ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
14 июля 2020, 00:29

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
873 (553)
872 (552)
871 (551)
870 (550)
№ 869 (869)
21 мая
868 (548)
867 (547)
866 (546)
865 (545)
864 (544)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 10:54
Раздел: Политика

Жамин АКИМАЛИЕВ: «Олигархи-импортёры – паразиты, кровно заинтересованные в том, чтобы в стране не выращивали свою пшеницу!»

Интервью с академиком, директором Института земледелия Жамином АКИМАЛИЕВЫМ.

– Жамин Акималиевич, пандемия коронавируса наглядно показала, как государства изолировались, закрывая границы. Подобные меры, прежде всего, обусловлены стремлением обеспечить безопасность страны. Кыргызстан не стал исключением. Наряду с этим остро встал вопрос продовольственной безопасности. Насколько самодостаточна наша страна в данном аспекте? 

– Продовольственная безопасность страны обеспечивается в том случае, когда в самой стране производится не менее 85% основных девяти стратегических продовольственных позиций. Стратегические продовольственные позиции – это шесть видов растениеводческой продукции и три вида животноводческой. Так вот по девяти продуктам мы сами должны производить всё необходимое. Кроме того, в стране должен быть страховой запас, составляющий около 20% от общей потребности, или, как обычно говорят, «трёхмесячный запас». Но, как признался сам премьер, в нашем запасе находилось всего лишь 60 тысяч тонн пшеницы. А должно было быть 200 тысяч тонн! Я уже не говорю о других видах, которых, судя по всему, там и не было! То есть в этом году в стране, по существу, отсутствовал страховой запас! 

– Значит, премьер тоже не уделял должного внимания данной проблеме раньше?

– Да. Как недавно заявил сам М. Абылгазиев, «необходимо взять более решительный курс на обеспечение граждан страны продуктами питания, произведенными местными сельхозпроизводителями. Пандемия нас многому научила, скорректировала взгляды на развитие аграрной отрасли». Продовольственная безопасность, как показал коронавирус, остаётся одной из главнейших задач всего государства. От продовольственной безопасности зависит безопасность всей страны. И если какая-то страна зависит от поставок продовольствия из другой, то можно ли говорить о суверенитете? 

– Приведите статистику, сколько тонн мучных изделий потребляет наша страна? 

– Чтобы обеспечить всё население Кыргызстана хлебом, нам требуется ежегодно производить не менее одного миллиона тонн пшеницы. И ведь когда-то в Кыргызстане производился этот объём. В советское время в нашей стране объём составлял около двух миллионов тонн! Мы даже делились своим профицитом с соседними республиками. Более того, даже в 2009 году в стране произвели чуть более одного миллиона тонн пшеницы. Так, наши потребности полностью покрывались за счёт собственного производства. Затем, как ни странно, по линии правительства пошла антипшеничная политика. Стали сокращаться посевные площади пшеницы, а дефицит начал покрываться импортом из Казахстана. Я и тогда выступал против, заявляя о необходимости собственного производства. Все прекрасно помнят, как Казахстан закрывал границу. Первый подобный случай имел место ещё во времена А. Акаева. Наша сторона в ответ прекратила подачу воды, и только тогда границы открыли. Я не возражаю против импорта. Пусть, например, завозят индийский чай, который у нас не растёт, или экзотические фрукты. Но зачем пшеницу покупать за пределами страны, когда мы сами можем её произвести?  Так, например, в Иссык-Кульской области раньше выращивали пшеницу с высоким уровнем клейковины, и этот регион считался житницей нашей страны. То есть возможности у нас есть все. Сегодня картина печальная. В 2019 году в стране произвели всего лишь 600 тысяч тонн.

В два раза меньше необходимого! Более того, стали агитировать фермерские хозяйства, чтобы не сеяли пшеницу, а занимались другими «доходными» культурами, например, чечевицей. Поэтому надо менять такую порочную практику. Только по трём стратегическим позициям мы закрываем потребности: картофель, овощи и молоко. Собственное производство хлебобулочных изделий мы обеспечиваем только на 60%; растительного масла – 20%; сахара – 70%; фруктов – 35%; мяса – 65%; яиц – 47%. Куда это годится? Поэтому в целом наша продовольственная безопасность покрывается только на 33%. А весь остальной дефицит компенсируется импортными поставками. В Кыргызстан ежегодно завозится импортной сельскохозяйственной продукции примерно на 700 миллионов долларов, а ведь всё это мы могли бы произвести сами и сэкономить 50 миллиардов сомов. Казалось бы, пандемия коронавируса обнажила проблемы и Минсельхоз должен в корне пересмотреть свою политику, но нет! Министерство занимается текущей работой, сбором недостоверных сведений, но только не вопросами продовольственной безопасности. Ведь если мы своими силами закрываем только три из девяти стратегических продовольственных позиций, то надо сделать серьезные выводы и принимать исчерпывающие меры. Однако ничего не делается ни со стороны правительства, ни со стороны Минсельхоза! Печальное явление! 

– Президент страны сам возглавлял Минсельхоз и лично знает все проблемы, и при этом не уделяется внимание?

– Да, С. Жээнбеков работал министром сельского хозяйства в 2007 году. Понимаю, у него, возможно, много и других важных дел. Он, бесспорно, уделяет много внимания вопросам ирригации, вводу новых пахотных земель, добиваясь выделения финансовых средств. Но продовольственная безопасность понятие более широкое.

– Какая-то несостыковка, в моем понимании. Президент добивается ввода новых пахотных земель, при этом площадь пахотных земель сокращается? 

– Вы правы. Орошаемые земли занимают всего 4% территории, но дают 90% всей выращиваемой сельхозпродукции. Если на заре нашей независимости в стране насчитывался миллион гектаров орошаемых земель, то сегодня осталось 860 тысяч гектаров. Так, за эти годы 140 тысяч гектаров орошаемой земли были потеряны! Правительство вообще дистанцировалось от решения проблем, связанных с земельными ресурсами, ссылаясь на частное владение ими. Государство должно хотя бы проводить мониторинг, следя за состоянием земель. 

– В парламенте неоднократно поднимают вопрос легализации самозахваченных земель. Как решать данную проблему?

– Меня очень печалит, что законодательный орган сам же и способствует разбазариванию наших пахотных земель. Каждый раз, видимо, когда кому-то необходимо, они дружно собираются и грубо нарушают введённый самим парламентом мораторий, категорически запрещающий использование пашни – нашего главного сокровища – на несельскохозяйственные нужды. Если депутаты так делают, то что уж говорить о рядовых гражданах? Более того, депутаты добились отмены НДС для олигархов-импортёров муки! В результате бюджет страны не будет получать 650 миллионов сомов ежегодно! И наряду с этим сам премьер заявляет, что доходная часть бюджета в этом году уменьшится практически на 35 миллиардов сомов. Просто воспользовались трагической ситуацией с пандемией и образовавшимся дефицитом пшеницы, который мы сами и допустили. Олигархи-импортёры – паразиты, кровно заинтересованные в том, чтобы в стране не выращивали свою пшеницу! Отечественная пшеница тоже при правильном выращивании может содержать клейковину на уровне 27-30%. Миф, что в нашей пшенице недостаточно клейковины, придумали сами олигархи, чтобы обогатиться до потери сознания. Они же себя и от налогов при этом освободили! А Жогорку Кенеш, пользуясь трагедией, моментально в трёх чтениях за один день принял закон! Вот лоббирование! Президент пока сомневается и не подписывает. Я же призываю Сооронбая Шариповича не подписывать данный антинародный закон и вернуть обратно. Что же касается строений, образовавшихся путём захвата сельхозземель, то речь идёт о создании прецедента. Ведь сами законодатели пытаются узаконить самозахват орошаемых земель, за который предусмотрена уголовная ответственность. Вообще, данный состав Жогорку Кенеша показал, каким не должен быть парламент. Досадно, что ни парламент, ни правительство, ни глава государства не уделяют должного внимания сохранению нашего золотого земельного фонда. 

– Экспорт сельскохозяйственной продукции растёт – сообщает правительство. Отражают ли данные заявления реальную картину?

– Думаю, экспорт возможен в рамках продовольственной безопасности. Как можно экспортировать мясо, когда нам самим его не хватает? Например, мы экспортируем живой скот в Казахстан и дальнее зарубежье, но в то же время в страну завозится из-за рубежа около 40 тысяч тонн некачественного мяса. Где разум? Тот же знаменитый баткенский урюк за копейки закупают таджики, а затем его перерабатывают и получают миллионные прибыли. Наш Минсельхоз называется Министерство сельского хозяйства, пищевой промышленности и мелиорации. Подчёркиваю – «пищевой промышленности». А оно просто созерцает и наблюдает, но не управляет производством, не занимается его планированием. Возникает вопрос, кому нужно такое министерство? Да никому, тем более простым крестьянам. Существующий Минсельхоз надо просто сломать и построить совершенно другую систему управления аграрным производством. Печально, что и министр сельского хозяйства не знает эту сложную сферу, так как не является специалистом сельского хозяйства. Меня поражает, почему такого человека утвердили в Жогорку Кенеше, а потом и указом Президента? У нас ведь много толковых специалистов, но почему-то их никто не пропускает! По какому принципу подбираются кадры? 

– Вы же сами сказали, что указом главы государства он был назначен…

– Говорили, что он пять лет до назначения работал заместителем министра и занимался перерабатывающей промышленностью, которую и развалил. Я ещё тогда говорил, разве можно назвать переработкой, когда в республике перерабатывается по одному проценту урюка, мяса и картофеля? Это разве дело? Главный критерий, по которому должны назначаться кадры, – это профессионализм. Ведь от некомпетентного руководителя страдает вся отрасль, от которой зависит продовольственная безопасность всей страны!

Беседовал Эрик ИСРАИЛОВ 

21 мая 2020 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
10:40 // Общество
«Феноменальное» ожидание: Несколько мыслей о «кухне» Чон казата
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2020 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg