ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
22 сентября 2020, 16:45

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
881 (561)
880 (560)
879 (559)
878 (558)
877 (557)
876 (556)
875 (555)
874 (554)
873 (553)
872 (552)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 15:21
Раздел: Политика

Зеэв ХАНИН: «Совершенно очевидно, что ни в Москве, ни в Анкаре не заявляют о том, что противоположная сторона является врагом»

Интервью с профессором политологии Университетов Ариэль и Бар-Илан Зеэвом ХАНИНЫМ (Израиль).

– Зеэв Эммануилович, как бы вы охарактеризовали ситуацию, складывающуюся на сирийском треке?

– Я бы сказал, что сирийскую ситуацию необходимо воспринимать в более широком контексте, так как кардинально меняется расстановка политических сил на Большом Ближнем Востоке. На сегодняшний день основными акторами, задающими тон событиям в Сирии, являются Россия и Турция, как мы понимаем; режим Б. Асада и Иран тоже являются функциями, но играют скорее вспомогательную роль. Израиль стороной данного конфликта не является, коль скоро те соглашения, которые были между Б. Нетаньяху и В. Путиным, сохраняют свою релевантность и продолжают выполняться, насколько мы можем судить. Так вот, учитывая, что Россия и Турция на сегодняшний день с одной стороны формально поддерживают отношения, но с другой стороны являются конкурентами практически по всем пунктам (это касается ситуации с сирийскими курдами, ситуации с Идлибом, ситуации, касающейся присутствия и зоны турецкого влияния в Сирии), и, разумеется, то, что обе стороны, как Россия, так и Турция, поддерживают разные стороны в ливийском конфликте – это всё говорит о том, что между двумя странами существуют довольно серьёзные разногласия. А это, в свою очередь, понятное дело, выплёскивается на сирийское поле. Тем более, что между Москвой и Анкарой есть довольно немало разногласий. К примеру, в Москве без особого восторга относятся к двойной игре, которую Анкара ведёт с одной стороны с Россией, а с другой – с США. Также есть некая игра, которую в России тоже воспринимают без особого восторга, касающуюся постоянных угроз со стороны Турции опрокинуть то, что называется «Астанинским процессом». В Анкаре тоже задаются вопросом, в какой степени Россия поддерживает прежнюю концепцию по превращению Турции в хаб поставок основных углеводородов в Западную Европу; и нет ли каких-то соглашений, которые касаются участия Израиля, стран Восточного Средиземноморья и египтян в обход Турции в поставках газа в Европу. Короче говоря, история довольно-таки масштабная.

И хотя внешне кажется, что всё это ограничивается сирийским полем, я же думаю, дело обстоит как раз прямо противоположным образом.

– Можем ли мы говорить об откате назад, казалось бы, наладившихся отношений России и Турции?

– Полагаю, мы живём в эпоху постмодерна – не только в период незамкнутых стратегий, незамкнутых треугольников, когда враг твоего друга не обязательно твой друг, а может быть и врагом, – но ещё и когда большие субъекты и великие державы, региональные державы разыгрывают разные игры на различных полях. Так что по целому ряду параметров понимания Турции и России действуют и даже углубляются, а по другим параметрам они находятся в состоянии конфликта. Совершенно очевидно, что ни в Москве, ни в Анкаре не заявляют о том, что противоположная сторона является врагом. Скажем, в Турции говорят, что противником является Б. Асад, стараясь не упоминать Россию; в России же говорят о том, что в Сирии идёт борьба правительства Б. Асада с террористами. При этом, по крайней мере, не упоминается или прямо не обвиняется в этом контексте Турция.

Хотя и там раздражены тем, что Турция оказывает покровительство так называемой умеренной оппозиции, но вполне радикальным исламистам. Таким образом, мы не можем говорить, что отношения между странами безоблачны. Но и говорить о том, что они являются открыто конфликтующими сторонами, было бы большим преувеличением.

– Стороны соблюдают политическую корректность…

– Если не политкорректность, то по крайней мере они пытаются соблюдать какую-то форму стратегической корректности, так как события развиваются чрезвычайно быстро.

– Могут ли на этом фоне «пробуксовывать» стратегические экономические проекты, которые находятся на стадии практической реализации?

– Как я ранее сказал, Турция не уверена в том, что Россия готова участвовать в данных проектах, не имея той или иной задней мысли. В том пункте, где интересы сторон совпадают, надо полагать, данные инфраструктурные проекты будут в значительной степени реализовываться, особенно, когда речь идёт о безопасности. В качестве примера мы можем взять военное сотрудничество. Скажем, несмотря на сопротивление американцев и НАТО, турки всё-таки приобретают С-400. Некоторые израильские эксперты полагают, что это делается не для противостояния с Израилем, США или союзникам по НАТО, а для гарантии собственной безопасности. Подобное предположение может быть фантастическим, но если мы посмотрим на происходящее в последние годы, то абсолютной фантастикой данное предположение не покажется. Короче говоря, я думаю, до тех пор, пока по старой пословице «здесь играем, а здесь не играем» обе стороны готовы вести свою политику, никакой особой драмы или драматического разрыва, по крайней мере декларированного разрыва во взаимоотношениях, мы с вами не увидим.  

– Как изменилась проиранская политическая инфраструктура в регионе после убийства генерала К. Сулеймани?

– У нас очень мало информации на этот счёт. Скажем так, по крайней мере, израильские эксперты полагают, что этой инфраструктуре был нанесён чрезвычайно тяжёлый урон. Но главное, не столько ликвидация того или иного лидера, сколько удар по подпитке этой инфраструктуры. Судя по той линии, которую проводит Д. Трамп и Вашингтон, надо полагать, удавка там затягивается. Поэтому для иранцев становится крайне непросто не только расширять, но и, по крайней мере, поддерживать функционирование такой инфраструктуры. Хотя они надеются на прорыв, при котором никакие жертвы не будут напрасными. Но пока что неочевидно, что это удаётся им сделать. Я бы сказал, что все карты ещё открыты. Они лежат. И вопреки тому, что происходит в покере, когда карты открываются и всё заканчивается, ближневосточная игра не закончена совсем.

Беседовал Эрик ИСРАИЛОВ

5 марта 2020 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2020 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg