важный и нужный проект.

– Нравится эта работа? Вы же раньше и в прокуратуре работали…

– Нравится. Нервная, конечно, но зато тут душой отдыхаешь. В Интернете из позитивного – только спорт почти что. Читаешь, того арестовали, этого посадили, тут убили, там задавили, проблемы на границе. Тот депутат не то сказал, а этот чиновник не то сделал. И среди всего этого спорт. Шевченко, вау! Айсулуу – вообще космос! В такие моменты эйфория, если честно. Думал, третий инфаркт схвачу, если она проиграет в финале. Когда она в последнюю минуту, бросок… Я подумал, всё! Другая, ты, Айсулуу, той, прежней, нет уже. На наших глазах выросла в такую спортсменку…

– Ну и напоследок, что вы как главный представитель государства в области спорта пожелаете или посоветуете, обращаясь к новому поколению, к молодёжи и детям?

– Я бы лучше обратился к родителям. Порекомендовал бы не брать медицинские справки, что твой ребенок больной. Они же заранее предрекают и психологически ломают психику детей ради того, чтобы не ходить на физкультуру. Это уже просто проблемой становится. В детских садах, школах и университетах очень много освобождённых. Только здоровый ребенок может стать умным, успешным и счастливым. Не государство, родители должны быть заинтересованы, чтобы ребенок ощущал себя здоровым, личным примером должны показывать это. Что человек должен делать в детстве? Двигаться, играть, бегать. Пусть на футбол, плавание, танцы ходит. Бегает вместе с родителями. Ограждая детей от физкультуры, от полезных нагрузок, родители освобождают их время для бесполезных и вредных для здоровья и социального развития занятий. Они же от компьютеров, телефонов уже не отрываются. Пусть изучают компьютеры, но ребёнок должен быть здоровым. Отстаёт и их социальное созревание. Дети не учатся общаться в реальной жизни, взаимодействовать со сверстниками в коллективе. Сейчас уже и дома никто ни с кем не общается. Все копаются в своих сотках.

Понятно, что не всем дано стать чемпионами. Но дайте своему ребёнку шанс вырасти здоровым, полноценно и всесторонне развитым человеком. Государство, школа и тренеры не смогут приучить детей к здоровому образу жизни, если семья не будет делать то же самое.

Беседовал
Нурдин ДУЙШЕНБЕКОВ

17 октября 2019 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2019 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg