ГлавнаяНовостиГазетаRSS

Информационно-аналитический портал «PR.kg»
21 ноября 2018, 07:26

← вчерасегодня ↓

интернет газета интим знакомств
811 (491)
810 (490)
809 (489)
808 (488)
807 (487)
806 (486)
805 (485)
804 (484)
803 (483)
802 (482)
Архив ↓
смотреть материалы номера:
Опубликовано в 19:02
Раздел: Политика

СИТУАЦИИ ВОКРУГ ИРАНА: ПРЕДПОСЫЛКИ И БУДУЩЕЕ

СИТУАЦИИ ВОКРУГ ИРАНА: ПРЕДПОСЫЛКИ И БУДУЩЕЕ

Иран – страна с почти 3000-летней непрерывной государственной традицией. Иран является самым древним после Китая из непрерывно существующих государств мира. Иран и Турция – старые государства, никогда не подвергавшиеся колонизации. Это стало объективной основой самосознания и стойкости народа. Иран – самый искушенный из внешних игроков в Центральной Евразии (ЦЕА).

Иран имеет выходы к важнейшим транспортным артериям мира, что позволяет контролировать наиболее выгодные в экономическом плане пути транзита углеводородного сырья из Каспийского моря, равно как и любые товаропотоки, идущие с Юга на Север.

Экономика Ирана – вторая по размеру в Западной Азии и Исламском мире после Турции, страна является одним из наиболее технологически развитых государств региона.

ИРИ поставляет нефть в ЕС, Японию, страны БРИКС – Китай и Южную Африку. Здесь весьма активно действует японский капитал. Запасы энергетических ресурсов и географическое положение делают Иран одним из главных объектов современных геоэкономических войн, а перманентно происходящее усиление позиций ИРИ в мире ислама, в регионе Ближнего и Среднего Востока, Южной Азии превращает Иран в один из критически важных центров мировой и региональной геополитики.

В 70-е годы темпы роста ВВП Ирана превышали 10%, а в 1990-1994 гг. – 8-10 % ежегодно. С 1992 г. иранская политика в ЦЕА поддерживается Россией.

Из 80-миллионного населения страны только чуть более половины населения персы, 25% составляют азербайджанцы, а курды – 11%. Азербайджанцы и курды представляют определенную опасность для целостности Ирана.

В 16 в. Иран стал шиитской страной, что, естественно, отделило его от соседних суннитских стран. Персия была сильным и влиятельным государством в 17 и 18 веках, но под конец 19 века Персия превратилась в полуколониальное государство.

Радикализм шиитского Ирана привел к полному разрыву связей с немусульманским миром, встретил противодействие со стороны соседних арабских стран, возглавляемых суннитами. С ОАЭ у Ирана продолжается давний территориальный спор по поводу принадлежности трех островов: Абу-Мусы, Большого и Малого Томба. Иран захватил их в 1971 году и благодаря этому может осуществлять контроль над “нефтяной дорогой” на выходе из Персидского залива. Арабские государства настороженно относятся к Ирану из-за стремления нарастить свою военную мощь.

Иран находится в международной изоляции, будучи зажатым между ядерным Пакистаном, враждебно настроенными талибами и недружественными Турцией, Израилем и американским флотом в Персидском заливе. В связи с этим вынужден искать союзников. Поэтому в исламском мире Иран занял позицию не персидского национализма или даже не прошиитскую, а позицию защиты общеисламских интересов, и это дает ему возможность выступать лидером исламского мира. Стать главным центром силы в Персидском заливе – это долгосрочная цель внешней политики Ирана.

Американцы уходят из шиитского Ирака и оставляют там огромное влияние Ирана. Именно поэтому Европа и США сейчас всеми силами «наезжают» на Иран, вплоть до полного эмбарго, лишь бы ослабить там его позиции.

В мае 2006 в Иране зарегистрирована первая на Ближнем Востоке нефтяная биржа, на которой цены на «черное золото» определяются в евро. Это событие никак не скажется на стоимости нефти на мировых рынках, зато может отразиться на курсе доллара. Новая биржа стала пятой нефтяной торговой площадкой в мире после Нью-Йорка, Лондона, Сингапура и Токио. На всех биржах, кроме иранской, операции проводятся в долларах. Ближневосточная биржа была зарегистрирована на острове Киш в Персидском заливе. Напомним, что такие же намерения Каддафи привели к фатальному исходу в Ливии.

Иран не располагает собственными запасами урана, а купленный в Южной Африке в 70-е годы прошлого века уран уже на исходе. Нужно где-то закупать уран, а это бесперспективно в условиях тотального контроля над поставками в Иран подобного рода материалов.

Иран нуждается в модернизации вооруженных сил и новейших технологиях. Получить все необходимое Иран может у России. Отказ от продажи С-300 доставил неприятности Ирану. Отсутствие перспективы может развернуть поиск источников получения оружия в сторону Китая.

США рано или поздно опять смогут привязать Иран к себе. Еще в 1996 году была создана специальная группа по пересмотру американской политики в отношении Ирана. Ее участники согласились на “особую” роль Ирана при условии, что он “изменит поведение”.

Иран старается войти в ШОС, чему препятствует мораторий. Но ШОС не останется в стороне в случае военной агрессии. Ирану не обязательно вступать в ШОС, ему лучше вступить в ОДКБ – это будет полезно для обеих сторон, чего нельзя сказать о ШОС. Самая критически важная помощь Ирану – системы ПВО. Членство в ОДКБ может стать институциональной основой для продажи Ирану этих систем, скажем, Белоруссией, которой особо нечего терять.

Если взять военно-политическую составляющую, то Израиль сейчас не готов к каким-то масштабным боевым действиям. Он не готов ни по политическим, ни по экономическим причинам. Ситуация 2006 года, когда Израиль нуждался в маленькой победоносной войне, в результате привела чуть ли не к крупнейшему внешнеполитическому поражению Израиля за последние годы. Это поражение последовало в Ливане, а не в Иране. Уничтожить ядерный потенциал Ирана – это не то же самое, что уничтожить ядерный потенциал Ирака.

Иран сейчас находится в относительно сильной позиции. США очень заняты внутренним давлением в стране в связи с экономическими проблемами, кроме того, Америка пытается положить конец войне в Афганистане и разработать адекватную политику в отношении арабского мира, который переживает волнения, беспорядки и нестабильность.

На США тяжелейшим бременем висит оплата военного присутствия в Афганистане, которое обходится им ежемесячно в миллиарды долларов. В этой ситуации Америка будет вынуждена тщательно просчитать стоимость и шансы на успех вторжения в Иран.

Турция нуждается в Иране как в источнике энергоносителей. Никакое обхаживание со стороны американцев не заставит любое правительство в Анкаре отказаться от торговых взаимоотношений с Ираном. Особенно после шумной ссоры с Израилем и Европой. Шиитское правительство в Багдаде имеет тесные связи с Ираном. Страны Персидского залива балансируют на грани повтора «арабской весны». Таким образом, Ирак, Турция и страны Персидского залива уже нельзя рассматривать в качестве вариантов для нанесения удара по Ирану.

С точки зрения военной логистики, ситуация не очень хорошая. На крупнейшую авиабазу «Инжирлик» в юго-восточной Турции рассчитывать не приходится. Базы в Афганистане снабжались/снабжаются через Пакистан, постсоветское пространство, и они тоже под вопросом. Отношения США с Пакистаном и Россией на данный момент оставляют желать лучшего. База на острове Диего-Гарсия – достаточно далеко.

В соответствии с новой стратегией силы США более не будут иметь размера, позволяющего проводить «крупномасштабные продолжительные операции по установлению стабильности» подобные афганской и иракской кампаниям. В новой стратегии содержится и признание того факта, что США по финансовым соображениям в перспективе не смогут позволить себе содержать такое количество наземных войск, которое бы позволяло одновременно вести две войны и одержать в них победу.

В концентрированном виде интересы США сформулированы в книге З. Бжезинского «Великая шахматная доска». США должны разыграть свою партию, чтобы удержать мировое превосходство – это сердцевина идеи, которая пронизывает книгу. Заметим, что в течение обозримого будущего это и в интересах региона – для сдерживания китайской экспансии.

Политика администрации США в отношении Ирана все более и более ведет к тому, о чем когда-то предупреждал З. Бжезинский: «Коалиция России одновременно с Китаем и Ираном может возникнуть только в том случае, если США окажутся настолько недальновидными, чтобы вызвать антагонизм в Китае и Иране одновременно». США, проводя по отношению к Ирану агрессивную политику, создают идеальные условия для дальнейшего сплочения Ирана и России по важнейшим вопросам их политики. Изменение геополитической ситуации побуждает Иран к расширению политического и экономического сотрудничества и с Китаем.

Корни американо-иранского противостояния – в национализации американских и британских нефтяных компаний, произошедшей после исламской революции 1979 года. Лобби со стороны владельцев этих компаний определяет иррациональность действий США и Великобритании, идущих вразрез с их долгосрочными национальными интересами.

Воинственные заявления Израиля связаны с внутриполитической ситуацией. Дело в том, что Израиль сейчас переживает в социально-экономическом отношении не лучшие времена. Да и не могут политики Израиля просто так оставить риторику Ахмадинежада в отношении своей страны на фоне ядерной программы. Это чревато перехватом инициативы другими политиками.

Что касается внутриполитической ситуации, то нынешняя власть может предъявить населению в основном успехи в военной, ядерной, космической и подобного рода областях. Поэтому иранскому режиму выгодно создание этого образа могучего, сокрушающего, опасного для всех государства.

Произошло взаимное совпадение интересов и со стороны Запада, и со стороны Ирана. И эта иранская мистификация просто набирает обороты и обрастает все новыми и новыми подробностями.

Истерия вокруг Ирана отвечает планам администрации Обамы оставить в Ираке не менее 10 тысяч солдат из находящегося там сегодня 47-тысячного контингента. Но, учитывая непопулярность «иракской экспедиции» в самих США, для перевода контингента из временного в постоянный требуется серьезное обоснование. И оно найдено – «иранская угроза». Такое развитие событий нанесет сокрушительный удар по общим позициям США на Ближнем Востоке, сведет на нет колоссальные и болезненные инвестиции Америки, вложенные кровью и деньгами, а также серьезно затруднят действия США по окружению Ирана сетью военных баз, которые в случае необходимости будут использованы в качестве плацдарма для силового воздействия на Тегеран.

Крупное газовое месторождение, найденное на Каспии, является искушением для ЕС, поскольку увеличивает шансы на реализацию проекта Nabucco, для которого пока сильно не хватает сырьевой базы. Подключение Ирана к данному проекту решило бы все его проблемы.

А Евросоюз в критической ситуации с Грецией, Италией и Испанией заставляют искать альтернативу иранской нефти. Это похоже на хронику планируемого самоубийства евро.

Анализ истории региона показывает в целом переменное доминирование четырех акторов (4-й – «гастролер» – меняется), а после 1828 года – трех: Север, Восток, Запад. На настоящем этапе все трое практически в оптимуме, лет через 10 почти в оптимуме будут 4 вектора (добавится Запад – Иранский вектор). Например, за всю обозримую историю Афганистана Иран доминировал в нем примерно 17 веков, Китай – 4,5 века, СССР/Россия – 1 век, США – 10 лет…

Только массированные инвестиции со стороны США, Турции, Ирана и арабских стран по созданию нефтяного комплекса, ориентированного на Запад и Ближний Восток, способны (1) поставить заслон на пути экономических и политических амбиций Китая. Китай нужен России для (2) сдерживания угрозы радикал-исламизма.

Талибы пока держат регион в напряжении, тем самым изолируя Китай от иранской нефти и газа. Но изолировать Китай от иранской нефти и газа можно и другим путем. Чтобы сдержать Китай, необходимо нормализовать отношения Иран – Запад и Иран – арабский мир. Усиление Ирана в рамках нормализации его отношений с Западом могло бы решить и задачу 1, и задачу 2.

В заключение, исходя из «закона» А. Ордын-Нащокина (1605-1680) – «дружить не с соседом, а через соседа», – приведем систему «геополитических уравнений»:

1. Отношения КНР – Пакистан (позитивные +), а Пакистан – Иран (негативные –), значит отношения КНР – Иран (тоже должны быть –).

2. Индия – Пакистан (–), а Пакистан – Иран (–), значит отношения Индия – Иран (должны быть +).

3. Индия – Иран (+), а Индия – США (+), значит отношения Иран – США (должны быть +).

4. США – Пакистан (–), а Пакистан – Иран (–), значит отношения США – Иран (должны быть +).

Уравнения 3 и 4 не соответствуют сейчас действительности.

Проверяем систему связкой уравнений 4 и 1:

Если отношения США – Иран (+), а КНР – США (–), то отношения КНР – Иран должно быть (–). Так оно в первом уравнении и есть.

Из этой системы «геополитических уравнений» следует, что проблемы во взаимоотношениях США и Ирана носят субъективный, временный характер. И они могут прийти в норму, как это было при шахе Пехлеви треть века назад.

Россия потеряла влияние в Афганистане и, похоже, не спешит его восстанавливать. Для того чтобы восстановить влияние в Афганистане, надо вернуться в постсоветскую Центральную Евразию. Если Россия не сделает этого, а Запад нормализует отношения с Ираном, – геополитический расклад будет совершенно иной.

Иран после России является наиболее важной для ЦЕА страной с его выгодным географическим положением и индустриальным опытом. Иран – будущая великая держава в регионе. Только Иран представляет собой логического и естественного партнера ЦЕА. Через 15-20 лет Иран должен стать развитой страной и занять первое место в регионе по экономическому, научному и культурному развитию.

Основной императив для стран региона – не нарушать сложившийся стратегический баланс. Одинаково плохо как резкое усиление, так и резкое ослабление значимых игроков. С этой позиции страны региона не заинтересованы ни в поражении Ирана, ни в его резком усилении в случае оздоровления отношений с США. В этом случае связка США – Иран может оказаться значимей связки РФ – Китай.

Поэтому текущая конфронтация США – Иран без обострений – на руку странам региона. В этом случае постепенное возвышение Ирана компенсирует постепенное(?) ослабление США, а в сумме влияние России, Ирана и США будет продолжать сдерживать китайскую экспансию, которая и является действительно долговременной проблемой региона.

Постепенное возвышение Ирана менее опасно для региона по сравнению с его военным поражением.

Вероятность войны Запада и Ирана в ближайшее время не очень велика. С Ираном у них скорее блеф, обусловленный или спекулятивными причинами – остаться в Ираке, или предвыборной риторикой, и/или внутренними проблемами (Израиль).

Проблемы Ирана могут усугубиться, если резко ухудшится мировой финансовый кризис или падет режим в Сирии. А Башар Асад – единственный союзник Ирана в арабском мире.

Россия, если она действительно хочет стать лидером Евразийского Союза, должна «колебаться вместе с линией» Евразийского, а не Атлантического пространства.

Мурат СУЮНБАЕВ

18 апреля 2013 г.

Новый комментарий

Я хочу


Введите символы на картинке:

Пожалуйста, ознакомьтесь с правилами добавления комментариев.
Комментировать
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА
19:15 // Экономика
ОсОО «Кутисай Майнинг» опровергает...
19:02 // Политика
СИТУАЦИИ ВОКРУГ ИРАНА: ПРЕДПОСЫЛКИ И БУДУЩЕЕ
18:45 // Общество
Навязывание препаратов детям: психиатрия разрушает жизни
18:37 // Спорт
Весна патриарха: Петр Лисичкин
eXTReMe Tracker
© Информационно-аналитический портал «PR.kg», 2018 г.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов сайта в сети Интернет и СМИ ссылка на сайт «www.pr.kg» обязательна.
По вопросам размещения рекламы и рекламного сотрудничество обращаться:
Телефоны редакции: (312) 34-34-11, 34-34-27
Администратор сайта: (312) 39-20-02
Факс: (312) 34-34-75
Электронная почта: or@pr.kg
Старая версия, Текстовая версия новостей