ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
21 ноября 2019, 09:28

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
850 (530)
№ 849 (849)
01 ноября
848 (528)
847 (527)
846 (526)
845 (525)
844 (524)
843 (523)
842 (522)
841 (521)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 15:31
Раздел: Общество

Марс ИБРАЕВ: «РЕЛИГИЯ ПРИЗВАНА ПОДНИМАТЬ ДУХОВНОСТЬ, А НЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЙТИНГИ»

Интервью с проректором Исламского университета Кыргызстана Марсом ИБРАЕВЫМ.

– Как вы оцениваете религиозную ситуацию в Кыргызстане?

– Религиозную ситуацию в стране после обретения суверенитета можно охарактеризовать как возврат к давней, некогда утерянной связи с традиционной религией. Период до 2010 года можно назвать стадией роста, такого своеобразного духовного ренессанса. С 2010 года начала проводиться систематизация: стали вводить новые законы, внедрять концепции, нацеленные на выработку религиозной политики. Однако текущая ситуация в сфере религии, по сравнению с соседними странами, считается более демократичной. Многие Джамааты ещё в 90-х годах пришли в Кыргызстан и действуют по сей момент. Некоторые из них признаны судами соседних стран экстремистскими или радикальными. Необходимости перечислять названия, думаю, нет. В этом смысле Кыргызстан оказывает влияние на соседние страны таким демократизмом.

– Но порой в адрес КР звучат обвинения, связанные со столь пёстрым религиозным плюрализмом. Такой дисбаланс негативно отражается на межгосударственных отношениях?

– Да, на межгосударственных отношениях это отражается. Религиозных ограничений, существующих в соседних странах, у нас нет. Таким образом, иногда в адрес нашей страны звучат обвинения и призывы к унификации законодательства. Позиция руководства страны по данному вопросу предельно ясна, а Кыргызстан проводит свою внутреннюю государственную религиозную политику. Видите ли, в определённых вещах мы уже немного опоздали. Может, на каком-то этапе времени можно было что-то запретить, но сегодня ситуация иная. Поэтому идти тем путём, которого придерживаются наши соседи, безрезультативно. Нам же необходимо выработать свою самобытную государственную религиозную модель.

– Возникают ли у Исламского университета коллизии по доктринальным моментам с Духовным управлением мусульман КР? Бывали ли подобные случаи?

– Исламский университет Кыргызстана, который я возглавлял на протяжении двух лет в должности ректора, находится под руководством ДУМК. По некоторым вещам – оперативным – были разногласия, но они не касались религиозно-канонических вопросов. Честно говоря, даже разногласиями это назвать трудно. Официально наша позиция полностью соответствует позиции ДУМК, и она базируется на едином вероучении.  

– Как мы помним, в первые годы независимости Кыргызстан наводнили различные эмиссары мусульманских стран – каждый со своими религиозными взглядами. Как вы расцениваете такой религиозный плюрализм?

– Знаете, у нас уже есть своя твердая позиция по религиозному вопросу, и мы не идём по стопам арабской, турецкой или какой-либо иной религиозной модели. Мы стремимся к созданию своей самобытной модели, которая не противоречит Корану. Для этого необходимо проводить много дискуссий, разработать методику. Если три-четыре года назад мы и задумывались о том, чтобы взять за основу ту или иную религиозную модель другой страны, то сегодня такой вопрос не стоит. Видите ли, менталитет, политическая обстановка в тех странах так или иначе повлияли на религиозную модель. Поэтому и нам нужно выработать свою самобытную модель. 

– Как выглядит позиция государства в этом вопросе?

– Существует госорган в лице Госкомиссии по делам религии при Президенте КР, которая и работает с ДУМК. Религиозная политика – сложный инструмент. У нас 85% населения исповедуют Ислам. Поэтому надо тонко совместить удовлетворение духовных потребностей населения с государственной политикой. На данный момент мы тесно взаимодействуем с Госкомиссией по делам религии и прочими структурами. Некоторые выражают опасения по данному поводу, называя такую работу исламизацией госструктур, однако я так не думаю. Полагаю, бояться ничего не надо, просто требуется своевременный контроль. 

– По статистике, насколько мне помнится, уровень религиозности госслужащих растёт. При этом одновременно растёт и уровень коррупции в госструктурах. Значит, для наших чиновников даже религия не является сдерживающим фактором?

– Ислам, конечно, может выступать в качестве сдерживающего фактора. Почему складывается подобная картина – потому что в последнее время увеличивается электорат. А электорат для политиков – важнейший ресурс. Поэтому, чтобы набрать себе электоральное преимущество, некоторые из политиков или госслужащих намеренно ведут такой образ жизни. Они стремятся показать людям свою нарочитую религиозность. Видите ли, Ислам должен проходить через сердце, а не просто служить внешней атрибутикой с традиционным посещением мечети и пятикратным намазом. Такие люди внешне выглядят набожными, но нет! Человек должен измениться нравственно! Он не должен обманывать, участвовать в коррупции. Поэтому подобной категорией людей Ислам понимается усечённо, ограничиваясь лишь внешней оболочкой. Практикующих мусульман много, а уровень коррупции растёт. Кстати, номинальная форма Ислама тоже зачастую может быть и формой политического популизма в стремлении получить симпатии избирателей. Я сам лично тоже боюсь политического Ислама. Ислам как религия – сам по себе духовная политика внутри верующего. Увы, зачастую Ислам используется нечистоплотными людьми для достижения корыстных целей. Политики воспринимают религию как инструмент, что противоречит самому Исламу. 

– ДУМК, кстати, тоже иногда обвиняют в неблаговидных деяниях, связанных с организацией священной обязанности мусульман Хаджем. Справедливы ли подобные обвинения?

– Человек, работающий в ДУМК и совершающий пятикратный намаз, не является ангелом или непорочным. Тут дело в отдельных людях, а не в ДУМК. Хадж и Умра связаны с финансовыми потоками. А где есть деньги, там и стычки, недопонимания. Неблаговидные деяния в ДУМК имеют место быть, и об этом люди говорят. Но это происходит на уровне отдельных персоналий, замешанных в делах. К тому же по Хаджу и Умре работает не только ДУМК, но и МИД КР, ГКНБ КР, МВД КР, АГА, Аппарат президента, правительства и прочие. И все как-то хотят «отщипнуть». И отдельные случаи в дальнейшем бросают день на весь ДУМК. В последнее время негативных обвинений становится меньше, так как отбор участников Хаджа проводится электронно, а платежи проводятся через банк. 

– По вашим словам, около 85% населения КР исповедуют Ислам. Довольно часто я слышу мнение, что статью Конституции о светскости надо упразднить. Ваше мнение?

– Нет, Кыргызстан должен оставаться светским государством. Верующим никак это не мешает и не дискриминирует. Просто люди порой неправильно это воспринимают. Существуют определённые группы верующих, которые впадают в крайности. Вот, допустим, многие граждане, видя, как много людей собирается на площади Бишкека для празднования религиозных мероприятий, заявляют о радикализации и бьют в набат. Но это не так. Люди, приходящие на праздничный намаз к центральной площади, не все придерживаются религиозных канонов, а выполняют лишь ритуальную часть. Полагаю, из 85% мусульман нашей страны только около 20% придерживаются канонов религии неукоснительно. Так, статью Конституции КР о светскости, считаю, упразднять не стоит. 

– Вы прекрасно помните, какой общественный резонанс вызвало строительство намазканы в «Белом доме». А противоречило ли это закону КР?

– Закону-то противоречило. Видимо, на то было политическое решение для оптимизации рабочего процесса, так как многие сотрудники оставляли рабочие места, ссылаясь на пятничный намаз. Наверное, пришли к альтернативному решению и построили намазкану в «Белом доме». Я там тоже был и пару раз вел собрание. Не видел там большую массу людей и политиков. Только определённая группа сотрудников, работающих там. 

– Сколько процентов верующих от общего числа являются приверженцами крайних форм?

– Точно сказать не могу, но думаю, от пяти до десяти процентов. Здесь приверженность к радикальным формам объясняется ещё и психологическим портретом людей, мировоззрением. Данная категория точно так же воспринимает Ислам – в радикальных формах. Они отвергают достижения современной науки, хотя она не противоречит Исламу.

– Осенью 2020 года состоятся парламентские выборы. Как вы думаете, станут ли политики разыгрывать религиозную карту?

– Да, политики с целью своей выгоды всегда стремятся завоевать электорат. Они прекрасно знают, что мечети посещает много людей. Поэтому религия в политике сыграет большую роль. Но результат будет плачевным. Это вызывает у меня опасения. Религия призвана поднимать духовность, а не политические рейтинги. Религиозные деятели тоже не должны вмешиваться в политику. На выборах избиратели должны голосовать за профессионалов, а не за внешнюю религиозность, ставя её как критерий. Человек может читать пятикратный намаз и при этом обманывать, участвовать в коррупции. Поэтому призываю всех мусульман и религиозных деятелей не идти на поводу у популистов, маскирующихся за внешне религиозным фасадом. 

Подготовил 
Эрик ИСРАИЛОВ

30 октября 2019 г. 

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2019 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg