ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
21 ноября 2019, 09:04

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
850 (530)
849 (529)
848 (528)
№ 847 (847)
18 октября
846 (526)
845 (525)
844 (524)
843 (523)
842 (522)
841 (521)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 17:17
Раздел: Интервью

Зеэв ХАНИН: «ОБЪЯВЛЕННЫЙ УХОД АМЕРИКАНСКИХ ВОЙСК И НАЧАЛО ТУРЕЦКОЙ ОПЕРАЦИИ В СИРИИ В ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ СТЕПЕНИ, ЕСЛИ НЕ В РАДИКАЛЬНОЙ, МЕНЯЮТ ПРАВИЛА ИГРЫ»

Интервью с профессором политологии Университетов Ариэль и Бар-Илан, политическим комментатором радио «Голос Израиля» и телеканала «Израиль плюс» (Израиль) Зеэвом ХАНИНЫМ.

– Зеэв, как живёт Сирия сегодня?

– Как мы все прекрасно понимаем, сегодня в Сирии происходит новая перестановка всех политических сил. Расклад, который имел место на протяжении нескольких лет, примерно до середины прошлого года, фактически означал раздел Сирии на зоны влияния: режима Б. Асада при поддержке Ирана и России; зона американо-курдского влияния и территории под контролем различных иных оппозиционных группировок, которые ориентировались на Турцию и иные внешние силы. Впрочем, почти все они, реально или декларативно, противостояли Исламскому Государству (ИГИЛ). Вот на базе этой расстановки и деления на зоны влияния были достигнуты основные понимания: понимание между Израилем и Россией; понимание между Турцией и Ираном – то, что мы называем «Астанинский процесс»; понимание между Россией и США, которое было достигнуто также при участии Израиля (достаточно упомянуть недавнюю встречу советников по вопросам национальной безопасности США, России и Израиля в Иерусалиме). Все эти соглашения, исходившие из того, что выживание режима Асада, наличие на северо-востоке страны полуавтономного курдского государства, снятие с повестки дня разгромленного ИГИЛ, представление, что прочие группировки там доживают последние дни, и сохранение, как минимум, в среднесрочной перспективе присутствия России, США и Ирана – есть свершившиеся факты, которые и определяют конфигурацию процесса в Сирии на ближайшую перспективу. 

Объявленный уход американских войск и начало турецкой операции в Сирии в значительной степени, если не в радикальной, меняют правила игры. Даже если считать, что американцы действительно собираются оттуда уйти, что пока ещё не совсем очевидно, но это в любом случае уже спровоцировало определённые действия, прежде всего, со стороны Турции. Так или иначе, при резком снижении профиля США в Сирии, полном отсутствии там европейцев Россия становится там основным внешним центром силы, который сможет балансировать между субъектами, имеющими в Сирии свои интересы, прежде всего Турция, Иран, режим Б. Асада и в определённой степени Израиль, который не заинтересован в зоне влияния в этой стране, но по — прежнему решительно настроен не допустить дестабилизации в районах, примыкающих к его северо-восточной границе на Голанских высотах. Все это, собственно говоря, и есть игра по новым правилам.

– Тема Голанских высот вызывает особый интерес. Как там будет развиваться ситуация? 
 
– Пока в Израиле не предполагают радикального изменения ситуации. Основные сомнения, те, которые высказывают, – они формулируются следующим образом: коль скоро гарантии, данные американцами курдам, на текущий день не очевидны, то в какой степени, скажем так, можно полагаться на гарантии безопасности, которые США дают Израилю? Большая часть израильских комментаторов с подобными подходами выражают своё несогласие хотя бы потому, что физического присутствия американских войск, защищающих Израиль, нет и не предполагается, Израиль самостоятельно решает свои проблемы; что США продолжают оказывать дипломатическую и прочую поддержку, в том числе материальную. В этом смысле коренной вопрос состоит в том, в какой степени релевантными остаются понимания, достигнутые Москвой и Иерусалимом на протяжении всех последних пяти-шести лет? А именно о том, что Израиль не готов допустить формирования зоны влияния Ирана в непосредственной близости к северо-восточным границам Израиля, не допустить в эту зону ни иранских войск, ни подразделения проиранских сил типа «Хезболлы» и прочих шиитских формирований. И, собственно говоря, хотя Израиль и согласен на присутствие там войск Б. Асада, но, разумеется, не в том контексте, как это было накануне «Войны Судного дня». Поэтому в этом смысле пока вопрос не обсуждается, собственно, не предполагается радикального изменения подобной конфигурации. Надо полагать, что с израильской точки зрения мало что изменилось.

– Среди израильского экспертного сообщества весьма распространена точка зрения, что США довольно часто оставляют Израиль один на один с его проблемами, а это порождает недоверие к американцам. Ваше мнение?

– Полагаю, что в этом есть некоторое преувеличение, ведь Израиль никогда не предполагал, что за него кто-то будет воевать. Израиль всегда сам решал свои проблемы. Тот факт, что американцы временами оставляли Израиль один на один, прежде всего, касается дипломатической сферы. Наиболее болезненная история, как мы помним, была после окончания Синайской кампании. Но тогда, как мы тоже помним, США не являлись главным партнёром для Израиля. А главным партнёром Израиля была Франция, и когда эта страна после Шестидневной войны и ухода французских войск из Алжира резко сменила свой вектор по отношению к Израилю, это было болезненно. Но в данном случае роль США являлась вторичной. Проблема, которая возникла, скажем, в период войны или, говоря точнее, в период антитеррористической операции в Газе, последней по времени в 2014 году – «Несокрушимая скала», когда Б. Обама как Президент США позволил себе недружественные демарши, явилась неприятным сюрпризом. Но опять-таки это никак не повлияло на возможности Израиля реализовывать ту политику в сфере обороны, которая казалась оптимальной на тот момент времени руководству Израиля. Хотя, как мы помним, основные разногласия были внутри израильского руководства – где либо требовали идти до конца (на чем настаивал тогдашний министр обороны и некоторые другие члены военно-политического кабинета), либо считали, что ликвидировать режим Хамас преждевременно. Так или иначе, США ко всей этой истории имели косвенное отношение. Поэтому я не разделяю данную точку зрения, что всё зависит от США. Во всяком случае, американцы никогда не вынуждали Израиль идти на то, на что Израиль не был готов пойти сам.

– В каком состоянии сегодня отношения Иерусалима с Хамас?

– На сегодняшний день существуют некие косвенные контакты через третьи силы. Но диалога по-настоящему нет, хотя бы потому, что в Иерусалиме пока ещё не принято решение по стратегии на ближайшее время. Вернуть ситуацию к состоянию статус-кво, усилив, может быть, какие-то красные линии, то есть оставить де-факто Хамас в качестве суверенного в Секторе Газа. Или, исходя из популярного мнения, регулярно повторяемого высказывания премьер-министром Израиля о том, что операция в Газе – это вопрос не «если?», а «когда?», следует ожидать масштабной зачистки сектора Газы от инфраструктуры Хамас и других группировок радикальных исламистов этого режима в Секторе Газа. Некоторые комментаторы полагают, что речь идёт только о том, что пока не найден субъект, который возьмёт Газу под свою ответственность. Кто-то считает, что Израиль слишком занят событиями на севере – на сирийском треке; или формированием коалиции – внутриполитическими проблемами, чтобы заниматься ещё и Газой.

– Какой внешнеполитический актор оказывает поддержку Хамас? Раньше, как сообщала пресса, это был Катар…

– На данный момент времени основным партнёром Хамас является Иран, а Катар – намного в меньшей степени. Попытка Турции войти туда оказалась минимальной, хотя подобные попытки продолжаются. Совершенно очевидно, что, по крайней мере, руководство Хамас в Газе однозначно ориентировано на Иран. Именно поэтому сменилась линия в отношении, например, режима Б. Асада. Хамас ранее, как мы знаем, поддерживал исламистскую оппозицию против Б. Асада. Сегодня произошло примирение, снижен профиль присутствия Хамас в Турции. Очевидно, Хамас уже без особого восторга готов сотрудничать с Турцией.

– Пресса пишет, что лидер Турции стал терять позиции, о чём свидетельствует последний электоральный цикл…

– Готов согласиться с подобной точкой зрения. Опять-таки, чтобы оценить ситуацию в более широком контексте, нужно вернуться на сирийское поле. Не совсем понятна турецкая агрессия, вход турецких войск в ту самую определённую Анкарой зону безопасности. До какой степени данный сюжет согласован с американцами? Или для того, чтобы каким-то образом укрепить авторитет режима и сбить уровень внутренней напряжённости? Или же это некая игра ва-банк, в том числе против США по соглашению с Россией? Или же это попытка играть на двух досках одновременно? В какой степени мы должны серьёзно относиться к заявлению Д. Трампа, утверждающего, что в случае расширения военной активности Турции в Сирии он готов обрушить турецкую экономику? Все три сюжета возможны. Вопрос заключается в том, будет ли принято решение. Так что готов согласиться с тем, что Р. Эрдоган играет ва-банк, а эффективность его политики в очередной раз под вопросом.

Беседовал
Эрик ИСРАИЛОВ 

17 октября 2019 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2019 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg